неврология Рени

14 января 2022 года решением исполкома Ренийского горсовета генеральным директором коммунального некоммерческого предприятия «Центральная городская больница Ренийского городского совета» назначен Олег Константинович Бурля, который, напомним, был единственным кандидатом, принявшим участие в конкурсе на эту должность, остававшуюся вакантной с октября прошлого года. В своем первом интервью газете «Ренийский вестник» новый руководитель медучреждения анонсировал изменения, которые произойдут в здравоохранении громады в ближайшее время, сообщает Бессарабия. UA.

Одной из главных тем, затронутых в интервью, стала судьба городского роддома: его закрытие неизбежно?

— Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ) установила, образно говоря, «красную черту», за которую нельзя переходить: 150 родов в год. Если их меньше, то роддом не может продолжать работу, — сказал Олег Константинович. — НСЗУ не просто полагает, а уверенно считает, что менее 150 родов приводит к потере навыков. У нас в неделю в среднем — двое родов, некоторые смены их просто не видят. В нашем роддоме в 2021 году было 108 родов… В прошлом году 46 женщин ездили рожать в Измаильский перинатальный центр (еще 12 – в другие перинатальные центры). Как видите, наши женщины уже сами «протоптали дорожку» в Измаил – при всем доверии и уважении к нашей Марине Витальевне Василюк (зав. гинекологическим отделением ЦГБ – прим. авт.), ее большому опыту работы. И на это есть ряд серьезных причин. Первая – безопасность мамы и ребенка. НСЗУ требует, чтобы роды сопровождали не только акушеры-гинекологи. В бригаде должны быть анестезиолог детский и анестезиолог взрослый: один сопровождает состояние мамы, другой сопровождает родившегося ребенка. Также должен быть врач-неонатолог. И все это – круглосуточно!

У нас в Ренийской городской больнице остался только один врач акушер-гинеколог – Марина Витальевна. В Болграде сегодня работают четыре врача такой специализации и, несмотря на это, они приняли решение направлять рожениц в Измаильский перинатальный центр. Почему? Наши коллеги в Болграде сказали честно сами себе: они не могут оказывать помощь в том объеме, в котором требует НСЗУ. Вместе с председателем профкома Александром Васильевичем Ивановым мы недавно побывали в Измаильской больнице, где у нас прошло рабочее совещание с главным врачом Сергеем Дмитриевичем Бажаком и главврачом перинатального центра Людмилой Петровной Великовой. Они ознакомили нас с работой перинатального центра. У них сформированы четыре бригады. В каждой смене работают два врача акушер-гинеколога, плюс один на телефоне, для подстраховки – готов в любое время подключиться к работе. В каждой бригаде – все необходимые специалисты, которых я перечислил выше. Я уже не говорю об оборудовании, которым оснащен перинатальный центр… Продолжая в Рени старую практику работы роддома, мы сидим на пороховой бочке – до первого юридического случая. Зачем доводить до трагедии? До того, что приедет комиссия, полетят головы, и все равно наш роддом закроют, как не соответствующий требованиям НСЗУ. В Измаильском перинатальном центре принимают порядка 1400 родов в год. Они уже обслуживают весь Болградский район. В Измаил рожать едут женщины из самых отдаленных сел – Новых Троян, Дмитровки, Александровки, хотя расстояние 100 километров.

Наше рабочее совещание в Измаиле завершилось заверениями руководства в том, что они готовы не просто пойти нам, ренийцам, навстречу, а помочь в реализации всего комплекса мероприятий по переводу рожениц на перинатальный центр. Это не делается по щелчку пальцев – необходимо продумать и систематизировать весь процесс. Хочу донести до наших женщин: это не будет сделано спонтанно! Все это будет подготовлено, согласовано, в том числе с областным департаментом здравоохранения.

На вопрос, когда же будет закрыто в Рени родильное отделение, Олег Константинович ответил следующее:

— Думаю, февраль уйдет на подготовку. Затем соответствующее решение должно быть принято депутатами Ренийского городского совета. Все должно быть юридически грамотно, по букве закона. Люди, которые работают на сегодняшний день в роддоме, а это высококвалифицированные медсестры, при оптимизации все будут трудоустроены, у нас есть масса вакантных мест, есть определенное видение развития здравоохранения. С Мариной Витальевной у нас состоялся обстоятельный разговор, она с должным пониманием к этому относится. Надо смотреть правде в глаза: с каждым годом рождаемость у нас уменьшается, и мы не видим предпосылок к тому, что она повысится. Не хочу выглядеть разрушителем стереотипов. Да, старшее поколение ренийцев родилось в роддоме на улице Дунайской, ныне разрушенном, более молодое – на втором этаже лечебного корпуса Ренийской ЦРБ. Когда после отработки положенных 3-х лет в Молдове я приехал домой, а это 1990 год, у нас было в год 1200 родов! Почему? Границ не было – у нас рожали жительницы молдавских припрутских сел, гагаузских сел, которые сегодня находятся на территории Молдовы. В Рени рожала молодежь, которая жила в других регионах страны: приезжали домой, к маме, чтобы после рождения ребенка на первых порах была помощь. Сейчас всего этого нет. Мы понимаем, что рождаемость у нас не увеличится, с каждым годом она уменьшается, это объективная реальность. И сегодня требования другие. А в основе этих требований – безопасность женщины и ребенка.

Что касается дальнейшего медицинского обслуживания беременных женщин в Ренийской громаде после сокращения 10 коек родильного отделения, гендиректор ЦГБ заверил, что все этапы будут разработаны – как в плоскости плановости, так и ургентности.

