Степан Дмитриевич Иванов, врач-инфекционист с 43-летним стажем работы по специальности и огромным опытом руководителя в здравоохранении, первый, кто принял на себя удар в Ренийском районе по лечению больных коронавирусом.

Расскажите нам о коронавирусе и о том, как работает инфекционное отделение в условиях пандемии COVID-19?

Коронавирус распространен по всему миру, а не только в нашей стране. Болеют все: начиная от маленьких детей и до пожилых людей. Эта болезнь не щадит никого: ни больных, ни ослабленных, ни тренированных людей. В основном, болеют пожилые люди, старше 70-ти лет, особенно 75-80 лет тяжело переносят эту болезнь. При коронавирусе люди испытывают много разных неприятных проявлений этой болезни. Самое главное — это повышение температуры, слабость, боли неопределенного характера: то болят мышцы, то болит поясница, то болят ноги. Больные говорят: «Мне плохо». Это «плохо» я слышу давно, хотя человек не может понять, почему ему плохо? В чем заключается слово «плохо»?

Кроме боли и высокой температуры у человека наступает чувство страха, неопределенности в сегодняшнем, завтрашнем дне. Все это показывает, что у пациента страдает центральная нервная система. Кроме того, еще головные боли, хотя мало кто жалуется на сильные головные боли, у них у всех легкие головные боли. В основном это боли неопределенного характера, которые распространяются практически по всему телу. Это могут быть боли мышечные, суставные, болит поясница, некоторые жалуются на боли в почках.
И я объясняю больному, что это у него болят мышцы и суставы. Что еще важно при этой болезни? Кашель и насморк носят легкий характер. Заложенность носа вызывает у больного ощущение наполненного водой носа. Кашель в основном сухой отличается по характеру от кашля и мокроты при ОРВИ. Воспаление легких при COVID-19 отличается от обычной пневмонии, носит сегментарный характер.

Если при обычной пневмонии очаговое воспаление, то есть зажигается часть легкого, то при коронавирусной пневмонии поражается все легкое, носит сетчатый характер.  Что еще по клинике?Были случаи, когда болезнь проявлялась тошнотой, рвотой, развитие симптомов обострения язвенной болезни, потом все проходит. Появляется диарея, которая длится день-два, но она изнурительная — от пяти до десяти раз в день жидкий стул.

Наступает ощущение слабости, отсутствие аппетита в первые дни. Все больные это подтверждают. Потом временное облегчение, когда возникают нормальные ощущения. На другой день опять плохо, температура от 37,2 до 39,5 градусов, в основном она субфебрильная — до 37,5 градусов – такая температура ломает человека. Вот такая ситуация с коронавирусной инфекцией. Пневмонии, как правило, длительного характера. Если мы иногда пытались на 15-18-й день делать контрольные снимки легких, для подтверждения завершения болезни, то теперь в легких изменения остаются, потому что там процесс идет за счет того, что происходит закупорка мелких артерий легкого. За счет этого идет нарушение дыхательной функции легкого:  падение насыщения крови кислородом, уменьшается объем легкого, которое может наполнить кислородом кровь, падает так называемая сатурация крови, имеется в виду снабжение крови кислородом, и этих больных приходится подключать к кислороду. У нас два инфекционных отделения: первое — инфекционное отделение и второе на базе неврологии. Как правило, в первом при положительном ПЦР тяжелых больных отправляем на лечение в Измаил, при средней и легкой форме заболевания лечим на дому. Попадают наши больные и в наше реанимационное отделение, и в отделение реанимации и интенсивной терапии  Дунайской областной больницы в Измаиле.

Какие меры безопасности Вы нам посоветуете, чтобы предотвратить заболевание?

Никаких медикаментозных средств профилактики нет. Сегодня разрабатывается, изучается, проводится и проходит испытания и уже работает, я надеюсь, что работает, вакцина против коронавирусной инфекции. Как можно говорить, что работает вакцина, если надо привить человека от вируса, через 20-30 дней привить второй раз, и только тогда его можно попробовать заразить и убедиться, что он не заразен?

А так просто продавать вакцину, брать с людей много денег — это неправильно. Чем и как лечиться, я вам рассказывать не буду, потому что это должны делать врачи- специалисты. В интернете разная информация, если хотите, сами ищите через интернет. Но врачи и лично я не рекомендуем заниматься самолечением, иначе потом исправлять ситуацию очень сложно.

Хотелось бы отметить, что очень важна профилактика этой коварной вирусной болезни. Один из главных моментов профилактики, который подтверждает свою эффективность — это исключение контактов с больными. То есть, дистанция между здоровыми людьми, ношение масок и соблюдение личной гигиены, использование дезинфицирующих средств в быту.

