помощь

В Общественном центре правосудия в Татарбунарах, действующем на базе Одесской областной организации ВОО «Комитет избирателей Украины», волонтерской деятельностью занимается Аксения — переселенка из Киевской области. Об этом сообщает Бессарабия.UA со ссылкой на ІЗБІРКОМ.

Женщина с красивым именем сама родом из Луганской области. Восемь лет назад, когда началась необъявленная война россии с Украиной, Аксения вынуждена была перебраться на Киевщину, спасаясь от войны и оккупации. В феврале нынешнего года она нашла новую, очень хорошую работу в одной из IT-компаний в Киеве. Первый рабочий день был назначен на 24 февраля…

– Я встала рано, собралась и вышла из квартиры в приподнятом настроении. Как обычно перед чем-то новым, когда немного страшно, очень интересно и ты в ожидании чего-то классного. В подъезде меня остановила соседка: «Куда ты?!». «Как куда? – сказала я. – На работу». «Война. Какая работа? Оставайся дома», – коротко сообщила она. Я не поняла. Какая война? Где война? На востоке? Оказалось, что уже в Киеве. Возле нашего дома.

Начались обстрелы. Первые несколько дней у нас было относительно тихо, но потом началась бомбардировка Ирпеня, это где-то в семи километрах от нашего населенного пункта. Это было бесконечно: взрывы, выстрелы, автоматные очереди. Примерно в 700 метрах от моего дома остановились вражеские танки, они обстреливали Киев. Нам было очень хорошо слышно, как вражеские колонны пытались пройти по житомирской трассе. Было страшно. Непонятно, как спасаться, что делать, как лучше.

Затем исчезли свет, вода. Я видела, как в соседний дом прилетел снаряд, загорелись два верхних этажа. Местные жители тушили пожар почти сутки, но эти этажи полностью выгорели.

После этого местные власти перекрыли газ, чтобы не было взрывов. Пришлось перекрывать по всей деревне, так что мы остались и без газа. Готовили еду на свечах.

Где-то около двух недель мы жили в таких условиях. Постоянного страха, обстрелов, ужасающих бытовых условий. А моя дочь все это время была под обстрелами в Ирпене… Этот ужас невозможно даже вспоминать.

8 марта нам сказали, что, может быть, будет эвакуация. Но ее было очень сложно организовать, Красный Крест заехал только в соседнее село, но пешком туда нереально было пройти под обстрелами два километра. Наша местная тероборона усадила нас в машины и два дня вывозила жителей в соседнее село, чтобы там мы могли сесть в автобусы и выехать в Киев. Это путешествие в Белогородку было очень напряженным, было очень страшно. Горел лес, пылали дома, все вокруг было разрушено, разбомблены ТРЦ и чудом уцелела церковь.

Наконец-то мы приехали в Киев, нас обогрели, накормили. И потом автобусом мы добрались до железнодорожного вокзала. Там было спокойно, тихо, ничего не летало над головой. Люди улыбались. Было как-то невероятно на это смотреть. Мы забыли за две недели, как это улыбаться. Мы забыли, что бывает мирная жизнь…

Спустя три дня женщине удалось найти машину, которая ехала на юг. Таким образом она оказалась в Татарбунарах. Спустя месяц, немного успокоившись, Аксения обратилась в бюро правовой помощи, где ей порекомендовали пообщаться с руководителем Общественного центра правосудия Леонидом Семененко.

Так женщина стала волонтером. Теперь она помогает распределять гуманитарную помощь и в силу своих возможностей поддерживает людей – Аксения по образованию психолог.

Немного позже у нее возникла идея организовать кружок взаимоподдержки для женщин.

– Мы собираемся в музее, разговариваем, поддерживаем друг друга и заодно производим вышитые обереги для наших воинов. Я знаю, что такие милые безделушки очень поддерживают.

Я думаю, что очень важно делать что-нибудь полезное для других, когда ты и сам пережил беду. Это важно для тебя в первую очередь, это очень прибавляет сил – ощущение собственной полезности. И это, конечно, важно для тех, кого ты поддерживаешь. Поэтому держимся вместе.

Подписывайтесь на наш канал в телеграм и читайте новости в удобное для вас время.