На заре независимости рядом законодательных актов Украины в научный оборот был введен целый массив ранее закрытых для широкой общественности документов. По материалам рассекреченных документов ВУЧК-ГПУ-НКВД-МГБ мы решили подготовить публикацию об Измаильской области (1940-1941 и 1944-1954 гг.). Сегодня мы выносим на суд общественности взгляд на ситуацию в регионе глазами гэбэшников – служащих Министерства государственной безопасности СССР. Об этом сообщает интернет-издание «Бессарабия.UA».

Итак, в 1950-1951 годах свет увидели объемные досье – паспорта-характеристики на каждую область, которая на тот момент входила  в состав Украинской ССР.

Семьдесят лет назад – в феврале 1951 года – в Киев поступило такое досье на Измаильщину. Подобные паспорта составлялись местными спецслужбами по единому плану. Все без исключения «паспорта-характеристики» содержали в себе одинаковые разделы, посвященные датам образования, кратким политическим характеристикам, административному делению, состоянию сельского хозяйства, промышленности и проч. Что касается Измаильщины, то кроме общей характеристики региона почти в энциклопедическом стиле, в деле находятся краткие справки на каждый район Южной Бессарабии по состоянию на 1950 год.

Справка УМГБ об Измаильской области снабжена грифом «Совершенно секретно». На ней я и предлагаю остановиться. При этом я упускаю некоторые общеизвестные сведения о жизни региона. Остановлюсь лишь на малоизвестных фактах и оценочных суждениях составителей документа.

Из обзора следует, что в области имелось «6 крупных речных портов»: Измаил, Рени, Килия, Вилково, Бугаз на Черном море и Белгород-Днестровский.

Из полезных ископаемых в Тузловском районе имелись промыслы по добыче поваренной соли, имевшие республиканское значение. В Болградском районе – залежи каменного угля, которые использовались для местной промышленности. В Арцизском и Ново-Ивановском районах разрабатывались залежи камня-ракушечника.

Население Измаильской области в основном занималось сельским хозяйством. Помимо этого на территории региона работали небольшие промышленные предприятия. В Лиманском районе функционировали также курорты для лечения костного туберкулеза, а в Тузловском – грязевой курорт для лечения ревматизма.

До присоединения края к СССР, отмечали спецслужбисты, здесь существовало много немецких поселений. Однако после организованного в октябре 1940 года переселения представителей этого этноса в Германию в регионе «остались их связи, которые враждебно относились к мероприятиям советской власти».

«Население области до настоящего времени засорено в значительной степени контрреволюционным элементом, – отмечалось в справке. – В области имеется значительное количество церковников, различных сектантов,  староверов, в прошлом тесно связанных с многочисленными проповедниками и благотворительными обществами Румынии, Америки и Англии. Существовал ряд… буржуазных политпартий и организаций: железногвардейцев, кувистов, царанистов, сионистов, либералов и др.».

Среди еврейского населения широко были развиты сионистское движение и связи с Америкой, где до отчетного периода существовал комитет Аккерманских евреев. «До 1940 года территория области являлась базой для переброски агентуры инразведок  в СССР», – утверждалось в документе.

Как следует из справки, немецко-румынскими оккупантами (в годы войны – авт.) было истреблено в тюрьмах и концлагерях несколько тысяч советских патриотов, а 13297 человек было угнано в Германию.

Свою деятельность оккупанты осуществляли через мощный аппарат карательных органов. Штат уездной префектуры насчитывал до 50 человек, а в волостях он доходил до 30. Измаильская уездная сигуранца (тайная полиция) делилась на четыре комиссариата: Болградский, Килийский, Вилковский и Ренийский. Корме того в крупных населенных пунктах имелись бюро сигуранцы. Органы жандармерии имелись в каждом уездном центре, в волостях – секции, а в каждом селе посты.

В последние дни пребывания на Измаильщине захватчики были особо жестоки. В лагере «Дулаг» № 162, который находился в Рени, было уничтожено 100 военнопленных, многие были закопаны в землю живыми. Оккупанты расстреляли в области 4 975 человек гражданского населения и сотни военнопленных. В годы войны в Измаильской области немецко-румынскими оккупантами «были разорены все колхозы, совхозы, МТС, разрушены промышленные предприятия, школы, больницы, культурные учреждения и вывезены в Румынию все сельскохозяйственные машины и промышленное оборудование». Ущерб, нанесенный врагом народному хозяйству, составил 3,5 млн рублей.

«При господстве румынских бояр в границах нашей области насчитывалось свыше 40 тысяч безземельных и малоземельных крестьян, влачивших жалкое полуголодное существование и находящихся в кабальной зависимости от помещиков и кулаков», – утверждалось в документе. Голод и безработица охватили регион. Так, только по данным румынского министерства внутренних дел, до 1924 года в Бессарабии было 124 восстания. За первые десять лет румынского владычества сигуранцей и полевыми судами было приговорено к смертной казни 30 тыс. человек. Самым крупным оказалось Татарбунарское восстание 1924 года. Жандармы расстреляли 100 его участников, а сотни были брошены в тюрьмы.

Убедившись в преимуществах колхозного строя перед единоличным способом ведения хозяйства, многие крестьяне уже в первую весну после освобождения объединились в колхозы, утверждалось в справке.

Выпуск валовой продукции рос год от года. Так, в 1947 году по сравнению с 1944-м выпуск валовой продукции в области вырос в 5 раз, а объем кооперативной торговли – в 10. Капитально были переоборудованы порты в Измаиле и Рени. Ранее маломощные и практически бездействующие, они были оснащены «передовой техникой». Здесь были построены новые причалы, электростанции, установлены портальные краны. В Килие был значительно расширен судоремонтный завод.

Далее приводится перечень наиболее крупных промышленных предприятий, построенных за годы послевоенной пятилетки. Так, к таковым, как следует из справки, относились: Главанский завод строматериалов (на 235 работающих), хлебокомбинат в Измаиле (199), швейные фабрики Обллегпрома в Белгороде-Днестровском (160), Измаиле (130) и Болграде (146), Измаильская обувная того же ведомства (93) и Белгород-Днестровский мельзавод № 12 (100).

Здесь мною приведены лишь некоторые фрагменты справки, подписанной заместителем начальника управления Министерства государственной безопасности по Измаильской области Колесниковым и датированной 19 сентября 1950 года.

Как видите, документ не лишен оценок и идеологических штампов, характерных для режима тех лет. При этом в справке нет ни слова о трагических страницах в жизни Измаильщины. Таких как массовый голод 1946-1947 годов или депортация сотен, если не тысяч представителей малых народов, населявших регион. Все это никак не вписывалось в благостную картинку, которую стремилась представить широкой общественности официальная власть.

Напомним, что ровно 80 лет назад, 1 марта 1941 года, Верховный Совет СССР утвердил переименование области из Аккерманской в Измаильскую.