В селе Лиманское Ренийского района разгорелся конфликт между соседями Николаем Аврамом и Георгием Каравасили, который, однако, вряд ли можно назвать бытовым. Камнем преткновения стали деревья, которые первый высадил на пустыре напротив своего дома, а второй, он же бывший землеустроитель сельсовета, считает эти действия самозахватом земли, а сами деревья «незаконными» и требует их выкорчевать.

– Я проживаю по Огородному переулку (это окраина села), и напротив моего дома находится трансформатор с прилегающей к нему территорией, – рассказывает Николай Владимирович. – Этот участок земли долгое время представлял собой пустырь, на котором рос дурман, достигая метровой высоты. Лет пять назад, видя такое дело, я решил его облагородить, посадить на нем фруктовые деревья (айву, чернослив, яблоки, орехи), они, кстати, уже плодоносят (кроме того, растут там и три акации). Мою инициативу поддержал сосед Владимир Аждер: часть деревьев посадил он. Все деревья высажены вдоль дороги и никак не мешают движению транспорта, который здесь и так слишком часто не проезжает. Деревья образуют своего рода клин, который можно объехать и с одной, и с другой стороны. И вот эти деревья, посаженные мной и соседом, с самого начала стали мешать другому нашему соседу, Георгию Каравасили, который когда-то работал в сельсовете землеустроителем. Он заехал туда на тракторе и поломал фруктовые деревья, у меня даже подтверждающие фотографии есть. Он объяснил мне, что это получилось случайно, что на самом деле он собрался убрать оттуда свой мусор и трактор, как говорится, не вписался. Но я ему не верю! Кроме того, он свой мусор еще и поджег там – прямо впритык к деревьям! Зачем такое делать?

Н. Аврам в беседе с нами не раз подчеркивал, что не считает этот земельный участок своим и не претендует на него, а просто не хотел, чтобы он пустовал и зарастал сорняками, от которых для экологии села нет никакой пользы.

– Даже если этот пустырь не мой, в каком законе написано, что я не имею право посадить на нем деревья? – искренне сокрушается он. – Тем более что я садил не для себя лично, а для общего пользования: каждый, кто хотел, мог приходить и срывать плоды, я никому это не запрещал и запрещать не собираюсь. Там даже ограждения никакого нет, доступ свободный для всех желающих.

Георгий Каравасили с доводами соседа категорически не согласен:

– Согласно генеральному плану строительства села, на том месте, где Аврам посадил деревья, пролегает дорога, – отмечает он. – Кто имеет право, по своему желанию, взять и посадить деревья на проезжей части дороги, прикрываясь тем, что он «облагораживает» территорию? Это абсурд! Самовольный захват земли –уголовное дело. К нарушителю закона нужно принять меры, наказать его, заставить выкорчевать деревья, тем самым освободить проезжую часть по ул. Лиманской.

– Николай Аврам и Георгий Каравасили конфликтуют по этому поводу давно, и суть их конфликта мне хорошо известна, – комментирует противостояние двух соседей землеустроитель сельского совета Н.Д. Замфираки. – Земельный участок, на котором Аврам высадил деревья (не фруктовые, как он говорит, а обычные, неплодоносящие), находится прямо там, где должна пролегать дорога. Я сделал ему предупреждение, что это не его земля, и что он занимается самозахватом. По закону, он не должен садить там ни деревья, ни что-либо еще – это земли запаса сельского совета. Соответственно, он и конфликтовать ни с кем не должен по этому поводу, поскольку это не его частная собственность. Честно говоря, я не знаю, с какой целью он посадил эти деревья, и когда Каравасили захотел убрать с этого участка мусор, то не смог заехать с трактором и искорежил пару деревьев. Это и стало отправной точкой конфликта. Николай Владимирович пришел с жалобой на Георгия Евгеньевича, мол, зачем он повредил деревья, стал говорить о их пользе для села. Поверьте, я тоже за экологию, но только чтобы всё было законно. Аврам, как и любой другой гражданин, безусловно, имеет право садить деревья, но только на своем участке. Я объяснил ему, как должно быть согласно нормам земельного законодательства, однако он, к сожалению, продолжает настаивать на своей точке зрения, утверждая, что Каравасили специально портит деревья, чтобы навредить. Одним словом, Аврам, если смотреть строго с позиции закона, в этой ситуации неправ.

