детиВне всяких сомнений, буджакское Причерноморье издавна было «магнитом» для путешественников. Бессарабия.UA уже публиковала вдохновенный рассказ неизвестного нам летописца из далёких 1930-х годов о солнечном «чудо-пляже». Как известно, уже в начале ХХ века многокилометровая песчаная коса, близость лиманов с их лечебной грязью и солью, ароматный морской воздух, целебная вода, сухой климат и девственная природа на пограничье степи и моря манили тысячи гостей: ради отдыха и оздоровления в нашем крае бывали туристы из разных уголков Европы, включая политиков и царственных особ. Неудивительно, что солнечное побережье с его лечебно-рекреационным потенциалом скоро стало предметом пристального внимания людей, занятых борьбой с одной из опаснейших напастей, которая веками терзает человечество.

ХХ век начинается

…В 1913 году царское правительство распорядилось о строительстве в Бугазе санатория для «бедных, больных и слабеньких детей», которых направляло сюда «Общество московских детских приютов». Средства на лечение больных собирала из частных пожертвований тогдашняя Всероссийская лига борьбы с туберкулёзом. Согласно одному источнику, директором санатория Бугаза был назначен Василий Ансельм из села Шабо, почётный мировой судья и потомок местных швейцарских переселенцев. В одном из врачебных отчётов указывалось, что дети, которых лечили в благодатном буджакском крае от туберкулёза, рахита и истощения, быстро шли на поправку.

После Первой мировой войны, во время последовавшей за ней разрухи Бессарабия вошла в Румынию, и в медицинской истории Бугаза и соседних курортных сёл началась новая, не менее славная пора. Санаторно-курортные возможности Причерноморья привлекли внимание румынских врачей. В 1933 году здесь началось строительство нового детского санатория на морском берегу из средств румынского государства и Лиги наций. Дизайн будущего медучреждения спроектировал итальянский архитектор из города Беллуно Анджело Вичелли (1884 – 1948), а строительство продлилось несколько лет. Согласно одному  источнику, это было самое большое здание из всех, построенных в Бессарабии в межвоенный период, и самый крупный медицинский институт Румынии на её тогдашних морских побережьях. До нас дошли и упоминания о том, что несколько ранее для удобства сообщения к Бугазу проложили автодорогу и железную дорогу – сюда ходил поезд из Бухареста. Уже в 1920-е годы в соседнем Белгороде-Днестровском построили аэропорт, откуда можно было путешествовать на самолёте в Измаил, Кишинёв, Бухарест, Галац и Черновцы. Напомним, что в соседнем СССР в то же время полным ходом шло «раскулачивание» и террор, строились тюрьмы и лагеря…

Санаторий

Ровно 84 года назад, 20 июня 1937 года, состоялось торжественное открытие бугазского костно-туберкулёзного санатория (рум. Sanatoriul maritim de tuberculoză osoasă Bugaz). На церемонии присутствовал король Кароль II. Творение Анджело Вичелли было выполнено в модном стиле «ар-деко» с чертами «стримлайн». Уточним, что архитектурное направление «стримлайн» – усовершенствованную разновидность «ар-деко», отличали скруглённые, обтекаемые формы, напоминающие океанский лайнер, несущийся поезд, автомобиль или летящий самолёт. Свободный, жизнерадостный, праздничный стиль «ар-деко» конца послевоенных 1920-х годов и его более поздний подвид «стримлайн» десятилетиями вдохновляли не только строителей, но также художников и дизайнеров всех мастей. «Аэродинамические» архитектурные конструкции по сей день остаются достойным украшением любого западно-европейского или американского города, взять хотя бы здание британской газеты «Дейли экспресс» в Манчестере….

море

В центральном корпусе нового санатория расположились лечебные и диагностические кабинеты, операционный зал, аптека, кухня и школьные классы. В отдельных постройках, одна из которых несёт в себе выразительный «брынковянский» стиль,  – приёмный покой, изолятор, жилые и хозяйственные помещения. Дугообразные двухэтажные крылья здания, в которых были обустроены детские палаты, «обнимали» просторный солнечный берег. Большие окна, притенённые козырьками, обеспечивали достаточное освещение палат, а протяжённые крытые балконы и веранды позволяли размещать больных на открытом воздухе. Здесь продумали каждую деталь, включая доступ к морю для малоподвижных пациентов: от санатория к берегу вела узкоколейная железная дорога, по которой больных доставляли прямо к урезу воды. «Безбарьерный доступ для лиц с инвалидностью», который сегодня преподносится как революционное нововведение, в культурной Бессарабии прошлого века появился уже в 1930-е годы…

Брынковянский

Итальянец А. Вичелли, один из многих венецианских эмигрантов, оставивших заметный след в архитектурном облике Румынии, специализировался в проектировании санаториев, больниц и диспансеров для румынского Министерства здравоохранения. Неудивительно поэтому, что удобное, практичное внутреннее устройство бессарабского морского санатория гармонично сочеталось с изящным внешним видом, радующим глаз. Как ни удивительно, спустя почти век о функциональности и жизнеутверждающей красоте экстерьера больничных построек жители Одесчины могут только мечтать!

