Данные последнего времени позволяют утверждать, что Александр Васильевич Суворов – не только талантливый полководец, но и злостный «человекорасточитель». После двухвековой его героизации сегодня об этом говорят многие ученые-историки. Неопровержимые факты свидетельствуют о том, что военачальник никогда не считался с количеством человеческих жертв и даже не пытался их хотя бы по возможности уменьшить. Интернет-издание «Бессарабия.UA» попыталось разобраться с тем, что в деятельности Суворова является мифом, а что нелицеприятной правдой на примере знаменитого штурма Измаильской крепости 1790 года.

Рассуждения о гуманизме и человечности

Разумеется, мне могут возразить: мол, война есть война, и на ней всегда будут человеческие потери. Да, были и будут. Однако речь о другом: была ли возможность если не предотвратить их, то свести к минимуму, и как этой возможностью воспользовался тот или иной военачальник, направлявший вверенные ему войска в бой.

Хотя в этой публикации пойдет речь конкретно о Суворове и его роли в штурме Измаила, принцип «человекорасточительности» в российской истории был присущ не только ему. Совсем не случайно более двух веков спустя, уже в годы Первой мировой войны, в послании Николаю II, например, от 28 членов Госдумы и Госсовета (ноябрь 1916 г.) говорилось: «Принцип бережливости людской жизни не был в должной мере воспринят нашей армией и не был в ней достаточно осуществлен».

Теперь давайте обратимся к суворовскому штурму Измаила (в этой публикации я не буду подробно останавливаться на перипетиях военных действий, об этом написано уже немало.

Миф 1. Неприступная или нет?

Первое, о чем хотелось бы сказать: Измаильская крепость вряд ли заслуживала титулов «одной из лучших в Европе» и «неприступной», а заявление, которое якобы сделал некий турок: «Скорей Дунай остановится в своем течении, и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил», известно лишь по сочинениям российских авторов.

На самом деле твердыня была окружена преимущественно земляным валом и рвом, в котором вода была лишь на некоторых участках. Только два бастиона крепости имели каменные одежды, а со стороны Дуная вообще не было каких-либо фортификационных сооружений.

Миф 2. Количество оборонявшихся

Давайте разбираться, сколько же в Измаиле было защитников. Современные историки проанализировали реальные размеры Измаильской крепости и пришли к выводу, что ввиду протяженности ее внешних оборонительных сооружений гарнизон мог составлять не более 5-7 тыс. человек, а не 35 тысяч, как было указанно в официальных реляциях Суворова «наверх».

В дореволюционных изданиях и на картах XVIII-XIX вв. Измаил изображался как крепость площадью не более 350 тыс. кв. саженей, т. е. около 1,5 кв. км. На такой весьма ограниченной площади в более-менее приемлемых условиях могли пребывать во время осады не более чем 10 тыс. защитников. Но ведь в Измаиле были и мирные жители!

Согласно рапорту Суворова, после штурма крепости в ней находилось около 9 тысяч человек цивильного населения. К слову сказать, при бомбардировке, предшествовавшей штурму и во время него, погибло немало гражданских лиц. Значит, в общей сложности мирных горожан могло быть порядка 9-10 тысяч – по тем временам это целый город средних размеров.

Давайте сравним размеры гарнизона Измаила в разные годы. К примеру, в 1790-1791 гг. и 1809-1812 гг. численность российского гарнизона в крепости, видимо, не превышала 4 тысяч. Перед Крымской войной 1853-1856 гг., когда Измаил еще принадлежал России, оптимальная численность гарнизона определялась в 5 тыс. человек.

После всего скажите: как на весьма ограниченной территории могли разместиться 35 тыс. военных турок и тысячи представителей мирного османского населения? Как-то сам собой напрашивается вывод, что все это вымыслы российской имперской пропаганды с целью возвеличивания заслуг собственной армии и «непобедимого» Суворова.

Миф 3. Потери

В конце второй половины дня 11 декабря 1790 года после быстрой подготовки суворовские войска пошли в атаку. Российская армия так торопилась, что местность не изучила, поскольку чертежей Измаила никто не составлял. По этой причине штурмующие крепость группы войск иногда шли наугад, что приводило к неоправданным жертвам среди наступавших.

И вот Измаил взят, но какой ценой? Согласно «Списку Генералитету, Штаб и Обер-Офицерам, убитым и раненым на штурме Измаильском», в российской армии было убито 64 офицера (1 бригадир, 17 штаб-офицеров, 46 обер-офицеров) и 1815 нижних чинов. Было ранено 253 офицера (из них три генерал-майора) и 2450 нижних чинов. Таким образом, если верить официальной статистике, общие потери российской армии во время штурма составили 4582 человека.

Позднейший анализ исторических материалов приводит к выводу, что Суворов послал не вполне объективную информацию. По данным российских историков XIX века, убито и ранено было более 60% офицеров (при том, что не все из них непосредственно участвовали в штурме). Некоторые части потеряли погибшими и умершими от ран более половины нижних чинов.

А вот, например, по оценке участника штурма полковника Ланжерона, были убиты или умерли от ран более 8 тысяч российских воинов. При этом неясно, посчитал ли он казаков, которые к регулярным войскам не относились.

