Сегодня мы завершаем рассказ о знаковых учебных заведениях, которые возникли в Буджаке в XIX веке. Об этом сообщает интернет-издание «Бессарабия.UA».

Период после присоединения в 1812 году междуречья Дуная и Днестра к Российской империи ознаменовался интенсивным развитием здесь системы образования и появлением новых учебных заведений.

Кое-что о возникновении уездных училищ в Бессарабии

Уездные училища были учреждены в некоторых наиболее крупных городах Бессарабской области Российской империи на основании решения Кабинета Министров от 8 ноября 1827 года. Их созданию предшествовала реформа системы управления образовательной отраслью. В соответствии с Указом императора Александра I от 24 января 1803 года «Об учреждении учебных округов, с назначением для каждого особых губерний» вся территория империи и находившиеся в ней учебные заведения были поделены на шесть зон, которые получили наименование учебных округов. Число округов соответствовало количеству имевшихся и намеченных к открытию университетов, которые находились во главе учебных округов. Указом были созданы первые шесть учебных округов: Московский, Санкт-Петербургский, Дерптский, Виленский, Казанский и Харьковский.

Учебные заведения Бессарабии после её присоединения к Российской империи были подведомственны Харьковскому учебному округу. Именно поэтому для раскрытия освещаемой автором темы особый интерес может представлять интенсивная переписка между попечителем Харьковского образовательного округа, государственным служащим Перовским и генерал-губернатором Новороссии и Бессарабии Воронцовым о типах учебных заведений, которые предполагалось открыть на территории Бессарабской области.

Пусть читателя не смущает терминология. Понятие «училище» в XIX веке и сейчас применяется к совершенно отличным друг от друга типам учебных заведений. В царской России эти училища представляли собой начальные школы в уездных городах. По уставу 1804 года они были двухлетними и готовили учащихся «всякого звания» для поступления в гимназию. С 1828 году их преемственность с гимназиями упразднялась, и вводился трёхлетний курс обучения. Правда, он предназначался уже только для детей купцов, мещан и мелких служащих.

Новороссийский и Бессарабский губернатор Михаил Воронцов проникся идеей учреждения новых учебных заведений в регионе и планировал открыть гимназии (средние школы по-нашему) и несколько уездных училищ.

                                                                         Здание городского четырехклассного училища для мальчиков в Измаиле.

Но, исходя из того, что гимназия может быть открыта только в том случае, если ученики уже обучаются в уездных училищах, Воронцов сначала предпринял усилия для того, чтобы последние были учреждены не только в уездных городах региона, но и в портовых городах. Таких как Рени и Килия, которые статуса уездных не имели.

В этот период генерал-губернатор был озабочен решением проблемы с помещениями для училищ, зарплатой учителей, расходами на содержание этих учебных заведений. Так, Воронцов отклонил предложение Перовского об оплате труда учителей в серебряных рублях, считая, что они должны оплачиваться в застрахованных рублях под предлогом, что «… содержание школ в Бессарабии не будет стоить дороже, чем в Новороссии».
Вопрос этот обсуждался в Главном управлении народного образования, которое  приняло решение о нижеследующем.

Исходя из того факта, что в Бессарабии нет учебных заведений, кроме четырёх ланкастерских школ, воспитателю Харьковского образовательного округа было разрешено открыть уездные училища в Кишинёве, Бельцах, Хотине, Аккермане, Бендерах и Измаиле.

Что касается создания таких училищ в городах Рени и Килии, которые не являются уездными городами, эту проблему должен был решить генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии М. Воронцов.

Опекун Харьковского образовательного округа Перовский был уполномочен обеспечить уездные училища эрудированными учителями и учебниками.

Все расходы на заработную плату учителей, страхование жилья, содержание училищ предлагалось застраховать за счёт 10% капитала, предоставленного Бессарабской области.

Для последующего обеспечения уездных училищ округа учениками была открыта широкая сеть начальных учебных заведений – церковно-приходских школ.

Министерство народного просвещения посчитало, что уездными училищами должен управлять специальный директор, который со временем станет руководителем гимназии. Ему надлежало установить хорошую зарплату из той же суммы в 10% капитала. Выбор директора оставался прерогативой воспитателя Харьковского образовательного округа с последующим утверждением министром народного образования.

На заседании Кабинета Министров от 27 апреля 1829 г. было обсуждено обращение министра народного просвещения. Он просил, чтобы половина суммы на содержание училищ округа и на вознаграждение их директоров в Бессарабии была включена в общую смету расходов учебных заведений Министерства народного просвещения на этот год обучения, а на следующий год половина суммы была выделена из государственной казны. Так, на содержание гимназий и 6 уездных училищ, ежегодно предлагалось ассигновать 24 625 руб. На заседании 1 июня 1829 г. Кабинета Министров это решение было принято и утверждено императором.

Несколько слов о персоналиях. Как сообщал «Новороссийский календарь на 1841 год», смотрителями Измаильского уездного училища были: в качестве почётного – граф Андрей Иванович Мамуна, а штатного – титулярный советник Илья Акимович Мелик-Бабов. Учителями здесь служили Григорий Степанович Левицкий, коллежский асессор Никифор Васильевич Кобцов и Константин Константинович Якулиу. Закон Божий воспитанникам преподавал священник Адам Сичинский.

                                 Ориентировочно в середине XIX в. в этом здании в Измаиле могло располагаться уездное училище.

Думаю, что читателям будет интересно узнать о том, где в первой половине XIX века находилось уездное училище в Измаиле. Ответ на этот вопрос можно найти на плане города Тучкова, который датируется 1849 годом. Под литерой «л» оно располагалось в юго-западном углу Соборной площади, на том месте, где в годы советской власти размещалась центральная детская библиотека. Законсервированное, это здание сохранилось до наших дней на ул. Бендерской – угол ул. Адмирала Холостякова.

