Бесперспективное село, край географии, Богом забытое место…. Под это описание подпадает село Роща Арцизского района, в котором практически не осталось никого. Вроде здесь не было радиационно-техногенной катастрофы, как в Припяти, экология – на зависть жителям крупных городов, земля плодородна и вода в колодцах не отравлена, а люди с некогда нажитых мест безвозвратно убежали…

По пути в Рощу

Дорога до «обетованного» места, как и положено, трудна. 30 км от районного центра Арциз – это не трасса, а, как говорят в Бессарабии, направление, более напоминающее лунную поверхность после метеоритного ливня. Дорога, соединяющая Рощу и Арциз, – районного значения. Она не видела ремонта с 1988 года.

Не каждый водитель согласится сюда поехать по бездорожью. Да и районные перевозчики не особо спешат пускать сюда рейсовые автобусы. А ведь это – единственный способ передвижения в такой глубинке. Есть один микроавтобус у частника, который ездит через село на Белгород-Днестровский и может подбросить сельчан до районного центра.

Некогда цветущие сады- почти Мичуринские

Село с живописным названием Роща когда-то славилось своими садами.

«Виноградники! Абрикосы, чернослив! Из Одессы приезжали за этим! Перцы, помидоры — все брали отсюда! КамАЗами отсюда возили фрукты в Одессу на переработку! А сейчас ничего нет. Все выкорчевали фермеры под пахотные земли», – вспоминают местные жители.

И теперь село дышит на ладан. Проехать в глубь населённого пункта сможет далеко не всякий внедорожник. По левому «берегу» сплошь покрытой лужами улицы раскинулась свалка тракторов, комбайнов и прочей техники, оставшейся ещё с советских времён. Некоторые дома слепо глядят разбитыми окнами, но в других теплится жизнь. Один из огородов удобряет навозом женщина по имени Татьяна.

«Сегодня и здесь народу не осталось, – рассказала селянка, – всего человек 100. Старики почти все умерли. Дом с землёй можно купить за несколько тыс. грн. Школа – только начальная. Учиться старшим детям приходится за 10 километров в Веселом Куте».

Своя Дерибасовская

«Наша Дерибасовская» – так местные жители иронично называют центральную (она же и единственная в селе) улицу Мичурина.

Из благ цивилизации – полуразвалившийся магазинчик (бывшее здание библиотеки) в центре села, где можно купить самое необходимое – сахар, соль, крупы, хлеб.  Он передается как знамя из рук в руки каждые два года новому арендатору.  Как отмечает Афанасий Михайлов, сельский голова Веселого Кута, куда, как к административному центру относится село Роща, у местного населения очень низкая покупательная способность: «кроме пива и хлеба практически ничего не берут». Оставшиеся жители раз в неделю стараются выехать в районный центр, чтобы там отовариться.

Среди покосившихся домов примечателен барак – бревенчатое одноэтажное строение, уныло глядящее на улицу Мичурина выбитыми стеклами. Сюда в прошлом веке из Одессы привозили на перевоспитание тунеядцев.  Этот барак называли «101 километром», так как в советские времена нежелательных элементов отправляли не только в тюрьму, но и на перевоспитание в провинцию.

Демографическая яма

Население в Роще по переписи 2001 года составляло 311 человек. По информации председателя сельского совета Афанасия Михайлова, сейчас в населенном пункте приписано порядка 200 жителей, а по факту проживает около 120 человек.

Школу-садик посещают порядка 5-6 детей. Восемь детей постарше школьный автобус отвозит в Веселый Кут, где они продолжают обучение в средних и старших классах.

Еще лет тридцать назад, вспоминают жители Рощи, хотя и была одна улица, работало хозяйство на 2,5 тыс. голов крупного рогатого скота. На территории села находился птичник и курятник.  Создавались семьи, соответственно, в местной школе училось более ста детей. Была относительно развитая инфраструктура: магазины, библиотека, детский садик, клуб.

Сейчас в Роще проживают преимущественно пенсионеры. Вся молодежь разъехалась в поисках лучшего заработка и светлого будущего. Если и есть несколько молодых семей – так это местные фермеры.  Основным доходом сельчан является земля и живность, которую они выращивают на своих подворьях. 

Финансирование – по остаточному принципу

Районные власти не спешат вкладывать деньги в инфраструктуру села. В ремонте нуждается дорожное полотно улицы Мичурина, здание клуба. Бесперспективное и умирающее, по их мнению, село финансируется по остаточному принципу. За несколько последних лет в Роще лишь оградили кладбище, в местном клубе заменили три пластиковых окна и две двери, завершили ночное освещение по ул. Мичурина. А твердого покрытия по центральной улице в скором времени не будет. Все что, может позволить сельский совет, – грейдером раз в год выровнять проселочную дорогу.

Вместо эпилога

Ещё лет 20 такой жизни – и не станет у нас не только Рощи, но и многих других бессарабских сёл с самыми обычными названиями. Не станет и людей, готовых и умеющих работать на земле.

Вдохнуть жизнь в заброшенные села уже, кажется, невозможно. Озвучивая статистику, чиновники говорят, что ситуация критическая, требует вмешательства. Но в реальные действия это не выливается. Да и что можно сделать с полностью разрушенной инфраструктурой, и для кого ее воскрешать?

Многие выходцы из таких неперспективных сел, не имея возможности купить жилье в столице или в городе областного значения, арендуют его годами. Растят детей, с ними переезжают из одной квартиры в другую, кроме аренды оплачивают коммунальные услуги. Но такова цена за возможность иметь работу, отдавать ребенка в детский сад и школу, пойти в поликлинику через дорогу, а не за 10 километров, в любое время купить продукты и вещи, в конце концов, прогуляться семьей по настоящей Дерибасовской.