В деловой Украине сегодня редко встретишь компанию, которая в нынешних непростых условиях рынка, усиленных влиянием пандемии COVID-19, показывает положительные финансовые результаты. Позитивным примером в этом плане может служить Украинское Дунайское пароходство.

В конце 2019 года руководство Министерства инфраструктуры Украины (МИУ) провело «шоковую терапию» для ЧАО «Украинское Дунайское пароходство», полностью сменив состав топ-менеджмента компании на новых людей во главе с Алексеем Хомяковым. Спустя всего год можно увидеть результат данного решения. Еще 2019 год компания закончила с убытком в 8,6 млн грн. и в целом годами находилась в состоянии перманентной неплатежеспособности. Однако уже в 2020 году был достигнут рекордный показатель чистой прибыли за последние 10 лет – порядка 49 млн грн.

Журналист Бессарабского медиахолдинга встретился с и. о. председателя правления ЧАО «Украинское Дунайское пароходство» Алексеем Хомяковым, чтобы расспросить его о достигнутых результатах и планах на перспективу.

– Алексей Валерьевич, вы уже больше года возглавляете ЧАО «УДП». Что изменилось в компании за это время? Чего удалось достичь, а чего нет?

– Еще на этапе обсуждения моего возможного назначения главой правления УДП я представил руководству МИУ свое виденье стратегического развития предприятия, а также план его реализации. Мы с самого начала выделяли несколько этапов. Первый – это, кончено же, обеспечение финансовой стабильности компании и ее вывод на прибыльность. Предприятие работало в убыток и, по сути, распродавало остатки флота. Сейчас уже мы видим, что с первым этапом мы успешно справились, несмотря на неблагоприятную внешнюю ситуацию во всем мире, связанную в первую очередь с пандемией COVID-19.

Безусловно, для стабилизации финансового положения пароходства нами был осуществлен ряд антикризисных мер, в том числе сокращение нецелевых расходов, установление эффективного внутреннего контроля, улучшение эксплуатационных показателей деятельности флота, оптимизация штата и т. д. Все это оказало ожидаемый бизнес-эффект на УДП и позитивно отразилось на финансовых результатах компании. Впервые за 10 лет пароходство показало значительную прибыль.

Тем не менее, несмотря на успешное решение первостепенных задач, у нас все еще остается неудовлетворительное техническое состояние флота, растет его аварийность, существует настоятельная потребность в финансировании обновления флота. Кроме этого требуются новые молодые профессионалы для работы в компании. Это ключевые факторы, которые негативно влияют на способность УДП функционировать как судоходная компания и генерировать прибыль для своего акционера – государства, а также существенно ограничивают перспективы роста и развития компании.

– Недавно в СМИ появилась информация, что вы обратились в Министерство инфраструктуры с просьбой передать компании речные порты и терминалы на Днепре. С чем связана эта инициатива?

– Это еще один запланированный этап развития компании, связанный с намерением выйти на новый для нас рынок грузоперевозок по Днепру. Это новый масштаб, который позволит расширить сферу деятельности и откроет новые рынки и возможности. У нас большой опыт оперирования флотом на реках, хорошая деловая репутация. Уверен, что и этот план вполне реализуем.

Мы открыто делаем необходимые шаги, чтобы днепровская речная инфраструктура начала создавать прибыль для государства, а не только для частных компаний, которые на данный момент де-факто монополизировали рынок транспортных перевозок по Днепру. Сегодня днепровские перевозки для нас – новый перспективный рынок, на который мы планируем зайти при поддержке МИУ.

При этом мы продолжаем дальнейшее развитие и укрепление позиций на нашем основном дунайском рынке. В частности, активно работаем над привлечением финансирования для модернизации и постройки нового флота в соответствии с новейшими техническими и экологическими требованиями ЕС.

– Вы сфокусированы только на грузовых перевозках или также планируете развивать пассажирские перевозки на Днепре?

– На сегодняшний день мы говорим только о развитии грузовых перевозок. Наши пассажирские суда продолжат работать исключительно на Дунае. Ждем, когда будут сняты карантинные ограничения, и наши «пассажиры» продолжат работу в привычном режиме.

