На протяжении года мы не раз обращались за интервью к известным в округе земледельцам: садоводам, виноградарям, животноводам. Не пренебрегли такой возможностью и на этот раз, попросив поделиться своими мыслями нашего постоянного собеседника Петра Далакова, агронома, основателя питомника «Прайм-фрут» из села Дмитровка Татарбунарского района.

– С досадой вспоминают бессарабские земледельцы аномально тёплую и сухую зиму, принесшую немало бед…

– Да, зимнее тепло вызвало раннее пробуждение почек и вегетацию. Вслед за цветением нагрянули весенние заморозки, убившие цветки. Например, черешня поздних сортов даже не зацвела. Пострадали персики и абрикосы.

– Мягкую зиму пережили и вредители сада?

– Несмотря на благоприятные для них условия, в нашем хозяйстве вспышек численности вредителей в уходящем сезоне не было. Возможно, так сложилось благодаря постоянному контролю за состоянием сада.

– А кому из садоводов удалось получить хотя бы небольшие урожаи в этом году?

– Их получили те, кто смог обеспечить орошение своих посадок. Нашему хозяйству повезло в том, что воду нам подают по сей день, мы продолжаем поливать сады и даже сделали влагозарядный полив (создали запас влаги на зиму в почве — Авт.). Говорят, что в наших краях с начала года выпало менее 100 миллиметров осадков. В то время как Черновцы заливают дожди, у нас их только обещают. Всё лето здешние земледельцы довольствовались редкими осадками, которые лишь пыль прибивали. Удивляюсь тому, что в нынешнем году кто-то из бессарабцев получил урожай персиков и других фруктов, ведь без дождей почва  уже два года остаётся сухой. В ее метровом слое нет ни капли влаги!

Хуже всего то, что деревья и виноградники без воды засыхают и неизбежно пропадут. Виноградари рассказывают, что кусты винограда шатаются в лунках, потому что в пересохшем грунте отмирает верхняя часть корневой системы.

– Сегодня фермеры избавляются от яблонь и персиков, раскорчёвано много виноградников…

– Виноградарь целиком зависит от закупочных цен винзавода и до последнего не знает, сколько получит за свой урожай. Соответственно он не решается на материальные вложения и дополнительный труд. С другой стороны, качество вин наших винзаводов часто невысокое, отчего падает сбыт и, в конечном итоге, цена закупки.

В 2020 году орошаемость почв в нашем Татарбунарском районе оказалась в 1,5-2 раза выше, чем прежде, – столько земли не поливалось со времён развала колхозов. Соседи растили на сотнях гектаров бахчевые, лук, у других на капельном орошении росла кукуруза. Также выращивалось немного помидоров и капусты.

Старые сельскохозяйственные схемы полувековой давности, согласно которым сады устраивали из деревьев на сильнорослых природных подвоях и надеялись на естественные осадки, сегодня не работают – без специального орошения многолетниками заниматься невозможно! Тот, кто в этом году по привычке положился на милость природы, свои плантации потерял – там сгорело всё. Нельзя нам теперь без искусственного полива, однако на государственном уровне об этом не думает никто. Водохранилища, которые когда-то пополнялись дождевой водой, сегодня мелеют, не получают должного ухода.

– Современное садоводство «интенсивного» типа, в котором применяются новые подвои, предъявляет новые требования к хозяевам.

– Да, в них должна точно соблюдаться вся технология работы. Пропустил фермер полив, подкормку – потерял в урожае. С другой стороны, как можно планировать что-либо, если поливную воду вам подадут только в конце апреля? Ту же черешню к тому времени нужно бы уже пять раз напоить!

Сильно сказалась на наших деревьях воздушная засуха. Особенно навредила она яблоням. Когда стояла жара 37-39,5 градусов, посыпались на землю неспелые плоды, в первую очередь крупные. Со снижением температуры осыпание плодов прекратилось, но 10% яблок успело упасть. Пострадала от жары малина, были угнетены помидоры, огурцы и перец: они сбрасывали цветки, не образуя завязь.

Температуры до недавних пор были почти «летними», что позволяет проводить окулировки осенью. Мы окулировали новые сорта абрикоса, медвежьего ореха для получения качественных саженцев. Занялись миндалем.

