Владимир Пуришкевич

«У бурных чувств неистовый конец! Он совпадает с мнимой их победой». Эти бессмертные строки Шекспира, как нельзя уместны, если мы будем говорить об одном из выдающихся в своё время нашем земляке — политике, государственном муже, отчасти литераторе, авантюристе – Владимире Митрофановиче Пуришкевиче.

В какой бы сфере бытия тех времён он не присутствовал, сей муж неизменно врывался туда, ошеломляя всех своей энергией, живым умом, напором и горячностью. И беда таких людей – талантливых, отчаянных – в их нетерпеливой небрежности в деяниях своих на пути к цели…

Он родился в семье помещика в Аккерманском уезде.  Некоторые источники утверждают, что на свет Божий появился наш герой в Кишинёве. Я думаю, что это не столь важно.

Говорили, что дед Владимира был священником и за какие-то заслуги заработал у самодержца право на получение дворянского звания. Так что, не из «столбовых» происходили Пуришкевичи.

После гимназии Владимир поступил и блестяще окончил историко-филологический факультет Одесского Новороссийского университета. Уже в юности Пуришкевич среди своих сверстников отличался дерзким, своенравным характером, что не раз приводило преподавателей университета в тихую ярость. Он часто вступал с ними в споры, и, случалось, легко, точно играючи, опровергал суждения педагогов.

Эта редкая способность к ораторскому искусству в будущем сыграла в его жизни важную роль. Возможно, роковую…

С младости Пуришкевич прослыл фанатичным монархистом. В дальнейшем эти убеждения, в силу грандиозных перемен в империи, сыграли с ним злую шутку. Пуришкевич и его соратники стояли за самодержавие, но, в то же время, ратовали за главенство правления в стране Государственной Думы. То есть, сами противоречили своим идеалам. Кстати, некоторые историки утверждают, что именно вот эта противоречивая агрессивность радикальных монархистов и сгубила саму российскую монархию.

Уже в 24 года Владимир Пуришкевич избирается почётным мировым судьёй в Аккерманском уезде, который входил в состав Бессарабской области. В силу своих способностей, темперамента и знаний, мировым судьёй Пуришкевич проработает в течение последующих пяти сроков. Уездное дворянство симпатизировало энергии и образованности молодого общественного деятеля. В 1897 году его большинством голов избирают председателем уездной управы. Для сравнения, эта должность соответствует положению нынешнего главы райгосадминистрации со всеми вытекающими полномочиями.

О его таланте политика и ритора, порой, слагали легенды. Однажды, а это, как говорили, было на заре прошлого века, Владимир Митрофанович выступал перед собравшимися в земстве по вопросу свобод, демократии и ослабления монархии в России. Как истый приверженец самодержавия, он горячо отстаивал сии идеалы. И вот, войдя в раж, он подскочил к окну в зале, распахнул его настежь. В зал ворвался сырой ветер, прихватив с собою охапку палого листа (стояла поздняя осень).

— Смотрите! – вскричал Петрушевич, придерживая трепещущую створку окна — Это – ваша свобода! Сейчас, на сию минуту, это захватывающе, свежо и необычно. Но пройдёт час, два, полдня, сия зала наполнится сором, песком, сыростью – и это будет цена вашей так называемой свободы. Во всём должен быть жёсткий порядок, провидение Божье и рука самодержца!

За время правления Пуришкевичем земской управой в уезде произошли значительные перемены. В отдаленных сёлах строились начальные школы, магазины, читальни, реставрировались храмы в помощь землевладельцам, коими являлись и Пуришкевичи, из-за рубежа выписывались на то время новые сельскохозяйственные машины. В крупных сёлах открывались небольшие заводы по производству кирпича, завод лошадей, широко развивалось виноделие.

Историки-краеведы свидетельствуют, что «во время неурожая 1897-1898 и вызванного им жесточайшего голода, поразившего как центральную Россию, так и плодородный юг страны, Пуришкевич проявил недюжинную энергию и распорядительность, организовав сбор средств в пользу голодающих и открыв около 20 бесплатных столовых, чем спас от голода тысячи местных крестьян.

В 1900 г. Аккерманское уездное земское собрание в благодарность за особые заслуги по борьбе с голодом постановило установить портрет Пуришкевича в зале собрания.

Владимир Пуришкевич являлся непременным членом попечительских советов Аккерманской женской и мужской гимназий с 1899 года.