После штурма, в декабре 1790 года, генерал-майор Михаил Кутузов писал жене: «Век не увижу такого дела. Волосы дыбом становятся… Ввечеру приехал домой, как в пустыню… Кого в лагере ни спрошу, либо умер, либо умирает… Корпуса собрать не могу, живых офицеров почти не осталось».

Не будет большим преувеличением отметить, что потери российских войск при штурме Измаила, вероятно, были самыми тяжкими разовыми потерями за всю историю русско-турецких войн. Сегодня складывается такое впечатление, что Суворов в Измаиле действительно положил целую армию, но, скорее, не турецкую, а российскую.

Миф 4. Расправа над побежденными

Итак, Измаильская крепость взята. А что было дальше? К сожалению, об этом российско-советская историография предпочитала умалчивать.

И хотя в самом Измаиле Суворов попытался предпринять меры для обеспечения порядка, после овладения твердыней российские войска продолжали участвовать в локальных стычках на улицах города. Причем сражаться приходилось практически за каждое здание. В результате были убиты не только сотни обороняющихся османов, но и огромное количество мирных жителей – стариков, женщин и детей. Свидетели и участники этих событий говорили, что это была настоящая резня.

А теперь о пленных турках. В российской реляции от 21 декабря 1790 года сказано о 9 тыс. человек (из них 2 тыс. умерли от ран). Между тем 16 декабря Суворов сообщал, что пленных «более 3 тысяч», а 17 декабря рапортовал, что пленено было 5943 лиц мужского пола, а женского – 1520. Ясно, что к пленным Суворов причислил и мирных османов.

Внутри города был открыт огромный госпиталь. Тела убитых российских военных увозились за город и погребались по церковному обряду. Трупов же турок было так много, что был дан приказ просто бросать тела в Дунай. На эту работу были определены пленные, разделенные на очереди. Но и при таком способе Измаил был очищен от трупов только через шесть дней. Пленные турки были отправлены партиями в Николаев под конвоем казаков.

 Миф 5. Амбиции или патриотизм?

Одной из черт характера Суворова было непомерное честолюбие. Ему льстила возможность победы там, где его предшественники не смогли достичь успеха. Александр Васильевич был равнодушен к финансовому вознаграждению, но хотел известности, повышения в ранге, новых наград и званий.

В XVIII столетии офицеры обычно носили только самые высшие знаки отличия, но полководец надевал все ордена, что весьма впечатляло окружающих. Это нашло отражение и в живописи. Например, на полотнах И. Шмидта и Й. Крейцингера Суворов изображен с четырьмя крупными звездами, несколькими орденскими лентами, расположенными друг над другом, портретом правителя России в драгоценных камнях и множеством иных знаков отличия.

Непомерные амбиции Суворова, по мнению ряда ученых-историков, являлись одной из главных причин того, что к победам над противниками он стремился любой ценой. Любой, невзирая на человеческие жертвы!

Не только Измаил…

Суворов, как считают, хотел получить за Измаил звание фельдмаршала, однако Екатерина присвоила ему лишь почетное звание подполковника лейб-гвардии Преображенского полка. Более того, полководца просто убрали из действующей армии и отправили для исследования способов укрепления границы со Швецией. Фельдмаршалом он стал только после подавления польского восстания.

В октябре 1794 года произошла судьбоносная для Суворова битва в варшавском пригороде Прага (не путать с чешской столицей). В польской историографии это событие называется пражской резнёй и считается одним из чёрных дней в национальной истории. По некоторым оценкам, погибло до 21 тыс. мирных жителей и солдат с польской стороны.

Мне могут возразить, что расправе предшествовало уничтожение повстанцами российского гарнизона. Однако нельзя забывать, что российская армия с особым ожесточением подавила восстание сторонников Тадеуша Костюшко, ратовавшего за независимость Польши.

Из воспоминаний участника штурма российского офицера Льва Энгельгардта: «До самой Вислы на всяком шагу видны были всякого звания умерщвлённые, а на берегу оной навалены были груды тел убитых и умирающих: воинов, жителей, монахов, женщин, ребят. При виде всего того сердце человека замирает, а взоры мерзятся таким позорищем… умерщвлённых жителей было несчётно».

Суворов же в своей реляции утверждал: «редко видел я столь блистательную победу; дело сие подобно измаильскому».

Много вопросов вызывает и мифологизированный Швейцарский поход Суворова. После этого похода через Альпы самая боеспособная на то время армия Европы – российская – практически вообще перестала существовать. В итоге Суворов в январе 1800 года увел потрепанное войско, чтобы потом маршировать в Россию.

Завершить эту публикацию мне хотелось бы еще одним малоизвестным фактом. Кутузова нередко называют лучшим учеником Суворова. Однако в 1813 году Михаил Илларионович вычеркнул фамилию Суворова из текста поздравления солдат с победой над Наполеоном. На удивленный вопрос «почему?» Кутузов ответил, что Суворов никогда не защищал Отечества и является плохим примером защитника.

Напомним, что ранее мы писали о том, что стало с Измаильской крепостью.