Садковский

Олег Владимирович Садковский – генеральный директор Измаильской центральной районной больницы. Так теперь, в духе времени, называется его должность, хотя смена статуса вряд ли сказалась на традиционных обязанностях главврача, которые он исполняет уже десять лет. Бессарабия.UA побеседовала с ним о делах насущных,  планах  и перспективах.

Надо знать наши реалии, нашу способность за броскими словами и вроде бы новыми формами прятать пустое содержание, часто выдаваемое за реформы. Долго шли споры о том (они продолжаются и сейчас), стоит ли в одном лице сочетать функции администратора-хозяйственника и главного врача как организатора и участника лечебного процесса. Совмещение этих обязанностей вызывало вопросы, поскольку ежедневная хозяйственная рутина отнимает у руководителей медучреждений время, необходимое для сугубо профессионального общения с пациентами и коллегами.

Выход виделся в разделении сфер ответственности. Так в больницах появились генеральные директора, никаким боком к медицине не стоявшие, но сведущие в экономике и с управленческим опытом за плечами.

Увидим, какими результатами обернётся это нововведение, тут прогнозы неоднозначные. Сам Олег Владимирович относится к данной идее скептически, и когда я поинтересовался, как он идентифицирует себя, кем, по сути, ощущает – врачом или менеджером, или тем и другим одновременно, он, не дослушав вопроса, решительно перебил: «Прежде всего, я врач! Всё остальное — приложение». В его запальчивости   почуялись не только отголоски «внутрисословных» дискуссий, но и вызванные ими раздумья о собственном профессиональном предназначении, с которым он, похоже, окончательно определился.

«Безусловно, — соглашается, — моя должность предполагает менеджерскую составляющую, но одними навыками менеджмента тут не обойтись. Без знания лечебного дела, не имея базового медицинского образования,  управлять медучреждением затруднительно. Пусть наш Минздрав экспериментирует, однако приходится признать, что видение процесса, цели и мотивы работы у медика и управленца совпадают не всегда. Если главврач нацелен на медицинские показатели, то директор, как правило, – на экономические. Отсюда и соответствующая стратегия, поэтому даже толковый начмед при таком гендиректоре – не панацея».

Эта логика, подумалось мне, имеет свои резоны, в ней ключ к пониманию принципов Садковского-главврача. В её основе —  эмоции и чувства, вершину которых венчает свойственное призванию медика милосердие, а значит, гуманный подход к делу в отличие от расчётливого, сухого, порой меркантильного рационализма. Уверен: этот подход ближе и пациентам.

Закончив Одесский медуниверситет и интернатуру по специальности «врач семейной медицины», Садковский прошёл её основные сельские иерархические ступеньки: четыре года поработал семейным врачом в Новонекрасовке-Ларжанке, затем зам. главврача ЦРБ по сети, потом исполнял обязанности главврача. Теперь он — полномочный главный врач Измаильской центральной районной больницы. Завершить характеристику его профессионального имиджа можно двумя следующими штрихами: с некоторыми оговорками он одобряет и в целом активно поддерживает основные идеи медреформы, предпринятые Ульяной Супрун, а ушедшего в отставку Максима Степанова считает одним из лучших министров здравоохранения в новейшей истории страны. С учётом того, сколько ушатов критики было на этих персон вылито, позиция Садковского выглядит вполне самостоятельной, продуманной и дальновидной.

Вверенная ему структура подразделений ЦРБ носит разветвлённый характер: 16 крупных амбулаторий, по два фельдшерских и фельдшерско-акушерских пункта, плюс больница в Измаиле, инфекционное отделение, терапевтическое, офтальмологическое, кардиологическое, консультативно-диагностический центр по пр. Суворова, 69. Как руководителю ему, конечно, хотелось бы большей компактности, — в виде комплекса, в котором всё было бы сосредоточено под одной крышей: «первичка», поликлиника, стационар. Но это, скорее, городской вариант. Ведь сельские амбулатории всегда будут в отдалении.

С замечанием о том, что «многообъектность» чревата обособлением, и некоторые главврачи больниц вполне могли бы оставаться заведующими отделениями, не умножая административно-бюрократическую надстройку, Олег Владимирович не соглашается. «Я бы не сказал, что у нас много больниц и много главврачей. Мы обслуживаем 250 тысяч населения Южной Бессарабии, это четверть Одессы, миллионного города. А в нём десятки городских больниц, в том числе, если не ошибаюсь, пятёрка больниц областного подчинения. Там тоже свои главврачи. У нас больниц не так много. По некоторым направлениям мощностей даже не хватает, надо развиваться и расширяться.

— Хотелось выяснить, как соотносится топография подразделений с новым территориально-административным устройством. С укрупнением южно-бессарабских районов, видимо, возросла нагрузка на медперсонал, усложнились контакты?

Олег Владимирович не разделяет эти опасения. Сельские медучреждения остались в границах новообразованных ОТГ с соответствующей административной подчинённостью и полномочиями. Килийские – в Килийской ОТГ, вилковские и прочие – соответственно. Проблем, на его взгляд, здесь  нет. Что касается официального названия ЦРБ, то пока оно звучит так: Коммунальное некоммерческое предприятие Сафьянского сельского совета Измаильского района Одесской области «Центральная районная больница». Главврач понимает, что сочетание «сельсовет и ЦРБ» воспринимается как курьёзное. Но оно преодолимо: Сафьянскую ОТГ планировалось назвать Придунайской, и эта идея не оставлена, она рассматривается в «верхах».

