центральный сквер

Бессарабия.UA, продолжая традиционную тему благоустройства населённых пунктов Придунавья, сбережения их исторического наследия в связи с реализацией новых архитектурно-планировочных решений, сегодняшнюю публикацию посвящает измаильскому Центральному скверу и его градообразующим возможностям.

Зелёный массив в центре Измаила с его триадой локаций – Городским садом, Покровским и Центральным скверами – оазис отдохновения и прохлады, орган дыхания, неотъемлемая достопримечательность города.

Но увязка этих парковых объектов с городской средой, больше того, эстетический эффект их взаимодействия с прилегающей застройкой неоднозначны по результатам.

Что имеется в виду? Покровский собор с парком и Городской сад раскрыты взгляду, не воспринимаются как замкнутые пространства, на них смотрят своими окнами фасады окружающих зданий, а сквозь окна видят и сами горожане.

По-другому быть не могло. Планировка этих территорий осуществлялась в те времена, когда градостроительная культура была, мягко скажем, повыше, а Измаил, застраиваясь, пользовался услугами профессиональных архитекторов.

С Центральным сквером дела обстоят иначе. У него изменчивая история, и был он изначально не сквером, — некогда на его месте располагалась Торговая площадь, облик которой ярко описал в Интернете под псевдонимом «Бессарабец» некий очевидец, вспоминавший Измаил времён своей юности.

«До Второй мировой войны, — писал он, — экономическую основу города составляли частные торговые предприятия, небольшие производственные мастерские, обеспечивавшие жителей всем необходимым. Торговый ряд, состоявший из более чем 30 частных магазинов с богатым ассортиментом обуви, одежды, галантереи, посуды, продовольствия, ювелирных изделий, мехов, занимал обширную площадь,- там, где сейчас стоит памятник Ленину (ныне снесенный. – Ред.). Здесь же находилась первоклассная гостиница «Палас», или, как точно её называли, «рахмутовская», по фамилии её владельца Рахмута. В гостинице, как правило, останавливались все именитые гости города, в своё время там были Александр Вертинский, Пётр Лещенко, известный русский богатырь Иван Заикин».

К этому списку «звёзд» можно добавить и легендарного Фёдора Ивановича Шаляпина, который в двадцатых годах заезжал в Измаил, но выступление отменил, поскольку его не устроила акустика концертного зала.

Так вот, эта площадь и окаймлявшая её застройка после войны претерпели существенную трансформацию. Вокруг выросли здания-коробки в духе минимализма: Дом быта (уже бывший), ресторан (тоже бывший), универмаг. Хотя и они всё-таки имеют отличия. Так, Дом быта на фоне других выглядит самым непрезентабельным, потому что его верхние этажи хозяевам никак не удаётся привести в подобающее состояние.

В девяностые годы, после краха советской власти, эта территория привлекла внимание поднимавшего голову городского торгового бизнеса. Предприимчивые молодые люди быстро смекнули: принцип «купи-продай в условиях первоначального накопления капитала работает безотказно. Так на улице Пушкина, вдоль южной ограды Центрального рынка, возник ряд «бутиков», — бутиков по-французски, а по-нашему лавок. Лавки заняли едва ли не половину дорожного полотна, двигаться по этому отрезку улицы пешеходам стало неудобно, а транспорту тесно. Но это не смущало бойких застройщиков. И когда создание «бутиков» продолжилось в квартале напротив универмага, это уже ни у кого не вызвало беспокойства.

Да вот незадача: «бутики», достигшие одной линии со зданием музея А.В.Суворова, не только закрыли вид на это строение, но и отрезали от общего пространства Центральный сквер. Такая же стена строений стала образовываться с западной стороны сквера, на остановке маршрутных такси по проспекту Суворова (см. фото). Промежуток между уже стоящими там пивной и каким-то финансовым заведением решили заполнить очередной «стекляшкой». «Стекляшка» потихоньку достраивается, но она окончательно закрыла собою вид на замощённый плиткой сквер с его цветочками, ёлочками, берёзками и прочей красотой, с опустевшей после крушения памятника Ленину круглой площадкой, где измаильчане мечтали видеть памятник не вождю, а Пушкину, поскольку в отличие от Владимира Ильича Александр Сергеевич в Измаиле всё-таки бывал.

Таким образом, с архитектурно-планировочной точки зрения периметр Центрального сквера, ограниченный для обозрения с трёх сторон, вместо полноценного общественного пространства превратился в своего рода закрытый внутренний двор. С чем и поздравляем горожан.

Конечно, торговля – двигатель цивилизации. Но преференции для торговли должны иметь пределы, ибо лавочная психология ущербна. Пока что места для торжищ, для всех этих магазинов и магазинчиков, лавок и лавчонок, ларьков и палаток – несть им числа — встают везде, где заблагорассудится их хозяевам, скрывая от глаз людских всё то, что ещё можно назвать остатками городской архитектуры.

Присмотритесь с любовью и вниманием к месту, где живёте и вы, наши читатели. Не исключено, что ваши города, посёлки и сёла тоже переживают подобные утраты.