Учебные заведения в немецких колониях

В 1813 году при российском монархе Александре I был опубликован манифест с перечислением прав и привилегий для потенциальных немецких колонистов. С 1814 года их семьи начали переселяться в Бессарабию. Большая часть немецких поселений возникла как раз на юге.

Среди переселенцев преобладали выходцы с территории нынешней Польши, а также из Швабии, Пфальца, Баварии, Померании, Шлезии, Бранденбурга и Саксонии. Так, начиная с 1814 года, в Буджаке возникло порядка полутора десятков немецких колоний. Их неофициальной столицей в регионе стало село Тарутино.

В большинстве населенных пунктов, где проживали немцы, практически с первых лет открывались учебные заведения. В первые десятилетия колонизации школьные занятия проходили, как правило, в здании церкви или на квартире учителя. С улучшением экономического положения колоний, возле церквей стали строить школьные здания. В 1819 году надзор над школами был передан церковнослужителям. На основании Устава Евангелическо-лютеранской церкви 1832 года преподавание религии было объявлено основной целью школы. Сперва в учебных программах чередовались друг с другом такие предметы как религия, чтение, арифметика и письмо. География, история и рисование в них отсутствовали.

Все мальчики и девочки должны были посещать эти немецкоязычные «церковные школы», так как в противном случае они не допускались к конфирмации или причастию. Как правило, приобретенные в школе знания были весьма слабыми, так как учебный год продолжался только с октября по март, многие родители посылали своих детей в школу нерегулярно.

Необходимо также учитывать, что экономные крестьяне содержали только одного учителя. В 1881 году все школы были подчинены Министерству народного просвещения и началось преподавание русского языка. В 1858 г. в бессарабских колониях на одного учителя приходилось 200–290 учащихся. В 1891/1892–1905 гг. на немецком велось только преподавание родного языка и религии (12 часов в неделю), а остальные предметы изучались на русском языке (18 часов в неделю).

К 1897 году вместе с детьми, еще не посещавшими школу, число грамотных лютеран в Бессарабии составило 66%, среди немецких католиков – 44%. После 1905 году власти вновь разрешили преподавание на немецком языке, но только для учащихся двух первых классов.

                                                                                                     Немецкая мужская гимназия в Тарутино. 1913 г.

В 1842 году было принято решение об открытии школы имени X. Ф. Вернера. Школа была открыта на денежные средства из наследства торгового коммерсанта Кристиана Фридриха Вернера. В школе им. Вернера преподавание должно было вестись как на немецком, так и на русском языках. Однако место русского преподавателя зачастую оставалось вакантным.

В 1866 году на собрании представителей южнорусских колоний было решено присвоить школе им. Вернера статус центральной школы в Бессарабии. Благодаря взносам из округов школьный капитал вырос настолько, что школа могла теперь принимать вместо 21 ученика – 45 учащихся. В 1910 году четырехлетнее образование в школе было расширено за счет двух «педагогических» классов. В ходе политики русификации, продолженной Александром III, с 1889 года все предметы кроме религии и немецкого языка в школе стали преподаваться только на русском языке. В 1908 году прибалтийский немец У. фон Бойнинген (Udo von Beuningen) открыл в Тарутино частную школу для мальчиков по программе русской классической гимназии. В 1912 г. школа была передана общине. В то время как все занятия в этой гимназии велись на русском языке, а в открывшейся в 1906 году в Тарутино четырехлетней подготовительной гимназии для девочек – на немецком.

С 1908 года в регионе начало действовать Бессарабское немецкое общество распространения образования.

Богословская семинария Измаила

1 мая 1857 года, практически сразу после передачи Южной Бессарабии из состава России в состав Молдавского княжества, по решению Молдавской митрополии в Измаиле было создано духовное учебное заведение – наполовину начальная школа, а наполовину семинария. Здесь стали готовить младших служителей для церквей Румынской православной церкви. Руководство школой Молдавская митрополия доверила архимандриту Феоктисту Скрибану, она же выделяла средства на текущие расходы.

                                                                                                 Духовное училище в Измаиле. Фото нач. ХХ в.

Однако уже в 1859 году румынские власти попытались ликвидировать учебное заведение, которое благодаря усилиям архимандрита Феоктиста все же удалось отстоять. В ноябре 1864 года, незадолго до создания Нижне-Дунайского епископата с центром в Измаиле, школе был присвоен статус младшей семинарии. Отныне это учебное заведение стало государственным. Благодаря пожертвованиям состоятельных и набожных измаильских семей семинария получила соответствующее здание, невдалеке от главного городского храма – Покровскому собору.

С Измаильской духовной семинарией была связана судьба нашего славного земляка – впоследствии музыканта с мировым именем Гавриила Музиченко (Музическу). С 1866 года он трудился в этом учебном заведении педагогом музыки на кафедре вокала.

После возврата Южной Бессарабии в состав России в 1878 году, Измаильская семинария была переведена в Галац вместе с епархиальным центром. Вскоре, в 1893 году, российские власти основали в Измаиле духовное училище, которое размещалось в том же здании, где прежде функционировала румынская семинария. Училище продолжало работать практически до последних дней существования Российской империи. И только в 1917 году его перевели в Ново-Нямецкий монастырь*.

Начиная с 1918 г., когда в Бессарабию вновь пришли румыны, семинария в Измаиле была восстановлена и с перерывами функционировала до 1944 года.

Это был последний год существования в городе богословского учебного заведения.

*Свято-Вознесенский Ново-Нямецкий православный мужской монастырь южнее Тирасполя