– Алексей Валерьевич, вопрос о передаче УДП расположенных на Днепре речных портов и терминалов предварительно уже обсуждался с руководством МИУ?

– Упомянутая вами инициатива является первым официальным обращением в профильное министерство относительно привлечения финансирования на строительство флота и развитие портовой инфраструктуры. Оба эти аспекта рассматривались потенциальными кредиторами из ЕБРР и предварительно получили поддержку.

Как я уже говорил, наша инициатива связана с намерением осваивать рынок грузоперевозок по Днепру. Проще говоря, речь идет не только о строительстве современного флота, но и о развитии «мест технического обслуживания» и использовании новых технологий в грузоперевалке.

– То есть вы готовы заниматься развитием портовой инфраструктуры на Днепре в случае положительного решения вопроса со стороны МИУ?

– Естественно, с позиции УДП важны обе составляющие инвестиционного проекта, который мы собираемся реализовать. Наша компания сможет улучшить свои финансовые показатели, а для государства это привлечение финансовых ресурсов в развитие портовой инфраструктуры, создание дополнительных рабочих мест и возможность внедрения новых подходов в развитии логистических центров на реке Днепр.

– Ваше намерение выйти на рынок днепровских перевозок связано с отсутствием грузовой базы на Дунае или с какими-то субъективными причинами?

– Мы рассматриваем ситуацию с позиции выхода на новый рынок наряду с уже действующим рынком дунайских грузоперевозок как возможность увеличить доходы компании. Это позволит расширить сферу деятельности УДП с абсолютно новым флотом и новыми возможностями по грузовой базе. Разумеется, это возможно только с учетом разработки двух продуманных стратегий в каждом из двух направлений.

– Алексей Валерьевич, вы собираетесь заняться строительством нового флота УДП для работы на Днепре. А где намереваетесь размещать свои заказы?

– Для работы на Днепре нам придется строить новый флот, более современный, технологичный и экологичный. К использованию на этой реке существующий у нас флот непригоден – у него другой класс, не приспособленный для работы на водохранилищах. Для работы на Днепре предстоит строить флот озерного класса.

Разумеется, в строительстве флота мы намерены прежде всего использовать мощности нашего структурного подразделения – Килийского ССРЗ. Правда, на этом предприятии имеется опыт строительства главным образом барж, поэтому на заводе могут изготавливаться корпуса самоходных судов и баржи, а вот соответствующие оборудование и механизмы смогут производить другие компании. К этой работе, несомненно, мы привлечем потенциальных зарубежных партнеров, которые имеют больше технологий и опыта для реализации планов нашей компании.

– Предположим, МИУ уже в ближайшее время даст согласие на ваши просьбы. Однако, как известно, строительство флота – это не одномоментный процесс. Не окажется ли УДП неготовым к днепровским перевозкам в сжатые сроки?

– Дело в том, что передача портовой инфраструктуры тоже достаточно трудоемкий и длительный процесс. Поэтому он, как и привлечение кредитных средств, будет носить долгосрочный характер. В связи с этим будут выделены три направления нашей деятельности. Первое – связано с привлечением финансирования, которое потребует государственных гарантий. Второе – это производственная программа, поиск наиболее оптимальных технологий, которые отвечали бы современным требованиям и государственной стратегии развития внутренних водных путей Украины. И третье направление связано с локализацией производства для создания современного флота.

– На какие сроки вы реально рассчитываете в реализации такого масштабного проекта?

– Это не проект одного дня, месяца и даже года. Он носит долгосрочный характер, и точно определить сроки окупаемости и выхода в прибыль можно только прогнозно. Важно другое, что процесс трансформации УДП в успешную судоходную компанию начат, текущие финансовые результаты показали эффективность осуществляемых шагов, а наряду с этим мы увидим и доверие потенциальных институциональных инвесторов (Европейского банка реконструкции и развития, Европейского инвестиционного банка,  Международной финансовой корпорации). И все это – в ближайшей перспективе.

Наша команда уже показала хороший финансовый результат в самые сжатые сроки. Повторюсь, сегодня наряду с развитием дунайского направления, проект выхода на Днепр – ключевой для нас. Осторожно выражу надежду, что при следующей нашей встрече мы будем обсуждать уже его реализацию.