Что касается ношения перчаток, я как специалист был лично против этого, и сегодня это подтверждено. Сегодня коронавирус живет на любых поверхностях недолго. Перчатки это очень хорошая штука для меня, врача, так как я в них работаю.

Для людей нужны они там, где находится большое количество людей, чтобы вирус на руки не попал и после использования их лучше сразу выбросить. Но теми же перчатками можно машинально занести инфекцию себе на лицо, в нос, в глаза – ведь это естественные движения людей. Перчатки вирус не убивают, они не допускают, чтобы вирус попал на руки.

Вирус на перчатках гораздо дольше держится, чем на руках. Чтобы вы знали, мы при обработке рук антисептиками, а также своими биологическими способностями сами убиваем микробы. А я как врач, который находится в очаге вируса, одеваю перчатки, щиток на лицо и форму, затем в специальном помещении все это снимаю, обрабатываю дезинфицирующими средствами.

Важно еще разъединение в коллективах. Почему сейчас идет запрет массово-развлекательных мероприятий? Для того, чтобы не было контактов с больными. Это касается и образовательных учреждений, где находится много детей.

Коронавирусная инфекция имеет очень хитрый инкубационный период. С момента попадания инфекции человеку в организм проходит до двух недель, затем проявляется заболевание. Но перед тем, как у него проявится заболевание, 3-4 дня ни кашлем, ни чиханием, а просто выдыханием выделяется вирус, который может попасть к другому человеку, поэтому ношение маски обязательно. Тот, кто носит маску, защищенный где-то на пять процентов.

Больной, надев маску, защищает здорового человека в маске почти на 80 процентов, потому что не распространяет вирус кашлем, чиханием, пением. Поэтому важно сейчас дистанционное общение, дистанционное обучение, дистанционное управление и т.д.

Какая занятость коек в клинике?

В инфекционном отделении у нас 10 коек, а в неврологии (инфекционном отделении) — 15 коек. У нас сегодня в оба отделения подведен кислород, по семь точек подачи кислорода в каждом отделении. К кислороду подключают больных, у которых сатурация в крови менее 90%. Когда сатурация поднимается, выдерживаем еще немного больного на кислороде, проверяем.

Если же ситуация у больного не улучшается, его отвозим в Измаильскую инфекционную больницу. А если у больного состояние тяжелое, отвозим в Дунайскую областную больницу. Наполненность кроватей: 90% почти каждый день в инфекционных отделениях. В основном больные попадают к нам с пневмониями, крайне редко с диареей. Больных мы обследуем на ПЦР и ИФА.

ПЦР — это выявление вируса со слизистой носа и горла. ИФА (иммуноферментный анализ) делается из венозной крови человека, который был инфицирован и болел коронавирусом – анализ определяет иммуноглобулин, который производится на 5-6 день болезни и содержится в крови 2-3 недели. Это говорит о приобретенном иммунитете на данный вирус. Анализ ИФА берет наша лаборатория, и отправляет в Измаил и затем в Одессу. А ПЦР мы отвозим в Одессу.

Результаты получаем по-разному — иногда на второй-третий день, иногда через 2-3 недели. Если мы обнаруживаем больных с коронавирусом на ПЦР, они подлежат полной изоляции. На 10-14-й день лечения становится понятно, что у человека уже нет вируса, повторно ПЦР уже не проводим. Человек может приступать к работе. Если больному все еще плохо, болеет пневмонией, например, продолжаем больничный лист и лечим далее, в зависимости от ситуации.

Что касается нагрузки медработников в инфекционном отделении — медсестра постоянно работает одна и выполняет всю работу: прием больных, работа с документами, обслуживание больных — все на ней одной. А во втором, в неврологии, работают две медсестры, есть процедурная медсестра, старшая медсестра. Нагрузки большие, а зарплата минимальная.

Есть маленькая доплата за вредные условия труда, за стаж работы. Доплата 300% нашим медработникам не полагается. Небольшая надбавка выплачивается по решению районного совета из районного бюджета. А у нас много работают с ковидными больными, в том числе и лаборатория, и рентген и др.

Несмотря на трудности, эти героические люди, которые преданы своему делу, сдерживают распространение опасного заболевания среди нас. Выражаем слова благодарности всем работникам медицинской отрасли за самоотверженный ежедневный труд, за неустанную борьбу по спасению наших жизней. Пожелаем им крепкого здоровья, стойкости духа и всесторонней поддержки.

По материалам публикации Ренийской районной государственной администрации.