Но всё чаще Владимир Митрофанович в чувствах рвал ворот шёлковой сорочки, словно задыхался. Всё чаще он выезжал в далёкий Петербург, где новые знакомые, литературные вечера, споры о судьбах Родины, ветры перемен, изящная жизнь кружила голову провинциалу. Он задыхался в уезде. Душа его рвалась в сердце империи. Его обуревали идеи, грандиозные планы. Его томило и задорило ощущение в необходимости собственной причастности в служении Отечеству…

В северной столице Владимир Пуришкевич с головой окунулся в общественную деятельность. Его заметили. Вскоре, в 1904 году, он уже был назначен чиновником для особых поручений при Министерстве внутренних дел. Затем работал в хозяйственном департаменте и Главном управлении по делам печати Министерства внутренних дел (май-декабрь 1905). В августе 1907 г. уволен со службы в чине действительного статского советника.

Осенью 1905 вместе с неким известным политиком А.И. Дубровиным он стал создателем монархической партии «Союз русского народа», а после ее раскола в 1908 г. возглавил «Русский народный союз имени Михаила Архангела». Пуришкевич получил известность своими скандальными выступлениями во II, III и IV Государственных думах. Несколько раз его выдворяли из зала Думы за, как бы это сказать, неадекватное поведение…

Он – частый гость в литературных салонах Питера и Москвы. Его стихи публикуют солидные журналы. Вышел в свет сборник стихов Пуришкевича «В дни бранных бурь». Жизнь его, словно вскипающее гирло гейзера – угрожающе бурлит и пугает.

Читаем в хрониках: «Среди лидеров черносотенного движения выделялись Александр Дубровин, Владимир Пуришкевич, Николай Марков, князь М. К. Шаховской». Черносотенцы – аналоги современных ультраправых партий и партиек. Или, чтобы ещё доступнее – подобие наших «милых» радикалов.

Именно черносотенцы активно изуверствовали при известных еврейских погромах. В том числе и в Аккермане. Хотя, есть и иные версии…

Многие историки настаивают на том, что именно Пуришкевич был участником убийства царского фаворита Григория Распутина. Об этом, к слову, в своих дневниках писал сам Владимир Митрофанович и его знакомый – Феликс Юсупов – последний князь из рода Юсуповых, который принимал непосредственное участие в убийстве Распутина…

С началом первой мировой войны в 1914 г. прекратил партийную деятельность и стал начальником армейского санитарного поезда. После военных неудач весны-лета 1915 г. требовал усиления власти для успешной борьбы с революцией и на фронте, но кто его уже слушал!? Надвигалось неотвратимое…

Колесо Фортуны! Прихотлив и изменчив его бег.

Бурей и буреломом промчались по стране две революции 17-года. Многое изменилось и в жизни Владимира Пуришкевича. Бывшие соратники аккерманца — кто пал в круговерти событий, кто спешно выехал в уютную заграницу, кто отошёл от всех дел, в страхе, доживая свой век при новой, грозной власти.

Пуришкевич предпочёл уйти в подполье. Там он, под фамилией Евреинов, попытался организовать заговор с целью свержения Советской власти.

В конце концов, бывшего черносотенца Пуришкевича подстерегли и арестовали в гостинице «Россия» по обвинению в контрреволюционном заговоре.

«Приговор оказался необыкновенно мягким: 4 года принудительных общественных работ при тюрьме. Но уже 17 апреля 1918 г. Пуришкевича выпустили из тюрьмы, после личного вмешательства Ф. Э. Дзержинского и комиссара юстиции Северной коммуны Н.Н. Крестинского. С него взяли честное слово о неучастии в политической деятельности во время отпуска из тюрьмы. А 1 мая по декрету Петроградского Совета Пуришкевич был амнистирован.

Уехал на юг, принимал участие в организации идеологической и пропагандистской поддержки белого движения, сотрудничал с А. И. Деникиным. Издавал в Ростове-на-Дону черносотенный журнал «Благовест». Умер в 1920 г. в Новороссийске от сыпного тифа».

Таковы холодные строки биографов Пуришкевича…

И разве возразишь великому Шекспиру, вспомнив его слова и первые строки сего материала – «У бурных чувств неистовый конец» …

Таким был один из известных наших земляков – Владимир Митрофанович Пуришкевич. Человек колоссальной энергии, ума и воли. Увы! Он выбрал тот путь, который выбрал. Нам ли его судить?