На прошлой неделе в Украине отмечали День работника сельского хозяйства. Как мы не раз упоминали, в нынешнем году у аграриев Одесской области не слишком праздничное настроение: неурожай, долги, подготовка к следующему сезону требуют неустанных трудов и едва ли располагают к веселью.

Наш собеседник – Георгий Лазаревич Стоянов, агроном из Килии с более чем полувековым профессиональным стажем. Среди фермеров бессарабского региона Георгий Стоянов известен как опытный виноградарь, искусный винодел и садовод. На своём участке на Кислицком острове он много лет выращивает персики разных сортов, ухаживает за виноградником, из плодов которого делает сухое вино. Домашнее вино, а не промышленное, уточняет он.

– Так ли велика разница между домашним и заводским вином?

– Домашнее и промышленное вино – два разных продукта. Имея опыт работы на винзаводе, я знаю, сколько химических обработок проходит заводской напиток. При изготовлении своего вина я стараюсь применять как можно меньше химических веществ — обхожусь без осветлителей и прочих «улучшателей». Мы всё делаем по домашней технологии: вино созревает само, без каких-либо химических манипуляций, в нём отчётливо ощущается вкус винограда – можно даже определить сорт ягод, из которых оно получено.

В прошлом году, когда нашему хозяйству выдали лицензию на продажу алкоголя, в лаборатории, где изучались образцы нашего спиртного, меня спросили, почему в этой продукции так мало консерванта. Дело в том, что многие покупатели именно такое вино и ценят – не всем нравится вкус и качество напитка, который не портится месяцами. Домашнее вино заказывают незадолго до употребления, хранят в тёмном холодном месте, иначе оно портится, меняет цвет. И, в отличие от домашнего продукта, далеко не в каждом образце фабричного вина можно уловить вкус винограда…

– Какие вина вы производите?

– На песчаной почве Кислицкого острова хорошо растут белые сорта винограда, поэтому мы делаем белое вино. Под виноградник отвели несколько гектаров земли. Сейчас выращиваем сорта «Мускат одесский» и «Мускат яловенский», производим сухое белое вино с мускатным ароматом.  Напомню, что всем известные «шабские» сорта винограда тоже белые. Красным разновидностям больше подходят мощные чернозёмы, а не песчаная почва. Кстати, сделать белое вино труднее, чем красное: нужно соблюсти ряд условий, чтобы оно не прокисло, не испортились его цвет и аромат. Например, для того, чтобы в нём ощущался мускатный привкус, который даёт кожура ягод, вино нужно некоторое время выдержать на мезге (раздавленный виноград, – Авт.), но не допустить при этом появления коричневого цвета.

– Вам приходилось пользоваться так называемыми защитными биопрепаратами при выращивании винограда?

– По предложению сотрудников одного из институтов я применял подобные средства. Не все сорта оказались тогда защищены в равной степени – такие болезни как милдью, оидиум, антракноз не развивались, однако на некоторых растениях уцелела листовая филлоксера. В смеси предоставленных нам веществ не хватало ещё одного, которое помогло бы разделаться с филлоксерой. Тот год я потерял – качество урожая было не лучшим…

Конечно, я за то, чтобы применять биопрепараты, только их ещё предстоит совершенствовать. Те, которые известны мне, в щадящих условиях срабатывают, а в экстремальных могут подвести. И потом, их нужно особым образом хранить и перевозить — на холоде и в тёмных сосудах, а в полевых условиях, на большом участке это непросто. Если же препарат перегрелся и его живые компоненты погибли, он теряет годность. Одним словом, над «биологическими» средствами ещё нужно работать.

– Среди французских дегустаторов вин и сыра давно популярно понятие „terroir“ (местность), которым обозначается совокупность местных почвенно-климатических условий, определяющих, в конце концов, особый вкус и качество продукта. Вино нашего края имеет свой выраженный вкус?

– Конечно. Всякое бессарабское вино будет особенным: свои отличительные вкусовые качества ему сообщает почва. У напитка из Измаильского района будет один вкус, у нашего – другой, потому что различны почвы, климат, количество солнечного тепла. Даже такой малозаметный фактор как местная разница в температурах в конце лета –  начале осени наложит свой отпечаток на винный «букет» …

– Многие бессарабские виноградари жалуются на отсутствие сбыта винограда и виноматериалов, упоминая засилье привозного спиртного, недостаток рынков сбыта. От чего, на ваш взгляд, зависит успех виноградаря?

– Кроме прочего, важно наличие культуры употребления спиртного. Далеко не всем известно, сколько полезных веществ содержит хорошее вино, и вместо него наши люди нередко предпочитают употреблять самогон, водку и другие крепкие напитки. К тому же всякому сорту вина присущи свои вкусовые тонкости. К примеру, белое вино всегда кислее красного, и недостаток кислоты в том же шампанском говорит о несоблюдении технологии.

Наконец, нужно делать своё дело добросовестно –  на вкусное вино, в котором угадывается аромат винограда, покупатель найдётся всегда.

– Этот неблагоприятный для фермеров год особенно отчётливо напомнил нам о неминуемых изменениях климата. Вы можете припомнить подобные годы?

– Мне запомнилось сухое лето 1975 года, когда я работал в Арцизском районе – тогда акации уже в августе сбросили листья. Однако последовавшая за ним зима была нормальной. Были сухими лето, осень и зима 1982-83 года, с засильем мышей, потом пришли майские суховеи и засушливое лето 1983 года, в который выпало всего около 250 миллиметров осадков. Зерно в тот период не сдавали государству, а оставили на посев, на помощь соседним хозяйствам или на корм скоту. До зимы 1984-го климат «исправился».

Но так тяжело, как в 2020 году, никогда прежде не было.

– Как жилось винограднику нынешней весной?

– В этом году виноград подмёрз во время распускания почек. После повреждения цветочных почек побеги с листьями росли нормально, а вот плодов было мало – в 2-3 раза меньше, чем обычно.

Особенно пострадали виноградники в степи; многие виноградари в этом году, как и в 2019-м, отметили плохой прирост лозы. Весной 2020 года в метровом слое почвы кое-где наличествовало до 20-30% влаги, зимних запасов воды не было. Для роста и развития растений этого явно не хватало.

У винограда, персика и других плодовых культур урожай будущего года закладывался летом текущего года. Поскольку оно выдалось сухим и неблагоприятным, то закладка почек следующего года могла и не произойти. Когда нет прироста лозы, в побегах не образуются питательные вещества, тогда и корню не достаётся никакой пищи. Прошедшей весной, как и весной 2019 года, нормального сокодвижения в винограднике я не увидел. Обычно весной виноград «плачет»: после обрезки из лоз в изобилии течёт сок, выталкиваемый наверх корнями. В этом году лоза почти не «плакала».

Какой важный урок преподал 2020 год? На погоду надейся, а сам не плошай: аграриям нашего края нужно восстанавливать орошение везде, где только возможно, пусть даже это обойдётся дорого.

– Вы ждёте какой-то поддержки от государства?

– Наше благополучие зависит от благосостояния окружающих нас людей. Потому у нас одна надежда: хотелось бы, чтобы зарплат и пенсий, которые получают граждане, хватало бы на покупку нашей продукции. Ведь виноград и персики – не продукты первой необходимости, и цена на них определяется состоянием кошелька покупателя. Нам не раз приходилось продавать свой урожай дешевле себестоимости…

Чем лучше будет жить наше общество, тем лучше станет жизнь садовода и виноградаря.