Говоря о проблемах, стоящих перед ЦРБ, мы с собеседником то и дело возвращаемся к медреформе. Кардинальных изменений пока не произошло, констатирует он, а вот потери, к сожалению, есть. В частности, на местном уровне больные лишились онкологической и психиатрической помощи. То есть идея реформы отличная, – правильная и жизнеспособная, но реализация её хромает. Возможно, что-то было неправильно понято и оценено на местах. Во всяком случае, тенденция сокращать, урезать, минимизировать в здравоохранении пока не изжита. И она сказывается на профессиональных судьбах медиков. Нельзя ломать людей! Больницы закрывают, отделения расформировывают, врачи вынужденно оказываются на улице. Коллеги, понимая, что придёт и их черёд, ищут пути отхода, поглядывая на заграницу. Молодёжь – туда же. Хотя работа в Польше или Германии – это непростой путь. Надо освоить язык, сдать массу экзаменов на соответствие должности. И всё же люди идут на это, зная, что обретут достойную зарплату и достойный соцпакет в отличие от туманных перспектив в Украине.

Ситуативные проблемы – коронавирус, вакцинация – усугубляются у нас проблемами хроническими, к которым в первую очередь следует отнести нехватку кадров, необходимость улучшения качества пребывания пациентов в стационаре. Сущность и наполнение медицины, структуру, мощность и перспективы медучреждений на конкретной территории определяет пациент, подчёркивает Садковский. В этом суть реформы. Именно его, пациента, потребности являются фактором развития медицины. И он требует сейчас хороших условий, комфортных палат, поликлиник без очередей, профессионально грамотных и доступных семейных врачей. Ведь сами медики тоже бывают пациентами, а потому знают, что конкретно раздражает людей. Это и «благодарности», и сложности в получении медицинской помощи, пресловутые очереди. От этого надо избавляться. Врач, имеющий репутацию хорошего специалиста, не должен думать о своём заработке. В его зарплату должно конвертироваться количество обращающихся к нему больных.

Интересуюсь, насколько актуален для медиков ЦРБ вопрос профессиональной коммуникации. В некоторых медицинских коллективах в последние годы возникает непривычная и неприемлемая атмосфера закрытости, конкурентного соперничества. То ли в борьбе за пациента возобладала психология рыночных отношений, то ли стали рушиться нормы корпоративной этики, возможно, сказалась и нервозная ситуация в самом обществе, но холодком отчуждения таки потянуло. Профессиональной информацией, наблюдениями и опытом личной практики коллеги делиться перестали, традиция разбора и обсуждения сложных эпикризов прервалась. Олег Владимирович подобные явления на счёт своего коллектива не относит, считая, что там, где они появляются, просто отсутствует систематическая работа с персоналом и нет объединяющего людей начала. «Общение врачей на уровне отделений, больницы в целом, конечно же, происходит. И порознь, и вместе. Хотя не так интенсивно по причине коронакризиса. Все загружены, организовывать что-то масштабное сейчас не получается. Но еженедельно, по четвергам, проходят общие собрания, раз в две недели собирается «первичка». Если появляются какие-то новшества технологического, организационного характера, ставим людей в известность. Общаемся онлайн, техника позволяет».

Усилия его и его помощников направлены на то, чтобы сберечь сложившуюся в дореформенный период структуру и персонал. «Самое ценное, что у нас есть, это врачи и медсёстры», — говорит Садковский, — бездумно «оптимизировать» их  численность нельзя, терять – тем более. Какие-то подходы к структуре, к механизму взаимодействия меняются, но я готов сохранить всё, что было до меня, и пройти эту реформу ради будущего развития без «санитарных потерь». Хочу в следующем году открыть отделение «хирургии одного дня» — хирургии малоинвазийной, щадящей. Хочу, чтобы преобразилось инфекционное отделение – стало функциональным, красивым и комфортным. Очень хочется видеть наши сельские амбулатории добротными, более удобными. Планируем наконец достроить три амбулатории в рамках президентской программы развития сельской медицины. Я бы ещё остановился на работе нашего консультативно-диагностического центра, но боюсь утомить читателей.

— Запланируем это на будущее. В заключение, Олег Владимирович, сакраментальный вопрос о деньгах. Финансирование есть?

— Мы финансируемся из разных источников. Главный – НСЗУ, Национальная служба здоровья Украины. Нам оплачивают услуги согласно заключённым договорам по хирургии, терапии, поликлинике, «первичке», за лечение ковида.

— Много пакетов?

— Восемь. Деньги на зарплату, расходные материалы, коммуналку поступают из местного бюджета. Капитальные приобретения, ремонт, новое строительство – это госбюджет. Но и областной при необходимости подключается.

— И какой поток полнее и надёжнее?

— Если начистоту, то местный. Нам повезло и с прошлым собственником – Измаильским райсоветом, и с нынешним в лице руководства Сафьянской ОТГ. Люди там адекватные, проблемы медиков видят и слышат, всемерно помогают и подставляют плечо.

— Что ж, на этом оптимистическом заявлении поставим точку. До следующей встречи, доктор!