терминал

Тема моих сегодняшних заметок в «Бессарабии.UA», – комиссия. Но не та комиссия из должностных лиц, которая что-то расследует, кого-то проверяет и по результатам проверки казнит или милует, а комиссия банковская. Так в обиходе называют комиссионные сборы, взимаемые банками за приём платежей. Когда помимо суммы, указанной в счёте, клиент должен доплатить банку за то, что тот принял у него деньги, перевёл их, к примеру, жэку, теплосети или водоканалу и т.д., а затем выдал квитанцию. Тема, конечно, больше для специалиста, знакомого с нюансами банковского дела, но она имеет общественный резонанс и, естественно, интересует журналистов.

«Коммуналка» ныне съедает тысячи гривен семейного бюджета. Любые «довески» к ней воспринимаются болезненно. О сборах же есть надобность поговорить потому, что их исчисления и размеры, возможность и способы оплаты, характер банковского посредничества в отношениях с производителями и потребителями услуг в лучшем случае вызывают у населения вопросы, в худшем – эмоциональную критику, мишенью которой, как громоотводы, становятся прежде всего сами банки. Логика недовольства простая: раз комиссия банковская – значит, она пополняет карманы и так небедных банкиров. Добавим к этому общеизвестные факты о том, что услуги банков для клиентов-физических лиц из года в год дорожают, что в разных банках они скандально разнятся: от нуля до 50 грн за один платёж, так что размер комиссии порою несуразно превышает предъявляемую кассе сумму. А то, что некоторые платежи мы можем осуществлять в отдельных банках бескомиссионно, даёт клиентам повод делить их, банки, на лояльные и прижимистые и упрекать последних в социальной безответственности, нежелании ослабить финансовый пресс на граждан и т.д.

Как ситуация складывается на самом деле? Насколько комиссионный сбор может оказаться разорительным для пользователей коммунальных услуг? Какие категории населения уязвимы более других?

Если исходить из того, что коммунальные услуги включают в себя пять позиций (электроэнергия, газ, отопление, водоснабжение, содержание жилья), то пять банковских квитанций об их оплате в «Укрэксимбанке» и «Альфа-банке» обошлись бы по максимуму : в 250 грн ежемесячно.

Ощутимо! И не только для пенсионеров. Другое дело, что «коммуналку» в эти банки люди без крайней необходимости не понесут, а просто прокомментируют в самых нелестных выражениях размер банковского сбора,– без разбору кто прав, кто виноват: украинская власть, отечественные финансовые учреждения или американский президент Джо Байден.

И пойдут по многолетней привычке в «Ощадбанк». Там в кассе за один коммунальный платёж с них возьмут уже не 50, а 15 грн. ( для сравнения, в «ПриватБанке» – 30-40 грн, банке «Пивденный» – 25). На фоне акул банковского бизнеса «ощадные» суммы выглядят относительно посильными, хотя отнюдь не мифическими.

В то же время между максимальной и минимальной точкой отсчёта затрат на услуги клиенты, стремящиеся экономить, имеют в банках поле для манёвра. Оно складывается из тарифов более мелких, более щадящих, сниженных благодаря использованию электронных технологий, терминалов, мобильных телефонов, а также банковских послаблений, вызванных конкурентной борьбой и стремлением расширить клиентскую базу. Всё просто: там, где техника заменяет сотрудников, комиссия ниже. И люди этим пользуются. С существенной оговоркой: если пользоваться умеют.

А умеют и имеют далеко не все, особенно из числа пенсионеров. У нас получилось так, что расторопный торговый бизнес быстро наводнил страну персональными электронными устройствами (все эти прибамбасы называются одним словом: гаджеты). Но телекоммуникационная грамотность населения от темпов торговли отстала, поскольку пожилым людям зачастую просто негде осваивать навыки пользования тем же мобильником или компьютером, даже если у них нашлось достаточно средств для приобретения таковых. Вот и прямуют старики, минуя электронных помощников, сразу к окошечкам банковских касс, где кассиры примут платежи без хлопот, но дороже, чем, например, терминал. То есть опять страдает старшее поколение, и без того материально обделённое. С другой стороны, в этой ситуации банки, возможно, сыграют и положительную роль, вынудив народ активнее изучать компьютерную технику. Во всяком случае, в бывшем центральном офисе «Ощадбанка» на ул. Грушевского справиться с банкоматами клиентам в операционном зале помогает специально приставленная квалифицированная сотрудница. Спасибо за инициативу!

Не мешало бы банкам должным образом информировать нас не только о размерах комиссии, но и о способах оплаты коммунальных услуг, её минимизирующих. Это было бы честно. Отсылка к Интернету и упование на то, что «там всё можно найти», как показывает практика, похоже на отфутболивание. Банковские сайты не всегда доступны, зачастую маловразумительны, перегружены специальной терминологией, стиль и язык этих сайтов скатывается к заурядной рекламе вместо информирования и разъяснения. Отделения на местах могли бы эту заумную продукцию центральных офисов дополнить обычными, зато конкретными, понятными клиентам информационными стендами. Кстати говоря, неплохо было бы наладить и телефонную коммуникацию. Вы пытались дозвониться в измаильские банки? Попробуйте, если разживётесь номерами телефонов. Нам удалось связаться лишь с тремя из десяти.

Вернёмся к комиссии. Если в Интернете у вас есть личный кабинет для работы с банковской картой, некоторые коммунальные услуги в некоторых банках вы можете оплатить без комиссии. Например, в банке «Пивденный» платежи за газораспределение, электричество и воду примут у вас с мобильника или компьютера бескорыстно, «за так». Услуги банка бесплатны в данном случае для населения, но их, конечно же, оплатят предприятия, заключившие договоры на взимание коммунальных платежей. В убыток себе банки работать не могут.

Заметьте, однако, что это вариант для электронных расчётов. А вот в системе «Ощадбанка» бесплатный платёж прямо через кассу можно внести на счёт… «Жилсервиса». Оказывается, у него с банком заключен многолетний договор, который исключает участие жильцов во взаиморасчётах с банковскими инстанциями. С жильца – никакой комиссии! Почти уникальный случай в практике городских коммунальных служб, когда предприятие сбор средств за предоставленные услуги не перекладывает непосредственно на потребителей. Значит, можно? Хотелось бы, чтобы у «Жилсервиса» нашлись цивилизованные и социально ответственные последователи, которые строили бы отношения с банками без участия жильцов. Пенсионеры это оценят.

…И под занавес о заголовке. Помните из школьного курса литературы грибоедовскую комедию «Горе от ума», где Фамусов, недовольный Софьей, сетует в сердцах: «Что за комиссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом!» Вторую часть фразы мы отсекли, оставив фамусовскую «комиссию» в его понимании. С испорченного французского она означает многочисленные обязанности, хлопоты, беспокойство и переживания. Что-то созвучное нашим отношениям с банками, не правда ли?