– Семьдесят лет назад я, будучи ещё ребёнком, вместе с дедом и его братом ходил сажать защитные лесные полосы возле села Першотравневое, – вспоминает измаильчанин Семён Яковлевич Цуркан. – Дубы, жердели, ясени, акации и другие прекрасные «зелёные друзья» защищали наш край от суховеев, хранили влагу в почве, давали человеку кислород, а птицам и зверям корм и убежище. Теперь с горечью видим, что те старые лесополосы разграблены, а новых нет…

Жарким летним утром во дворе одной из городских многоэтажек можно увидеть седовласого мужчину, который носит из дома вёдра с водой и поливает «ничейные» уличные деревца. Несколько десятков грецких орехов, вишен, мирабелей, дубов, ясеней, катальп, гибискусов – у многих на стволах видны раны от небрежного спиливания и хулиганских рук – смогли пережить бессарабскую засуху лишь потому, что ежедневно получают 20-30 вёдер спасительной влаги из рук неравнодушного человека.

В 70-е годы Семён Яковлевич получил квартиру в одном из домов на проспекте Мира. Вспоминает, что здания в ту пору непременно обсаживались деревьями, особенно с более солнечной и жаркой южной стороны. Герой нашей статьи уже тогда принимал деятельное участие в озеленении двора. Сегодня вдоль пятиэтажки тянется аллея рослых раскидистых платанов, притеняющих окна жильцов, – живой памятник тем, кто создавал «зелёные лёгкие» Измаила полвека назад.

– Этому ореху уже десять лет, – С. Я. Цуркан указывает на деревце, которое растёт у края тротуара, ведущего к городской поликлинике. – А те, поменьше, посажены недавно. Один из орехов стал высыхать, потому что прямо под корнями в земле лежала бетонная плита. Выкопал этот орешек, пересадил, поухаживал – и дерево ожило…

Примеру озеленителя-энтузиаста уже последовали соседи: перед домом растёт молодая берёзка, посажены и поливаются другие деревья.

Добавим, что южная засуха – не единственный губитель зелёных насаждений. Стайка скучающих подростков способна расправиться с несколькими десятками саженцев в считанные дни. Когда затрещали ветки во дворе Семёна Яковлевича, он избрал дипломатический путь: дети получили по шоколадке вкупе с дружескими увещеваниями, и стороны расстались, довольные друг другом.

– Не меньшая беда – бесхозяйственность, – рассуждает С. Цуркан. – Я не раз видел, как во время чистки фонтана выкачанную из него воду просто выливают, хотя можно было бы с пользой полить ею ближайшие деревья! От жары, засухи и загазованности на моих глазах погибли несколько гледичий – если даже эта выносливая порода у нас уже не выживает, то каково тем же каштанам! Давно нужно было определиться со списком пород, которые можно выращивать у нас на юге. Можно выбрать, к примеру, тополь, акацию, софору. Пока не посажено новое, следует беречь старое – каждый живой лист производит для нас кислород.

Корень же всех зол – безразличие. Наш озеленитель-доброволец не ограничивается собственной «околицей» – он не раз обошёл соседние кварталы, подметил, где растениям живётся лучше, а в каких районах города уже наметилась пустыня. В одном из дворов пожилая женщина регулярно поливает растущие перед окнами дома туи, в то время как соседи, «сильный пол», рядом за столом играют в азартные игры и не считает нужным участвовать в подобных «глупостях». В другом дворе, расположенном по проспекту, возле дома под номером 9 возник садик из сиреней, роз, цветов и другой зелени – знак того, что здесь живут неравнодушные граждане.

Напрашивается серьёзный повод для размышлений. Человек, выросший на лоне природы, в кругу людей, сажавших лес, внимателен ко всему живому. Какими будут завтра сегодняшние измаильские дети, если вместо деревьев и цветов они видят вокруг себя голую землю и бетон?..

– Я ухаживаю за «зелёным другом», потому что мне больно видеть умирающую природу, – добавляет мой собеседник. – Мы умудрились сгубить всё, до чего только смогли дотянуться. Нам, украинцам, стоило бы осознать, наконец, насколько плохи дела, ведь когда погибнет всё живое вокруг, погибнем и мы. Давно пришла пора для больших спасительных дел в государственном масштабе.