То, что транспорта там проезжает очень мало, это правда. Он заезжает, как правило, только тогда, когда идет уборка урожая, обработка земли. Правдой является и то, что эти деревья не мешают движению транспорта (по крайней мере, никто на них не жаловался), однако это обстоятельство никак не оправдывает Николая Владимировича, потому что по закону он не имел права предпринимать какие-то действия на участке, который ему не принадлежит. К сожалению, у нас еще нет генерального плана села, мы планируем завершить его разработку только к концу года. Будь он у меня на руках, я наглядно, на карте местности показал бы Авраму, что какими бы благими намерениями он ни руководствовался, садить там деревья он не имел никакого юридического права. Наличие генерального плана дало бы возможность не только решать подобные конфликты в правовом поле, но и не позволило бы им вообще возникать, потому что в нем четко было бы прописано, где чья земля, где должна располагаться проезжая часть, какие должны быть расстояния между деревьями и проезжей частью и т.д. Пока же такого документа у нас на руках нет, доказать что-то Авраму очень трудно – он продолжает стоять на своем.

Между тем и.о. сельского головы, секретарь Лиманского сельского совета Г.В. Клошка не поддержала своего подчиненного.

– То, что Николай Аврам высадил на этом пустыре деревья, я считаю, что это неплохо, – сказала Галина Васильевна. – Наоборот, мы проводим в селе разные акции по озеленению территории. Например, с директором Дома культуры Марией Сырбу организовали посадку деревьев – той же павловнии, о чем недавно была публикация в районной газете. Информацией об этом мы делимся и в соцсетях, чтобы присоединялось как можно больше людей. Поэтому лично я к Н. Авраму как к человеку, который внес свой посильный вклад в дело озеленения родного села, никаких претензий не имею. Претензии могли бы возникнуть только в одном случае: если бы он самозахватом присвоил этот участок, который действительно не является его собственностью, и ограничил бы к нему доступ.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. Есть такая народная мудрость: благими намерениями выстлана дорога в ад. Именно она приходит на ум, когда задумываешься об этой конфликтной ситуации.

Человек решил сделать доброе дело – засадить деревьями пустырь, не претендуя на этот земельный участок и не пытаясь его себе присвоить. Однако, сделав доброе дело, он, сам того не ведая, нарушил закон, потому что де-юре не имел права распоряжаться по своему усмотрению территорией, которая ему не принадлежит.

«Незаконные» же деревья успели за эти годы вырасти, начали плодоносить, тем самым поставив все стороны конфликта перед очевидным фактом своего существования. Таким образом, вернуть пустырю его прежнее, более соответствующее законодательству состояние (без деревьев) уже не представляется возможным, поскольку для этого пришлось бы вырубить и выкорчевать все насаждения. Но именно к этому призывает вторая сторона конфликта – бывший землеустроитель Георгий Каравасили: заставить Аврама собственноручно выкорчевать эти деревья. Но нам очень хочется думать, что он сказал это под влиянием эмоций и не более того, и на самом деле не стремится к реализации столь варварского сценария.

Каков же выход из этой ситуации? Только один: перестать конфликтовать, а зеленые насаждения беречь, даже если они и появились там с формальной точки зрения незаконно. Тем более что человек, их высадивший, Николай Аврам, не претендует ни на деревья, ни на сам участок и самозахватом он уж точно не занимался. К тому же, они никому не мешают, даже редко проезжающему транспорту.