крепость

«Блокируют страницы и возможность оставлять комментарии». По словам килийцев, такими методами с их высказываниями борются сотрудники НИИ Памяти имени Г.С. Попова и немецкого журнала «Экспедиция». Уже несколько недель в социальной сети «Фейсбук» не утихает дискуссия между жителями Килии и представителями указанных организаций, – дискуссия, ставшая следствием размещения видеоролика, в котором руководитель Одесского регионального отделения Украинской академии наук (не путать с НАНУ, Национальной академией наук Украины! – Авт.) Олег Мальцев со своими коллегами ищет следы существования Килийской крепости.

вид местности

На видео ученый заявил, что экспедиция в Килие не увидела никаких признаков того, что на территории города когда-то располагалось  сооружение такого рода.

Заявление вызвало возражения местных жителей, многие из которых знают, что «Старая Килия», или «Килия Веке», расположена у них в прямом смысле слова под ногами. Забегая вперед, скажем, что этот факт подтвердил в разговоре с нами историк, преподаватель ИГГУ Иван Татаринов. По его словам, точка взлета дрона, с которого экспедиция производила съемки, была крайне неудачной. Остатки укреплений оказались прямо под ним и не попали в объектив. А еще Иван Евгеньевич показал нам то, что на сегодняшний день осталось от бастионной крепости на Google Maps, отметив, что на местности рассмотреть останки  достаточно сложно.

Изучали ли Google-карты Олег Мальцев и его помощники, нам достоверно не известно. Но то, что они не общались ни с кем из местных жителей, мы можем утверждать, ссылаясь на заявления представителей журнала «Экспедиция».

После публикации на сайте Бессарабия.UA статьи, посвященной полемике между учеными и жителями Килии, с нами связалась член-корреспондент УАН Ирина Лопатюк. Скрины направленного в наш адрес письма мы публикуем полностью в конце статьи. Здесь же хотим обратить внимание читателей на несколько изложенных в нем тезисов.

По словам Ирины Лопатюк, Килия не является предметом текущего научного исследования; изучение этой среды – лишь одна из точек экспедиционного маршрута. Видео и прочие посты в журнале «Экспедиция» не содержат выводов о фортификационных объектах Килии, да и не могут их  содержать, поскольку экспедиция ещё не завершена. При исследовании исторической среды Килии согласно методологии, разработанной на основе междисциплинарного подхода, применялись методы визуальной социологии, антропологии, использование счетно-решающего прибора (СРМ) теста Роршаха при анализе среды и др. Выводы, согласно целям экспедиции, будут представлены в будущем в надлежащей научной форме, после завершения всех этапов экспедиционных научных исследований, после прохождения такого этапа как «рецензирование». В качестве цели экспедиции Ирина назвала «воссоздание среды как системы, способствующей определению идентичности украинского народа».

Журналисты Бессарабия.UA попросили доктора исторических наук, профессора кафедры археологии и этнологии Одесского национального университета имени И. И. Мечникова Александра Пригарина прокомментировать ситуацию.

По мнению Александра Александровича, нашумевший видеоролик – один из примеров аматорского отношения к прошлому. Увидеть в течение одного дня что-либо, представляющее научный интерес, вооружившись при этом только фотоаппаратом и видеокамерой, довольно сложно. То, что в Килие на первый взгляд не видно ничего, свидетельствующего об ее уникальной истории, не означает, что истории там нет.

В чем сотрудники «Экспедиции» правы, так это в том, что на поверхности территории Килии очень мало следов ее былого военного величия. При этом с тем, что крепость в Килие была, и была достаточно большой, сегодня спорить сложно. Это подтверждают и документальные источники, и проводившиеся ранее раскопки, позволившие выявить локализацию участков фундамента старинного бастиона.

Из сохранившихся «в зоне видимости» артефактов, свидетельствующих о славном историческом прошлом города, сегодня каждый житель Килии назовет православный Храм Святого Николая, основание которого, по некоторым данным, датируется 1485 годом. Кроме того, и стар и млад в городе знают о сохранившемся на его территории еврейском кладбище. На нем есть надгробия, которым уже около шестисот лет.

Мы поинтересовались у Александра Пригарина, знаком ли он с методом «визуальной социологии» и его применением в археологических исследованиях. По его словам, речь идет о традиционном для этнографии методе включенного (непосредственного) наблюдения и ничего выходящего за рамки науки в нем нет. Но если бы члены экспедиции до приезда в Килию изучили более серьезные источники, чем та же Википедия или подобные ей сайты, то они бы в первую очередь подъехали к Свято-Никольской церкви (Храм Святого Николая – Авт.). В лапидарии, созданном усилиями его настоятеля, хранятся греческие, армянские, молдавские надгробные плиты, позволяющие изучить целый пласт истории города.