Неравнодушные

Среди спонсоров строительства противотуберкулёзных лечебниц в Румынии в 1930-е годы выступала «неправительственная», говоря сегодняшним языком, организация – Национальная лига борьбы с туберкулёзом. Лига устраивала просветительские кампании, занималась координацией усилий  медиков, сбором финансовых средств из приватных и государственных источников, созданием новых медучреждений для ранней диагностики и лечения, одним из которых стал и бугазский санаторий. Членами лиги, среди прочих, были румынские частные компании, представители «Центральной кассы социального страхования», Министерства здравоохранения, Управления железных дорог, Красного Креста, медицинских учреждений, больничные попечители. Наряду с Национальной лигой на противотуберкулёзном фронте сражался и Красный Крест Румынии.

Иримеску

Достойны доброй памяти активные деятели медицинского сообщества, спасавшего народ от «болезни бедности и неравенства». Одна из таких ярких личностей – забытый сегодня «врач-бессребреник» Штефан Иримеску (Ștefan Irimescu) из Плоешти. Закончив обучение на медицинском факультете в Париже, в 1902 году он вернулся на родину в Румынию и совместно с известными врачами И. Кантакузино и М. Петрини-Галаци взялся за организацию лечебно-профилактической работы против малярии, убивавшей тысячи людей. Главным же делом жизни Штефана Иримеску, которому он посвятил целых 40 лет, стало всестороннее изучение туберкулёза и противостояние этой беспощадной напасти.

Медикам, постигавшим тайные механизмы «чахотки», давно была очевидна недостаточность привычных способов противостояния её возбудителю – микобактерии Коха. Старый итальянский рецепт «lano, letto, latte» – «тепло, покой, питьё» спасал, увы, далеко не всех заболевших.  В 1904 году при деятельном участии энергичного молодого врача в Бухаресте открыли первый в Румынии диспансер-санаторий «Филарет», в котором добросердечный доктор без малого 40 лет (!) боролся за жизни своих пациентов. Совместными усилиями Штефана Иримеску и бактериолога Александра Слэтиняну диспансер стал  востребованным медицинским учреждением. К слову, упомянутые молодые учёные И. Кантакузино и А. Слэтиняну в студенческую пору были друзьями и постигали науки в бактериологической лаборатории И. И. Мечникова в Париже… Теперь в бухарестской больнице Иримеску практиковал прогрессивный для своего времени метод лечения туберкулёза искусственным пневмотораксом (привычные сегодня антибиотики появились в арсенале врачей лишь в 1943 году), проводил рентгенологические исследования и при этом неустанно занимался медицинским просвещением соотечественников.

Филарет

«В каждом уезде нашей страны крайне необходимо иметь хотя бы по одной больнице для больных туберкулезом с обширными открытыми поражениями, ведь на этой стадии развития болезнь особенно заразна для окружающих», – говорил он. Основанное Ш. Иримеску «Общество профилактики туберкулёза» побудило тогдашнее общество и политиков к широкому обсуждению наболевшей темы и принятию судьбоносных законов в сфере здравоохранения. Наконец, в середине 1930-х годов была сформирована упоминавшаяся выше Национальная лига борьбы с туберкулёзом, и доктора Иримеску назначили её секретарём.

Целительный ар-деко

Привлечение внимания общественности и политиков к теме здравоохранения привело к впечатляющим последствиям. Буквально в течение десятилетия в разных концах страны возвели около десятка санаториев, проектированием которых занимались видные архитекторы своего времени. Так, возле села Добрица уезда Горж в Олтении по плану того же Анджело Вичелли в 1937 году построили большой санаторий, который сегодня носит имя Тудора Владимиреску. Планы служебных построек разработал талантливый архитектор Юлиус Доппельрейтер (Julius Doppelreiter). Оригинальная работа в Горже была отмечена наградой.

Тудор

На окраине города Предял в Мунтении по проекту известного художника-авангардиста Марселя Янко возвели санаторий «Бучеджи». Лечебницу построили в тематике «ар-деко», детали интерьера заказали в мастерской известного американского дизайнера Густава Сикли. Со временем учреждение приобрело репутацию «форпоста румынской медицины».

Бучеджи

При содействии организации Красного Креста в 1938 году в уезде Ковасна в Трансильвании появился санаторий «Турия». С «борта» каменного «круизного лайнера», родившегося в воображении архитектора Григоре Ионеску (Grigore Ionescu), открывался вид на просторы курортной местности Бальваньош.

