Если попробовать перечислить бедствия, постигшие наш регион в 2020 году, то первую строчку займут два слова – «коронавирус» и «засуха». Карантинные меры больно ударили по мировой и украинской экономике, о чём сегодня немало говорится. В свою очередь, климатическая напасть стремительно «доедает» одну из основ бессарабской жизни – наше фермерство. Неурожаи, миллионные долги, банкротство, безработица, опустевшие городские и сельские бюджеты – это лишь некоторые последствия. 

Уже год мы следим за ситуацией, в которой оказались земледельцы, в частности, виноградари. Судя по настроениям наших собеседников, положение их только ухудшается, а помощь от государства всё не приходит.

И. А. Лефтеров, глава сельского Каменского сельсовета Измаильского района, высказался на эту тему лаконично: виноградарству совсем худо.

– После засухи, уже не первый год терзающей растения, виноградник угнетён, урожайность плохая. Ещё с осени в почве не хватало влаги, а летняя жара только усугубила положение… На кустах не было нового прироста, нет теперь и урожая.

Страдают как технические (винные), так и столовые сорта. Столовый виноград в этом году совсем не набирает сладость, у него нетоварный вид. А в том, что не вызревает на зиму лоза, знающий виноградарь видит знак грядущего бедствия: неурожая в следующем году…

У каменцев виноградники неорошаемые. Понятно, что ни о каком заработке речь уже не идёт – при нынешних ценах на виноград, не дотягивающих до его себестоимости, хозяева должны собрать хотя бы по 3 тонны урожая с гектара, чтобы не остаться в убытке. Получается меньше тонны…

Крайне низкие закупочные цены Иван Алексеевич объясняет возможным сговором монополистов, а также тем, что с прошлых лет производители не могут распродать старые виноматериалы: на внутреннем рынке покупатель неплатёжеспособен, а внешних рынков стало меньше. Зато наши границы уже не первый год открыты для дешёвого импортного виноматериала, на прилавках изобилует алкогольный фальсификат…

– Не забудем, что 80% работ в винограднике – обрезка, просапка, уборка и прочее – это конно-ручной труд, который нужно достойно оплачивать,  – добавляет И. Лефтеров. – Оказавшиеся в должниках виноградари нищают, как и овощеводы с садоводами…

Без орошения и без государственных дотаций мы при таких темпах за несколько лет потеряем виноградарство, – уверен наш собеседник. – Погибает виноградная лоза, а с ней и бессарабская культура виноградарства.

Поделился своими наблюдениями и К. М. Маджар, виноградарь из Рени. По его словам, на сегодняшний день высохли уже 40% неорошаемых виноградников нашего региона.

– Два года длится засуха, в трёхметровом слое почвы совсем нет влаги, кусты гибнут на глазах, – рассуждает он. – Уверен: убийственная сушь установилась не на год-два. Выход только в снабжении посадок оросительными системами, только откуда взять деньги на полив таких площадей?!

Лишь там, где имелось капельное орошение, поведал Константин Михайлович, взяли небольшой урожай. К почвенной засухе добавилась засуха воздушная.  Влажность составляет всего 22% вместо прежних 54-65%.

Его румынские друзья – выходцы из бывшего СССР, рассказывают, что у них  фермер безвозмездно получает от своего государства субсидии по 300 долларов на гектар только за то, что обрабатывает землю (добавим к этому, что в августе земледельцам из соседних с нами уездов Румынии были обещаны денежные компенсации за потери от засухи – авт.). Тамошние банки предоставляют аграриям кредиты под 1,5-2% годовых в евро.

– А нам в Украине кредиты выдают под 19-24%, и в ответ на просьбы об отсрочке предлагают заложить имущество! – едва сдерживает возмущение К. Маджар. – С ноября я должен начать возвращать кредит – с процентами выйдет больше миллиона! С чего платить? Нас просто убивают. В наших бессарабских районах хотя бы один фермер получил копейку помощи? В августе мы вновь обращались к президенту, к премьер-министру. В ответ – молчание.  Местные бюджеты уже «провалены», ведь никто не платит налоги…

Фермер приводит в пример один из винзаводов, владеющий 400 гектарами виноградника: если раньше там собирали 60-90 центнеров с гектара, то в этом году ждут урожай в 500-600 килограммов. Это при том, что на его складах уже накоплены тысячи тонн нераспроданных виноматериалов.

– Напомню, что овощи, бахчевые, плодовые и ягодные культуры выращивал, как правило, мелкий фермер. Зайдите в любой наш супермаркет – нашей продукции вы там не увидите. Я обращался в торговую сеть «АТБ» – предлагал им красивый, вкусный виноград, и получил ответ: «У нас свои поставщики». Это иностранные, а не украинские поставщики, будьте уверены!

Те же румынские супермаркеты охотно скупают виноград и фрукты собственных производителей.

Добавим, что даже в бедной Молдавии нашлись средства для возмещения убытков фермерам – там уже началась выдача компенсаций, что позволит им купить горюче-смазочные материалы, сделать ремонты и остаться на плаву. Какими средствами будем выживать мы?

Между тем, в виноградники Бессарабии вливались не только личные средства фермеров и предпринимателей, но также многомиллионные суммы из украинского государственного бюджета в рамках программ поддержки виноградарства – это делалось не один год. Теперь раскорчуют виноградники,  и вместе с ними обратятся в прах наши с вами «кровные». Абсурд, не правда ли?

– В прошлом году в одном лишь Болградском районе пустили под топор 500 гектаров плантаций. А как бы вы поступили на их месте, не имея возможности сбыта?  – восклицает мой собеседник.

И это при том, что буджакский виноградник – надёжный работодатель. Десять месяцев в году здесь предлагаются рабочие места и стабильный заработок. Людям, ухаживающим за лозой, выплачивается заработная плата, с прибыли отчисляются налоги.

То же самое зерно при себестоимости в 1,5-2 гривны продаётся по 6-7  гривен. На сотне гектаров хлебной пашни трудятся лишь два тракториста, тогда как в винограднике на той же площади должны работать по меньшей мере 40 человек. В упомянутом полеводстве те же два тракториста, сеющих и убирающих пшеницу, заняты лишь пару месяцев в году…

Сам К. Маджар в нынешнем году продавал свой виноград, выращенный на капельном орошении, по небывало низкой цене – выручил по 10-15 гривен за килограмм при его себестоимости в 17 гривен. Значит, вместо прибыли производитель получил 25-30% убытков! Выкорчевав часть виноградника, посадил томаты, а их, в свою очередь, уничтожила воздушная засуха. Много лет растил саженцы, только кому они теперь нужны, если виноградарство в наших краях превратилось в путь к банкротству… Константин Михайлович уверен, что еще немало людей заболеет и умрёт от «нажитых» на фермерской ниве инфарктов и инсультов. Ведь сколько их взяли кредиты на 3-5 миллионов…

– Я уже продал машину и трактор, теперь и дом продам. Однако и этих денег не хватит на выплату долга. Что мы, фермеры, оставим своим детям при таком «раскладе»? – размышляет земледелец. – Ни Президент, ни правительство нас слышать не хотят… Стыдно, что по сей день люди не организованы, не сплочены для совместной борьбы – каждый надеется «выкрутиться» в одиночку. Забыли, что «один в поле не воин»! Не сумеем вместе вывести нашу страну из тупика – погибнем. Мне очень жаль наше молодое поколение. Что его здесь ждёт?..