Укрпочта

“Укрпочта” ищет пути выживания, оптимизируясь на региональном уровне.  Просчёты  и проблемы этого процесса анализирует ” интернет-издание “Бессарабия.UA”.

Игры с персоналом

Очень не хочется выглядеть злоречивым регистратором негатива, брюзжащим по поводу наших «отдельных, кое-где ещё порой встречающихся недостатков». Ну, а что делать? Куда взгляд ни кинь – всюду клин. Иногда от отчаяния кажется, что в стране не осталось ни одной жизненно важной сферы, ни одной отрасли, ни одного уголка, где царят эффективный труд, порядок, справедливость, где радует развитие, а граждане работают и живут, не терзаясь ожиданием очередного «сюрприза» от правительства, монополистов-ведомств или  своих же  соотечественников-мироедов.

На днях почтальон, вручая газету, поделилась новостью: Измаильский узел связи, РУС, лишается отдела подписки. Вот те на! А как же подписная кампания? Мы что – окончательно прекращаем читать газеты и журналы?

Да нет, успокаивают подписчиков инициаторы нововведения менеджеры Одесской дирекции «Укрпочты». Население неудобств не почувствует. Всё останется как было: вы приходите в отделение связи, заполняете квитанцию, оплачиваете – и делу конец. Остальное не ваши заботы.

Это бодрое заверение паркетных почтовых генералов настораживает. Те, кто командует из штаба, и те, кто стоит на передовой, подвергаясь непосредственной опасности, ситуацию нередко оценивают по-разному.

Что, собственно, получается? Не ликвидация как таковая, не формальное упразднение подразделения, а «манёвр» под кодовым названием «оптимизация». Этим лукавым эвфемизмом сейчас подслащивают суровую реальность, сокращая рабочие места и выпроваживая трудоспособных людей на улицу.

В данном случае оптимизация состоит в том, что измаильских сотрудниц отдела подписки всем составом решили перевести в Одессу, в областную дирекцию «Укрпочты», на улицу Садовая,10, где с дореволюционных времён располагается респектабельное здание Главпочтамта. Не сократили, не уволили. Просто не спрашивая согласия, игнорируя другие процедурные моменты, перевели приказом. Простенькая, юридически вроде бы безупречная, но неосуществимая ввиду абсурдности схема. Ведь семейные женщины  вахтовым методом работать не смогут, да и жить в  Одессу ради копеечной зарплаты не переедут. Остаётся заподозрить какие-то эксперименты над персоналом.

Курс на суперцентрализацию

Лёгкость, с какой осуществилась эта кадровая операция, стала, по мнению сотрудниц, возможной потому, что Измаильский РУС в настоящее время – несамостоятельная безбалансовая производственная структура, контролируемая одесской дирекцией, а начальник узла – в сущности, командир без войска, поскольку дирекция ведает и  кадрами.

Этот факт из ряда многих подобных – пример политики суперцентрализации, активно проводимой  топ-менеджментом «Укрпочты». Нет ни возможности, ни необходимости анализировать здесь  ведомственную стратегию. Цель другая: показать читателям её негативные результаты и оградить рядовых почтовиков, ставших громоотводом для недовольных качеством услуг сограждан, от клиентских претензий и упрёков.

Все помнят, что при прежнем административном делении в каждом районе был  свой узел связи, объединявший почту и электросвязь. Их статус самостоятельных юридических лиц предполагал  хозяйственную самостоятельность руководителей. Та часть доходов, которая оставалась  на предприятиях, использовалась с учётом текущих и перспективных нужд коллективов.

Рыночная экономика заставила считать расходы. Киевские менеджеры, анализировавшие экономическую ситуацию в почтовой отрасли, решили, что за пределами столицы от многого можно отказаться (при этом ни в чём не отказывая себе, включая астрономические зарплаты).

Районный уровень принудили  ужимать потребности и бездумно, крохоборчески экономить; высвобождавшиеся средства перетекали в центр. К чему это привело? Вот пример. Были в наших сёлах относительно большие отделения с начальником,  заместителем, почтальонами. Вторую должность Киев решил сократить. Нагрузка на начальников увеличилась, они с нею не справлялись, нервничали, а им не верили. И люди стали увольняться. Так закрылось отделение в Богатом. Немыслимо, но крупное село осталось без почты.

Функции и возможности руководителей РУСов раз за разом усекались. Было введено так называемое сметное финансирование,  сверхлимитные расходы  оплачивал Киев. Потом и этого не стало. Когда телефония и почта разделились, финансирование, а также стратегическое и оперативное управление  полностью взяло на себя ведомство в лице «Укрпочты» и её областных дирекций.

Ныне амбиции зашкаливают. Гендиректор И.Е.Смелянский, как сообщают официальные источники,  принял решение построить в Украине шесть сортировочных терминалов. Первый, построенный во Львове на 18-гектарном участке, обошёлся более чем в миллиард гривен, кредит предоставил Европейский банк реконструкции и развития. На очереди Одесса. На фоне сократившегося в стране почтового обмена, резкого падения тиражей периодики, нищенствующих местных РУСов это решение вызывает у специалистов немало вопросов.

Укрупнение узлов почтовой связи прошло вопреки децентрализации и предвосхитило административную реформу. К сожалению, конфигурации узлов и  новообразованных районов не совпадают, порождая немало проблем и неудобств.