Также Александр поддерживает версию, что разрушению крепости в течение нескольких веков традиционно «помогали» сами жители, которым был нужен строительный материал для возведения собственных домов и других сооружений. В частности, камни, очень похожие на те, из которых в свое время строились крепости, он собственными глазами видел в основании дамбы на Дунае, расположенной в пределах Килии.

По информации, предоставленной ученым, остатки фундамента Килийской крепости сегодня можно обнаружить под землей начиная с территории завода «Титан» и заканчивая центром города, где расположена Свято-Никольская церковь. Напомним, что на присутствие следов крепости как раз в той части окрестностей завода, где проводила свое исследование экспедиция, указал и Иван Татаринов.

Александр Пригарин считает, что в случае с визитом «Экспедиции» в Килию имеет место манипуляция, когда, прикрываясь одним направлением науки, рассуждают о другом. И страдает этим не только украинская наука. А пока у государства и отдельных местных общин нет денег на проведение фундаментальных исторических исследований, подобных экспедиций будет появляться все больше.

Проблему ученый видит и в отсутствии просветительской деятельности, сокращении часов истории в школе. Такое пренебрежение культурным наследием приводит к тому, что активизируются «специалисты», которые эксплуатируют тему истории отдельных населенных пунктов и государства в целом.

С тем, что мнение жителей города может не соответствовать реальному положению вещей, Александр Пригарин согласен. Простой человек не может обладать глубокими познаниями истории своего населенного пункта. Но в силах городских властей обозначить локализированные участки фундамента специальными указателями или памятными знаками. Тогда и горожане, и гости города будут понимать, где конкретно находятся остатки старинных сооружений.

Килия практически не фигурирует в своде культурного наследия Украины. Несмотря на ее многовековую историю, единственный объект в городе, который зафиксирован как памятник архитектуры национального значения, – это упомянутая выше Свято-Никольская церковь. При этом в Килие много построек XIX века, представляющих собой архитектурную ценность. К этому же периоду относятся Храм Покрова Пресвятой Богородицы, Свято-Дмитриевский храм и часовня в центре города. Чтобы привлечь внимание к имеющимся памятникам архитектуры, сегодня необходимо хотя бы осуществить их паспортизацию. После этого их можно будет включать в туристические маршруты, а значит, и туристы, и просто интересующиеся историей люди смогут воочию убедиться в том, что у Килии действительно интересное и многогранное многовековое прошлое.

Но вернемся к сомнительной концепции экспедиции. Отметим что «Украинская академия наук», членом которой является Олег Мальцев, – это общественная организация, не имеющая ни статуса научного формирования, ни каких-либо известных достижений. На страницах Википедии, где размещены статьи с ее упоминанием, указан ряд предостережений, одно из которых призывает «не путать с Национальной академией наук Украины».

Зато, как выяснила в феврале 2017 года журналист Ирина Коваленко, удостоверение члена-корреспондента УАН можно получить, оплатив «за вакансию» сумму, эквивалентную 300 долларам.

Во время изучения доступных в интернете материалов о деятельности Украинской академии наук, которых, кстати, нам удалось найти очень мало, наше внимание привлекла фраза, указанная в качестве одного из главных заданий Академии. Звучит она следующим образом: «В інтересах розвитку України об’єднувати вчених і спеціалістів наукових організацій, вищих навчальних закладів, підприємств усіх форм власності, громадських організацій, які є членами УАН».

Однако, как мы уже успели убедиться, члены Академии, планируя свои исследования, отнюдь не стремятся к объединению с кем-либо. Более того, они сознательно дистанцируются от других ученых, мотивируя это наличием собственной исследовательской методологии.

Но наибольшее неприятие со стороны общественности вызывает подчеркнуто-пренебрежительное отношение к людям, живущим в городе, который неизвестно по какой причине включён в маршрут исследователей журнала «Экспедиция». Ведь, по мнению Олега Мальцева, сегодня жители Килии за свои высказывания почему-то должны перед ним … извиниться.

горлопаны уважать ученого

А судя по комментариям сотрудников УАН, сделать это должен и мэр Килии Вячеслав Чернявский, который имел неосмотрительность поделиться своими мыслями по поводу работы экспедиции. Иначе Килия станет предметом нелояльной докторской диссертации, и тогда в старинном городе уж точно “не построят новый Диснейленд». Как такая аргументация коррелирует с «интересами развития Украины» – вопрос риторический.

20 марта в журнале «Экспедиция» появилось сообщение о том, что «Экспедиционный Корпус триумфально завершил Украинскую Экспедицию», участие в которой «Капитана» Олега Мальцева называют «величайшим счастьем». Принесут ли счастье городам Украины исследования и выводы академика УАН, покажет время. Как и то, какой город или какое «странное место» станет баловнем судьбы, которого академик Мальцев, по мнению журналиста Кима Каневского, осчастливит  очередной диссертацией.