История неопровержимо доказывает: наши украинские женщины ни в чём не уступали мужчинам, когда речь шла об основных жизненных делах – ни в защите Отечества, ни в руководстве семьёй, ни в художественном творчестве, ни, наконец, в государственной деятельности.

Княгиня Ольга (Хельга), в христианстве – Елена, не менее 19 лет (945-964 гг.) возглавляла Древнерусское государство, провела его через опасные «тучи» и «бури» тогдашней страшной, беспокойной истории и политики, проявив при этом настоящую дальновидность и государственную мудрость. Эта выдающаяся личность является, несомненно, одной из самых известных женщин Украины (возможно, наиболее известной).

24 июля в нашей стране отмечается День равноапостольной княгини Ольги (такой статус ей присвоила христианская церковь), поэтому есть повод поговорить об этой исключительной личности. Тем более что даже при беглом взгляде на знаменитую властительницу возникает устойчивое, сильное впечатление мощной, несравненной воли, характера победного, несокрушимого (одни горящие глаза чего стоят!) – и одновременно … загадочности.

Действительно, мы знаем о великой княгине Киевской очень и очень мало, достоверных сведений крайне недостаточно (деликатно выражаясь), крохи, которые мы можем извлечь из древнейших летописей, бесконечно скупые, часто трудно поддаются расшифровке и анализу, к тому же нередко противоречат друг другу. Но это интересно – разгадывать тайны жизни знаменитых исторических личностей! Кроме того, определённой информацией мы всё же располагаем. Итак, начнём наш разговор.

Загадок в биографии великой княгини – предостаточно. Нам достоверно неизвестен ни год её рождения (историки предлагают такие версии: 903, 910 и даже 920 гг.), ни предыстория её таинственного брака с полулегендарным князем Киевским Игорем (Старым), по летописной традиции, прямым потомком известного Рюрика. Брака, который впоследствии поднял её на высшие ступени государственной власти (помните, как страшно, по каноническому тексту «Повести временных лет», отомстила Ольга древлянам за смерть мужа?). Мы крайне мало знаем об обстоятельствах жизни Ольги в последние годы её земного пути и отхода княгини от государственных дел. Известно только, что умерла великая княгиня где-то в середине июля 969 г.

Но, пожалуй, самая большая среди таких загадок – это происхождение Ольги. Где родилась великая женщина, какую землю могла считать родной? Какой была семья её родителей? Что известно о её юных годах? И здесь существуют различные версии, среди которых – «болгарская», хотя историки ещё далеки от согласия.

Есть летописные строки, довольно туманные и загадочные, описывающие происхождение молодой Ольги «от Плескова». Что это за «Плесков»? В российской дореволюционной историографии ответ был недвусмысленным: город Псков на Севере (стоит вспомнить оперу Римского-Корсакова «Псковитянка», которая основывается на этой гипотезе). Но здесь видим, как писал Иван Франко, «поважні гачки». Дело в том, что во времена рождения Ольги, то есть в начале Х в., факт существования населённого пункта (любого) на месте более позднего Пскова является, откровенно говоря, не вполне достоверным, а то и совсем сомнительным. Более того, современные археологи не решаются датировать становление этого города раньше начала ХI в., а во времена детства Ольги племенным центром кривичей (коренных жителей этих земель) был вовсе не «Плесков», а Изборск – древний и существующий и поныне город. Недаром ещё известный российский историк конца XIX в. академик Дмитрий Иловайский писал: «Размышляя над летописным «Плесковом», приходишь к выводу, что трудно здесь понимать наш Псков, который тогда не только не имел никакого политического значения, но вряд ли существовал».

Но есть исторические источники, позволяющие иначе посмотреть на эту проблему. В 1888 г. архимандрит Леонид (Кавелин) ввёл в научный оборот неизвестную ранее рукопись – так называемый «Краткий Владимирский летописец» (конец XV в.). Соответствующий текст, который имеет отношение к Ольге, утверждает буквально следующее: «Игоря же Олег гони в Болгарех, поят за него княжну именем Олгу, и бе мудра весьма». Кстати, именно эту гипотезу тогда же поддержал академик Иловайский.