Сегодня есть смысл в том, чтобы производить посадочный материал. По всей Украине – в Черновицкой, Винницкой, Черкасской областях – от засухи пострадали фермеры, растившие саженцы без полива. Даже во Львовской области выпало слишком мало дождей. Между тем, молдаван, которые ввозили до 60-70% «базарных» (продаваемых на рынках – Авт.) саженцев, в Украину из-за карантина не впустят.

– Как же дальше выживать садоводу?

В первую очередь, украинскому производителю нужны фирмы, которые будут скупать у него продукцию по более высоким ценам, чем те, что сейчас предлагаются посредниками. Фирма-скупщик могла бы перепродавать продукцию потребителю, минуя лишние звенья посредников. Но пока всё выглядит иначе: один посредник скупает фрукты у нас и перепродаёт другому. У фермера яблоки приобретаются по 11 гривен, а на прилавке стоят 24. Выходит, что фермер, который готовил землю, строил на ней шпалеры, кропотливо растил сад – кормил, поливал, обрезал, опрыскивал, собирал урожай, получает меньше посредника. С полученных 11 гривен нам останется не больше двух-трёх. Посреднику, который продаёт за пару дней то, что выращивалось целый год, следовало бы получать куда меньшую прибыль. Выходит так, что зарабатывает не производитель, а посредники.

Похоже обстоит дело и с торговлей саженцами. Посредник сбывает их за пару дней, и его прибыль куда больше, чем выручка у тех, кто эти саженцы два-три года растил…

В итоге за последние 10 лет мы не приобрели никакого дорогостоящего оборудования для своего хозяйства. Давно назрела потребность в дополнительном тракторе и опрыскивателе, чтобы работать быстрее и эффективнее, но мы не можем себе это позволить. И так живут сегодня все окружающие фермеры…

– Ещё украинское фермерство продолжает отставать в науке и технологии.

– Нашему садоводству сложно существовать без системной научной поддержки. Нет селекционной, сортоиспытательной работы в университетах, наподобие той, что ведётся в европейских странах. Крайне необходима координация усилий и предсказуемость, чтобы производитель жил в убеждении, что сможет продать свой товар. В нашей стране никто теперь ничего не изучает, и нет консультантов, которые могли бы подсказать нам, бессарабским фермерам, что, согласно такому-то исследованию, мы должны действовать по такому-то алгоритму, чтобы получить, допустим, 15-20 тонн черешни с гектара, продать её по справедливой цене и жить спокойно.

У нас по-прежнему всё делается стихийно, наугад. Однажды садоводы бросились выращивать вишню, а теперь вырубают её из-за отсутствия сбыта. Та же судьба постигла сливу: молодые деревья новых сортов искореняют, потому что заработать на сливе не могут. Посредник или переработчик зарабатывает достаточно, в противоположность производителю. Вот и гадаем, которую из культур лучше убрать, а что оставить, чтобы самим оставаться на плаву.

Да, мы неустанно изучаем чужой опыт в нашем хозяйстве, экспериментируем, только ведь наши опыты и испытания в саду университетскую науку не заменят! Заниматься академическими исследованиями и фермерством одновременно не получится – мы не в состоянии заменить собой институт. Когда мы спрашиваем нашего консультанта из Европы, почему он ныне учит нас иначе, чем учил год назад, то он отвечает, что как раз недавно окончилось 10-летнее исследование в Болонском университете, согласно выводам которого пришлось пересмотреть прежние взгляды на ту или иную проблематику. А что в Украине? Дилетантизм. Завелась тьма горе-садоводов, которые снимают целые видео-серии для Youtube и несут с экранов всякую чушь! Лучшие мастера, скорее всего, заняты делом и молчат. Им не до видеосъёмок.

Приведу другой пример. Недавно я общался со Штефаном Лоддером из Германии, который вместе с братом унаследовал отцовскую фирму по производству подвоев для саженцев. Оказывается, братья уже разделили свое предприятие. Подумалось: если даже столь организованные люди, как немцы, не всегда могут достичь договорённости, то как будут находить общий язык и вступать в кооперативы наши сограждане? Мы совсем не умеем сотрудничать…

Конечно, в этой ситуации многие впали в отчаяние. Мы пока не сдаёмся и продолжаем трудиться под девизом «Первым уходит павший духом».