В Придунавье теперь один узел связи, вобравший  в себя бывшие Килийский, Измаильский, Болградский и Ренийский. В принципе, эта новация, если рассматривать её как математическую модель, может работать. Технических препятствий нет. Скорость передачи информации большая, сети открытые, электронные, современные. И зачем РУСу при упавших объёмах услуг,  четыре, скажем так, учёта, четыре бухгалтерии, где  сотрудники выполняют однотипные задачи? Теоретически идея укрупнения рациональна. Но при условии, что на эту идею будет работать вся система, все её слагаемые.

Плоды реформирования

Что же получилось в результате? Слияние РУСов состоялось, количество отделений увеличилось (по нашим подсчётам, до 70), списочная численность работающих ныне превышает 400 человек, несмотря на проведенную «оптимизацию» штата.  Ибо со временем, как говорят,  обнаружились кадровые лакуны, и на районном уровне их пришлось закрывать «представителями дирекции». Понятно, что по этой причине вырос штат одесского «штаба».

Фонд оплаты труда в структуре затрат предприятия составляет где-то 50%. Экономия на персонале может быть существенной. Однако при этом снижается качество услуг и спрос. То есть ухудшаются именно те показатели, на которые ориентируется менеджмент отрасли. Известно, что в  упоминавшемся отделе подписки Измаильского РУСа из восьми сотрудниц осталась одна. «Ужиматься» можно, но до каких пределов?

Сокращая расходы, «Укрпочта» стала искать источники доходов в сфере организации розничной торговли. И сделала почтальонов коробейниками. Идея вроде неплохая, даже благородная: доставлять  домой пенсионерам,  больным и немощным людям вместе с пенсией хозтовары типа стирального порошка, мыла или  расфасованные пищевые продукты.

Но торговля, строго говоря – функция, почте несвойственная. Да, процентов 10 от реализации товаров, возможно,  в доход капают, однако потребовалось создать отделы торговли с товароведами, нанять грузчиков, подготовить склады, принять на работу кладовщиков. А это – увеличение штата, не говоря уже о нагрузке на почтальонов  с копеечной прибавкой к их зарплате-минималке. Пришлось «подружиться» с сетью интернет-магазинов «Розетка», сотрудничество с которой киевский менеджмент навязал РУСам явочным порядком. Естественно, в Киеве остаются и розеточные деньги, измаильским почтовикам не достаётся ни гроша. Зато над  центральным входом в  наш главпочтамт красуется логотип  «Розетки» с ухмыляющейся мордашкой. Насмешка?

Модель преобразований в почтовом ведомстве на нашу почву перенесена механически, считают местные специалисты. Даже программное  обеспечение почтовых операций выполнено на английском языке, – не для нас, стало быть. Это выглядит малорезультативной пока что попыткой привить  современные технологии персоналу с другой ментальностью. С нашим уровнем кадровой подготовки, должностной необязательностью, расшатанной системой управления успех реформирования оказывается под вопросом.

О нестыковках не только стратегических, но и будничных, повседневных, внутренних почтовики могут многое рассказать. Чего только стоят отношения с РЭСом и водоканалом, руководители которых, отгородившись от клиентов ведомственными инструкциями-забобонами, стали неуправляемыми и недосягаемыми для потребителей. Волокита, нераспорядительность, игнорирование обращений – таков стиль работы с абонентами-юрлицами, в числе которых – Измаильский РУС. И некому призвать их к порядку.

Но, будем объективны, почтовая система тоже оказывается не на высоте. Иногда пакеты, по всем правилам отправленные Измаильским РУСом в  Одесскую дирекцию , пропадают, затерявшись, видимо,  в недрах офиса. Приходится  готовить дубликаты документов.

Вообще, в практике почтового ведомства многое удивляет. Измаильскому РУСу для ремонтных работ потребовался песок. Но купить его самостоятельно предприятие не имело права. Машину песка в Измаил от себя направил Киев. Песок стал «золотым» под призывы на всём экономить.

На дворе  21-й век, но РУС для обогрева  своих отделений вынужден закупать «буржуйки», поскольку электрообогрев дорог. А Киев, оплативший приобретение, закупает для Измаила ещё и 24 тонны топливных брикетов с  доставкой на место. Брикеты тоже стали «золотыми».

Обветшавшие помещения многих почтовых отделений давно требуют ремонта.  Да и относительно новый измаильский главпочтамт не в лучшем состоянии: внутренние стены третьего этажа до сих пор не оштукатурены, хотя здание в эксплуатацию принято. Больше того, стало известно, что  в подвале под слоем пыли была обнаружена проектная документация, свидетельствующая о том, что новостройка предназначалась  для Дома быта  с  большой прачечной. Вот вам и главпочтамт!

Что дальше?

«Укрпочта» – структура государственная, хотя её капитал акционирован. И вот у государства, в отличие от энергичной, с растущими тарифными аппетитами «Новой почты», денег на госкомпанию не находится, она постоянно латает тришкин кафтан и прозябает, обесценивается. Не для того ли, чтобы однажды её прибрал к рукам некий денежный мешок, как это сделал с «Укртелекомом» господин Ахметов? И чтобы господа журналисты,  оповещая о сделке, в очередной раз  стали нас убеждать: «Государство – собственник неэффективный»?