Действительно, если мы примем такой взгляд, то многие вещи становятся понятными. Прежде всего, мы видим, что загадочный «Плесков» – отнюдь не Псков, а вполне реальная Плиска (или Плискова), столица Первого Болгарского царства (расположенного неподалёку от современного города Шумен). Этот древний город упоминается во многих источниках начала IX-XII вв. (в частности, о нём писали византийские авторы Лев Диакон, Анна Комнина; существует неразрывно связанная с историей Плиски таинственная надпись древнеболгарского хана Омортага). В IX в. Плиска была огромным городом, с впечатляющим капищем площадью более 2000 кв. метров (напомним, что Болгария приняла христианство в 865 г., во времена правления знаменитого царя Бориса, который находился на троне в 852-889 гг., и особенно укрепилась в пору царя Симеона, 893-927 гг.). Поэтому в конце IX в. это капище перестраивается в величественный христианский храм.

Плиска была совершенно сожжена венграми 893 г., после чего резиденции болгарских царей и архиепископов были перенесены в Большой Преслав. Но старая столица на удивление быстро возродилась и ещё долгое время сохраняла значение выдающегося духовного и культурного центра Первого Болгарского царства.

А теперь спросим себя: разве этот «царский город» не был неизмеримо более привлекательной «ярмаркой невест», чем холодные, туманные леса, где проживало племя кривичей? Когда исторических источников остро не хватает,  то, может, на помощь стоит иногда звать простой здравый смысл?

Есть определённые основания утверждать, что Ольга не только родилась на болгарской земле, где ей, собственно, предложил «руку и сердце» князь Игорь (хотя само по себе это ещё не доказывает, что она была этнической болгаркой – есть и другие версии), но и принадлежала к правящей в Болгарии царской семье. Так, некоторые учёные предполагают, что Ольга была дочерью болгарского царя Симеона Великого и родилась около 896 г. в Плиске. Другая версия, похоже, более правдоподобная, рассматривает вероятность того, что Ольга – внучка прославленного болгарского царя Бориса (мы кратко упомянули его – именно в его властвование Болгария стала христианской страной; не этот ли факт, пусть и гипотетический, объясняет знаменитое крещение Ольги 957 г., во время визита в Константинополь и переговоров с византийским императором Константином Багрянородным? Выполнила дедов завет …).

Почти ничего нам не известно о дипломатических сношениях великой княгини Ольги с Болгарским царством в середине Х в., в пору её властвования (в отличие от лучше изученных отношений с Византией). Но они, очевидно, были! Ведь рядом существовала мощная Византийская империя – геополитический гегемон того времени – и приходилось в жёстких обстоятельствах давления, византийских происков и интриг искать союзников (а наивной княгиня отнюдь не была!). Почему таким союзником не могла быть Болгария, несколько ослабленная во времена тогдашнего царя Петра, но осведомлённая, как и Ольга, об истинных намерениях имперского Царьграда?

Вспомним также зафиксированные в летописи известные слова сына Ольги, князя Святослава, о Болгарии как «середине земли моей». Для средневековой ментальности это были очень ответственные слова, и, возможно, дело в том, что это было законное наследие его матери?

И ещё интересный факт. В пользу того, что Ольга была знатной женщиной из властной семьи, свидетельствуют интересные сведения, дошедшие до нас. В договоре князя Игоря с византийцами (около 944 г.) она титулована «княгиней», а её представитель (посол) упоминается сразу после послов самого Игоря и малого Святослава – при том, что нередко в таких договорах княжеские жёны вообще не упоминались. Ещё при жизни мужа Ольга имела свою собственную личную дружину. Все приближённые дружинники Игоря сразу признали её правительницей после гибели князя. Видимо, она таки принадлежала к «высокой семье».

Знаменитый российский имперский историк Николай Карамзин написал об Ольге так: «Народные предания назвали её хитрой, церковь – святой, а история – мудрой». Для нас же великая княгиня выступает из тьмы веков и хаоса как символ порядка, организованности и глубокой государственной идеи.

P.S. В следующем году в г. Измаиле Одесской области планируется открытие памятника княгине Ольге.

Игорь Сюндюков, газета «День»

Фото предоставлено Национальным заповедником «София Киевская»