школа рени

Существует расхожее мнение, что выпускники молдавских школ высшее образование предпочитают получать в Молдове и Румынии, отдавая предпочтение последней, предлагающей привлекательные условия для студентов-молдаван из Украины. Патриотически настроенную общественность это настораживает, считается, что соседняя страна рассматривает уроженцев некогда принадлежавших ей Бессарабии и Северной Буковины как будущих «агентов влияния».

Действительно ли молодежь из молдавских сел поступает преимущественно в румынские вузы? Что говорит статистика? Ответ на эти вопросы журналист Бессарабия.UA попытался найти, обратившись к судьбам выпускников Плавнинской школы.

– Не знаю, как обстоит в других селах, но в нашем такой тенденции не наблюдается, – заверила директор Плавнинской школы  Карталяну И.В. – Возьмем статистику, скажем, за последние 6 лет. В 2015 году из 21 выпускника в Румынию поступил 1, в Молдову тоже 1. В 2016 году мы выпустили 12 человек, из которых 1 стал студентом в Молдове и 2 поступили в Румынию. В 2017 году в нашей школе было 17 выпускников: 2 поступили в Румынию, 1 – в Молдову. 17 выпускников было и в 2018 году: в Румынию поступили 5. Наибольшее количество поступивших в Румынию было в 2019 году – 8 из 20 выпускников. В 2020 году нашу школу закончили 10 человек, и только 1 продолжил обучение в соседней стране. 10 человек мы выпустили и в этом году, из них в Румынию поступили только 2.

Таким образом, если суммировать общее количество выпускников Плавнинской школы за 2015-2021 годы, а это 107 человек, то только 20 стали студентами румынских вузов (18,69%), и лишь 4 стали студентами вузов Молдовы (3,74%). Как видим, их явное меньшинство. Кроме того, в 2019 году трое студентов вернулись из Румынии в Украину: одна студентка по возвращению поступила в МАУП, двое – работают в Измаиле.

– Ирина Викторовна, в какие еще вузы поступают плавнинские выпускники?

– В 2016 году одна наша выпускница, Ярослава Жоля, подала документы и поступила в вузы сразу нескольких стран: Украины, Румынии и России. Причем у нас она поступила на контракт, а в этих странах – на бюджет. В результате она выбрала Россию, учится в Санкт-Петербургском медицинском университете. Спустя три года еще один наш выпускник стал студентом в РФ, он поступил в технический вуз. Другая наша выпускница, Наталья Ипатий, учится на бюджете в Киевском медицинском институте: многие в бывшем Ренийском районе и за его пределами знают историю этой девушки, о ее мужественной борьбе с онкологическим заболеванием.

– Как вы считаете, почему молодежь стремится учиться за границей? Потому что это престижно?

– Главную роль, на мой взгляд, играет то, что там для иностранных студентов созданы хорошие условия. В той же, например, Румынии их не только принимают на бюджет, но и платят хорошие стипендии. В Украине же не всем студентам-бюджетникам платят стипендию. А об учебе по контракту и говорить нечего, оно стоит очень дорого.

– Как складывается жизнь ваших выпускников после получения диплома?

– Очень многие находят хорошую работу, что не может нас не радовать. Так, Наталья Попова, закончив  обучение в медицинском институте в Тимишоаре (Румыния), работает в престижной клинике в Германии, она врач-гинеколог. Александра Деду по специальности тоже врач-гинеколог, работает во Франции. Братья Александр и Владимир Бургоч – стоматологи, работают в Румынии. Сергей Потлог тоже врач-стоматолог, он работает в Италии.

– Все, кого вы назвали, живут и работают за границей…

– Выпускники 70-80-х годов, то есть мое поколение, после вуза старались вернуться в родное село, чтобы быть поближе к родителям. А сейчас тенденция совсем другая. Молодые специалисты, получив диплом, стремятся найти работу с достойной оплатой труда. И находят ее, как правило, за границей. В нашей стране, к сожалению, таких возможностей нет, вот молодежь и оседает в других странах. Думаю, если бы в Украине создали для молодых специалистов хорошие условия, обеспечили работой с хорошей зарплатой, давали бы жилье, то очень многие предпочли бы жить и работать на родине.

– Плавнинская школа – это школа с молдавским языком обучения, но в прошлом году у вас появился первый класс с украинским языком. Насколько актуальна для вашей школы проблема со специалистами, которые могут преподавать на государственном языке?

– В общей сложности у нас 13 классов и только один из них, 2-А, с украинским языком обучения, в нем 14 детей. Конечно, им приходится немного тяжело. О том, что дети не подготовлены к обучению в украинском классе, я предупреждала родителей еще до его открытия. Говорила о том, что в украинский класс предпочтительнее отдавать тех первоклашек, с кем смогут дополнительно заниматься дома и подтягивать язык, но ко мне не прислушались. В этом учебном году у нас один первый класс, в нем 12 учеников, и он с молдавским языком обучения. Напомню, что национальной школой, где преподавание по всем предметам ведется на молдавском языке, мы останемся до 2023 года.

У нас в штате 23 учителя, из которых 9-10 могут преподавать и частично преподают на украинском. Учебники по таким предметам, как история, география, биология заказываем, в том числе, на государственном языке. Общение с учениками на уроках происходит на обоих языках. Хотя школа национальная, до 20 из 45 минут урока должны идти на украинском, и мы эту квоту выполняем. Тем более наши ученики даже лучше им владеют, чем учителя, так как с первого класса изучают его как предмет.