Турия

Ничем не уступал ему санаторий «Мороень» в валашском уезде Дымбовица, также возведённый в 1938 году по проекту А. Вичелли. Постройка разместилась посреди букового леса, рядом разбили парк со множеством растений. Санаторий стал вторым по величине в Европе: к услугам болящих здесь было 600 мест. По некоторым данным, аналогичная больница существовала и в Швейцарии. В учреждении были проведены первая в Румынии классическая томография и первая бронхоскопия, здесь же прошли многочисленные исследования по совершенствованию торакальной хирургии…

Мороень

В 1937 году в гористой Трансильвании, вблизи климатического курорта Марила, посреди елового леса возникла ещё одна лечебница, также по проекту Г. Ионеску. Массивная конструкция здания, стоявшего на высоте 800 метров, содержала хитроумные антисейсмические устройства.

Не забудем упомянуть и три санатория, появившихся на молдавской территории – в Бырново, Валя (тогда Ясский уезд) и Ворничень.

Молдавия

Противотуберкулёзное движение межвоенных лет оказалось весьма своевременным, ведь на протяжении 1920-х – 1930-х годов заболеваемость неуклонно росла. В 1938 году на 100 000 жителей приходилось 500 больных, а смертность от трудноизлечимого недуга составляла 10% от общего числа смертей.

«В то время не было антибиотиков, и мне пришлось вступить в дуэль с бациллой Коха. Я победил болезнь. Я решил посвятить себя изучению архитектуры, (…) поступил в Архитектурный институт имени Иона Минку в Бухаресте. На втором году болезнь вернулась, и девять месяцев своей жизни я провёл в санатории «Мороень», сначала лечившись естественным путем. Затем мне помог недавно появившийся антибиотик стрептомицин, и после годичного перерыва я смог возобновить учёбу», – вспоминал о периоде 1940-х годов бухарестский архитектор родом из Бельц Александру Будиштяну.

Горж

…Доктор Иримеску отошёл от руководства бухарестской туберкулёзной больницей «Филарет» в 1943 году. В феврале 1956 года первопроходец в сфере национального здравоохранения умер от бронхопневмонии. Его соратники оставили воспоминания о «человеке с феноменальной памятью, энциклопедическими познаниями в области литературы, музыки и культуры». В его домашней библиотеке насчитывалось 2500 книг, он выписывал более 30 журналов. В наши дни в здании «Филарета» работает институт фтизиатрии, который носит имя доктора Мариуса Наста.

… В 1944 году Бессарабию включили в состав СССР. Посёлок Бугаз переименовали в Затоку. Санаторий «Затока» вошёл в советскую систему здравоохранения. В интернете присутствует упоминание о том, что в послевоенные  десятилетия противотуберкулёзный каменный «лайнер» архитектора Вичелли приютил на своём «борту» 35 000 малолетних пациентов, в его стенах провели тысячи хирургических операций.

Горж сегодня

Запустение

Те, кто в далёкие 1930-е годы усердно собирал пожертвования, строил добротные больницы, диспансеры и санатории, неустанно лечил страждущих и боролся с невежеством, прожили свою жизнь не напрасно: нам досталось от них богатое наследство. Сегодня оно проедается и разрушается, а нынешние поколения ни единой лечебницы, увы, не возвели. Мы не способны даже отстоять и сберечь то, что уже оплачено предшественниками.

Ворничень

Сегодня архитектурная жемчужина буджакского приморья – единственная в своём роде в нашей стране – числится в списке памятников местного значения. Однако отыскать какие-либо сведения о её нынешнем состоянии не так просто: официальный сайт «Санатория «Затока» не функционирует, страница в Фейсбуке давно не обновляется. Видимо, похвастаться нечем: судя по доступной в интернете информации, постройка стремительно приходит в негодность. Из снимков и недавней видеозаписи явствует, что некогда широкий берег перед санаторием уже поглощён морем, и вода всё ближе подступает к фундаменту здания…

Жизнь одним днём рождает горькие плоды: сегодня Украина вышла в мировые лидеры по заболеваемости туберкулёзом, а Одесская область занимает «призовое» первое место в стране. В 2019 году на Одесчине зарегистрировали 138,5 больных на 100 тысяч населения. Среди наших постыдных «достижений» и новые формы мультирезистентного (устойчивого к лекарствам) туберкулёза, перед которыми бессильны даже антибиотики. Больницы и диспансеры закрываются и ветшают, лечебное черноморское побережье превращено в свалку. Согласно некоторым ранее озвученным планам, уникальный берег – достояние Буджака и всей Украины – может уйти под застройку игровыми комплексами и казино. «Пир во время чумы»?

пациенты