водоканал Аккерман

Когда в Белгороде-Днестровском сплошь и рядом слышишь разговоры об очередных отключениях воды вследствие её нехватки, возникают вопросы. Простые, как таблица умножения. В самом деле, как такое возможно, что в населённом пункте, с трёх сторон окружённом водой, причём пресной, её не хватает? Об этом пишет Бессарабия.UA.

В городе приказали долго жить такие водопотребляющие предприятия, как маслозавод, рыбокомбинат, мясокомбинат, завод сопротивлений и масса строительных организаций, а воды стало меньше. Те, кто говорит, что живительную влагу город стал больше потреблять ввиду роста населения, тот лукавит. Напротив, численность горожан снизилась по известной социально-экономической ситуации в стране. Молодые люди, а это они, в основном, составляют высокий процент оттока населения, выехали и продолжают выезжать за родные пределы в поисках лучшей доли. Находят ли они её – другой вопрос, но обратно почему-то возвращаются единицы…

Ранее вода в город поступала из водовода, что работает от водоносной Беляевской станции. Позже, лет десять назад, местные власти решили отказаться от дюкера, который был проложен по дну Днестровского лимана. Причиной тому стала его поломка. На ремонт же денег не было. Специалисты мигом подсчитали, что если город перейдёт на водоснабжение от артезианских скважин, то проблема будет решена. Как раз тот случай, когда практика не совсем в ногу с теорией. Казалось бы, да – в городе есть скважины некогда законсервированные, почему бы и не попробовать?

Вот и «попробовали». Вместе с тем почему-то мало уделили внимания двум важным составляющим: стоимости бурения одной скважины и запасам пригодной для употребления воды в подземных водоносных слоях.

Надо сказать, что снабжение города водой идёт с трёх уровней водоносных горизонтов. Первый – плиоценовый горизонт. Он располагается в том месте, где когда-то  пролегало русло реки Днестр. Глубина залегания горизонта – 70-75 м. Это самая качественная вода. Проблема в том, что этот горизонт катастрофически истощается, не пополняясь свежей водой. Второй – верхний горизонт. Он пополняется. Третий горизонт – средний сармат. Вода этого горизонта формируется в южной, болотистой местности Беларуси. Она с привкусом сероводорода, а глубина её залегания – 220 м.

В Белгороде-Днестровском работают порядка 40 скважин с общим дебетом более 8 тысяч кубометров воды. Из этого количества скважин около семидесяти процентов составляют средний сармат. Вода подаётся хорошо, но требует дополнительной очистки. На так называемом «втором» подъёме в городе она проходит очистку. Но лучше ли от этого качество живительной влаги? Из десяти опрошенных аккерманцев девять плюются, когда начинаешь касаться темы качества водицы.

А теперь – главное. Для полного, бесперебойного обеспечения Белгорода-Днестровского водой необходимо пятнадцать тысяч кубометров. У нас же – 8 тысяч. Сопоставим…  Выходит, необходимо запустить почти столько же скважин. То есть, речь идёт о ещё 35 установках. И всё бы ничего, но в финансовом плане, это выглядит достаточно дорого. И тут, как ни крути, думаю, следует возвращаться к теме беляевского водовода посредством дюкера через лиман. В любом случае его ремонт обойдётся в разы меньше, нежели бурение и оснащение необходимым оборудованием новых артезианских скважин, да ещё в таком количестве.

Есть ещё один немаловажный момент.

Состояние городских канализационных сетей. Несмотря на усилия городской власти навести в этом вопросе порядок, на сегодняшний день тема водоотведения в Белгороде-Днестровском сказать, что актуальна – ничего не сказать. Ежегодно, вследствие порывов канализационных магистралей в Днестровский лиман стекают десятки тысяч кубометров нечистот. Как результат – загрязнение водоёма и массовая гибель рыбы. Несколько лет назад побережье лимана устлал «ковёр» мёртвой рыбы. В основном, карася. Местные экологи промычали на сей счёт, что-то вроде того, что карась после икрометания всегда погибает (???). Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Часть коллектора протяжённостью более километра, который проходит по улице Кишинёвской, уже несколько лет в нерабочем состоянии. Временно брошена линия по перегонке стоков. В 2011 году, когда в очередной раз рванул коллектор, в лиман сошло несколько десятков тысяч кубометров отходов. После история повторялась. Бывший на то время губернатор Матвийчук пообещал на замену аварийного коллектора, если не ошибаюсь, что-то около тридцати двух миллионов гривен. Показательно произошла замена части коллектора длиной аж в 40 метров. На этом дело замялось. Далее были выборы, после «губера» поменяли, и следующего постигла та же участь.

Так вот. Даже если гипотетически предположить, что «вдруг» некий  филантроп даст денег на бурение скважин или ремонт дюкера, что мы будем иметь на выходе? Если даже при ежесуточном потреблении городом семи тысяч кубов воды канализационные сети не справляются отводить стоки, то, что будет, когда пойдёт потребление 15 тысяч кубометров? Надо полагать, Содом и Гомора местного разлива.

Так, в чём же правда, братья? (Яйцо или курица?). Правда — в системе. Вернее, в поэтапности. Думается, прежде, всего, необходимо взяться за вопрос водоотведения. Без этого – никак! Как? А это, господа, власти города и иже с ними депутаты, решать вам. На то вас, родимых, народ и избирал, и уполномочивал. Или вы до конца своей каденции так и продолжите снимать с работы городского голову, войдя, таким образом, в Книгу Гиннеса, как самый бестолковый местный парламент в Европе?

Ну, и в завершение – насущный вопрос – тарифы за водоснабжение и водоотведение. Как известно, вдобавок ко всем прелестям, что, словно из помойного ведра обрушились на нас за последние полгода, мы должны сами себе повышать тарифы на все виды коммунальных услуг. При этом, увеличения заработных плат трудящимся предусмотрено, но очень скромно.

В очередной раз народ попадает в ловушку, расставленную своим правительством. Они-то всегда пекутся о нас. Уж, так пекутся, что, порой, хочется «втекти світ за очі» от такой заботы.