рені ліки

В Рени многие больные с неврологическими заболеваниями жалуются на то, что в городе невозможно купить транквилизаторы по специальным рецептам: ни в одной из аптек их не отпускают. За этими лекарствами нужно ехать в Измаил, что не совсем удобно, а сейчас еще и накладно финансово, так как стоимость проезда в райцентр существенно подорожала, сообщает Бессарабия.UA.

— Я пациентка неврологического отделения уже много лет, страдаю шейным остеохондрозом со всеми вытекающими последствиями (мигренеподобные головные боли, головокружения, нарушение координации движений и т.д.), — рассказала нашему корреспонденту одна из возмущенных пациенток. — Раз в полгода-год ложусь в больницу «прокапаться», а в промежутке между курсами лечения иногда принимаю препарат Феназепам, который относится к группе транквилизаторов. Он для меня как «скорая помощь», если возникают проблемы с засыпанием. В одной упаковке препарата 50 таблеток, которых мне хватает на целый год. Но чтобы заполучить это лекарство в свою домашнюю аптечку, надо очень постараться. Сначала нужно пойти в поликлинику, взять в регистратуре карточку и выстоять очередь к невропатологу, после чего надо пройтись и по другим кабинетам, чтобы поставили нужные печати. Я живу в селе, поэтому каждый раз прошу пойти сына вместо меня, который проживает в Рени. Получив на руки рецепт, поездку в Измаил за лекарством желательно не откладывать, потому что он действует всего 5 дней (ещё в прошлом году — 10 дней). Сам препарат стоит около 90 гривен, а с учетом стоимости поездки в Измаил туда-обратно (280 грн) его приобретение обойдется в 370 гривен. Почему этот препарат, пусть даже по рецепту, нельзя купить в Рени? Хотелось бы также узнать, нельзя ли выписать такой рецепт у семейного врача в селе? Потому что на прием к невропатологу нужно взять направление у семейного врача. Одним словом, создали неврологическим больным, которым и без того нелегко в жизни, множество дополнительных проблем…

С просьбой прокомментировать эту проблему мы обратились к генеральному директору Ренийской центральной городской больницы, врачу-невропатологу высшей категории О.К. Бурля.

— Реализацию таких медикаментов, как Феназепам, Сибазон и ряда других в городе Рени может осуществлять только та аптека, которая имеет лицензию на торговлю психотропными, сильнодействующими седативными препаратами и так называемыми прекурсорами, — сказал Олег Константинович. — В нашем городе ни у одной из аптек такой лицензии нет, потому что она стоит денег. Я уже не говорю о том, сколько кабинетов нужно пройти, чтобы согласовать её получение. Получить такую лицензию могут позволить себе только крупные аптечные сети. Некоторые из них имеют в Рени свои аптеки. Например, «Бажаємо здоров’я», «Аптека низьких цін». Но, по всей видимости, они тоже не хотят заморачиваться с этим — что уж тогда говорить о небольших частных аптеках? И дело даже не в лицензии и её стоимости. Согласно нормативам, аптека должна располагать соответствующими условиями для хранения этих препаратов и быть готовой к регулярным встречам с представителями правоохранительных структур, которые по долгу службы должны курировать оборот таких препаратов, так как они могут использоваться для употребления наркозависимыми лицами. Конечно, борьба с наркоманией — это насущная необходимость и контроль здесь, безусловно, важен. Однако из-за необходимости контролировать оборот таких препаратов невольно страдают наши больные, которые в них нуждаются — они не могут приобрести их в Рени. Некоторое время назад был такой период, что эти препараты невозможно было приобрести даже в Измаиле, потому что в тех аптеках, которые занимались их реализацией, закончились сроки лицензии. Впоследствии, насколько мне известно, свою лицензию восстановила только одна из этих аптек, которая находится на проспекте Независимости (бывший проспект Суворова). Таким образом, сегодня возможность приобрести эти препараты — они выписываются на специальном розовом бланке — всё же есть, хотя для этого и нужно ехать в Измаил. Что касается неудобств с выписыванием таких рецептов (необходимость стоять в очереди к невропатологу, ставить печати в разных кабинетах и т.д.), то мы тут помочь ничем не можем. Таковы правила, которых мы должны неукоснительно придерживаться и надеемся в этом на понимание наших пациентов.

Могут ли рецепты на психотропные, сильнодействующие седативные препараты и так называемые прекурсоры выписывать, кроме невропатологов, также и семейные врачи в селах, чтобы пациенты каждый раз не ездили в поликлинику в Рени? Этот вопрос пациентки мы переадресовали главному врачу Центра первичной медико-санитарной помощи С.Ф. Георгиу.

— Да, семейные врачи могут выписывать такие препараты, но только после того, как их назначит пациенту узкий специалист, то есть невропатолог или психиатр, — ответил Сергей Федорович. — Иными словами, чтобы семейный врач выписал больному тот же Феназепам, нужны конкретные основания, а не просто желание самого пациента, который пришел на прием и обратился с такой просьбой: дескать, вот я в последнее время нервничаю, плохо сплю, выпишите мне Феназепам. Семейный врач должен видеть заключение невропатолога или психиатра в амбулаторной карте больного, где поставлен соответствующий диагноз и рекомендовано лечение препаратами названых вами групп. Причём, это заключение должно быть актуальным по состоянию на день приема, а не полугодичной или годичной давности. Это сильнодействующие лекарства. Семейный врач, хочу это подчеркнуть, не выпишет их просто на основании желания больного, который аргументирует тем, что он их когда-то принимал и решил опять возобновить прием. Семейный врач не является специалистом в тех болезнях, для лечения которых назначаются такие препараты, и сам рекомендовать их к приему не может. Тем более что они выписываются на особых бланках розового цвета, которые находятся под строгим учётом. В рецепте обязательно должна быть указана дозировка препарата, которую подбирает для каждого конкретного больного, опять же, узкий специалист. Следует также исходить из того, что при длительном и бесконтрольном приеме эти препараты вызывают зависимость, поэтому каждый месяц их выписывать пациенту никто не будет — это можно делать не чаще, чем раз в месяц.