— У нас продолжит работать гинекологическое отделение, будет и впредь оказываться амбулаторная помощь, тем более что договор с НСЗУ на этот пакет услуг заключен, – отметил О.К. Бурля. – Марина Витальевна приложила большие усилия для того, чтобы эта служба продолжала функционировать. В составе самой гинекологии мы сохраним операционную и все возможности для того, чтобы эта операционная была в круглосуточной готовности. Чтобы любые осложнения, возможные отклонения от хода беременности, когда необходимо будет экстренное родоразрешение, а врач посчитает невозможной транспортировку пациентки в Измаил, женщина сможет родить в Рени. Еще раз подчеркиваю: речь идет об осложнениях. Но наша задача сделать все, чтобы никаких осложнений не было. Чтобы каждая женщина была вовремя отправлена в Измаил на сопровождение, чтобы риски были как можно раньше выявлены и по возможности устранены. Это лучше и для женщины, и для плода. Для экстренных ситуаций есть «скорая». Для всех остальных случаев будем разрабатывать механизм, при необходимости будем ставить вопросы и перед исполкомом Ренийского горсовета. В конце концов, уже есть проверенный на практике опыт работы Болграда, который мы можем взять за основу. Для гинекологического отделения будет отведено большое крыло здания: в одной его части, где сегодня расположен роддом, будет гинекология с операционной, во второй части – амбулаторный прием, где в одном из кабинетов будет стоять аппарат УЗИ, уже хорошо освоенный Мариной Витальевной. Малое крыло второго этажа будет использовано для других целей.

В сокращении родильного отделения, как оказалось, есть и экономическая подоплека. Вот что об этом сказал руководитель больницы:

— Это не аргумент по отношению к нашим дорогим женщинам: когда речь идет о здоровье, о деньгах говорить не принято. Но, если уж вы задали этот вопрос, я приведу некоторые цифры. Даже при минимальной зарплате персонала 6,5 тыс. грн в месяц, для содержания роддома необходимо около 105 тысяч гривен. Умножим на 12 месяцев — получаем более 1,2 млн грн. Но с января зарплаты персонала должны вырасти более чем в два раза. Плюс затраты на отопление, водоснабжение и так далее. И это все – на 108 родов. Измаильский перинатальный центр получает от НСЗУ на одни роды 10 тыс. грн. При окончательном заключении всех позиций по пакету родовспоможения, ожидаемое поступление за одни роды в бюджет больницы составит около 15 тыс. грн. Ренийская же городская больница получает чуть более 4 тыс. грн, потому что у нас роды проходят как обычные эпизоды. То есть за 108 родов мы получаем около 500 тысяч в год, а затраты – в разы больше. Вот такая арифметика…

О.К. Бурля также поделился планами по расширению количества пакетов на определенные виды медицинских услуг, которых по состоянию на декабрь 2021 года в Ренийской ЦГБ девять: амбулаторная служба; стационарная служба, в которую вошли терапия, детское отделение, неврология, инфекция; сопровождение беременных; сопровождение ВИЧ-инфицированных; хирургия для взрослых и детей стационарная; хирургия одного дня; стоматология; два пакета паллиативной медицины (это амбулаторный пакет и стационарный пакет).

— Да, планы есть. Есть мысль получить пакет по реабилитации. Ведь в самой ближайшей перспективе не только роды будут «централизованы». В так называемые опорные больницы уже перенаправляются больные с инфарктами. В нашем случае их уже отвозит «скорая» в Дунайскую больницу. В ближайшее время в Измаил пойдут и больные с инсультами, так как в силу вступают всё те же «пресловутые» требования НСЗУ. В Измаиле пациенты будут проходить компьютерную томографию, тромболизис, если необходимо.

Развивая эту тему, которая напрямую касается дальнейших перспектив неврологического отделения и в каком формате оно будет существовать, Олег Константинович, который, напомним, двадцать лет, до назначения руководителем больницы, руководил этим отделением, сказал следующее:

— НСЗУ разрешает заключать договор на пакет по инсульту, если есть 100 больных в год. В нашем неврологическом отделении ежегодно получают лечение 140-150 пациентов с инсультами. И, несмотря на отрицательные демографические показатели, это количество не снижается! Но требования НСЗУ к ведению данной категории пациентов предполагают инвестиции в медоборудование не одного десятка миллионов гривен. После того как я посетил Измаил, увидел, какой там приемный покой, сколько десятков, даже сотен миллионов потрачено на новое оборудование, я понял, что нашей громаде это не под силу. Поэтому придется и этот поток перенацелить на Измаильскую городскую больницу. От 3 до 5 суток интенсивной терапии – и назад в Рени, на долечивание и восстановление, на реабилитацию. Ведь после инсульта, а также черепномозговых, спинномозговых травм у людей наблюдаются функциональные расстройства, и мы можем проводить реабилитацию этих пациентов здесь, в Ренийской больнице, на базе неврологического отделения, есть такое в планах. Чтобы заключить еще один пакет по реабилитации, нужен не только невропатолог, но и врач-физиотерапевт, реабилитолог, массажист, эрготерапевт, привлекается психолог. Пакет предусматривает оказание помощи и детям от трех лет с поражениями центральной нервной системы (детские церебральные параличи, эпилепсия и так далее). В реабилитации нередко нуждаются и люди, которые переболели ковидом, поскольку у них наблюдаются разного рода функциональные расстройства – координации движений, нарушения чувствительности и так далее. Реабилитация требует физиотерапевтического сопровождения, то есть нам надо восстановить работу кабинетов для электрофизиопроцедур, кабинет для массажа, для тепловых процедур (парафиновые аппликации и т.д.). Не может неврология чисто фармакологически осуществлять реабилитацию, не будучи в комплексе с физиотерапевтической составляющей, это должно быть одно единое целое. Здесь очень важно, чтобы реабилитация находилась непременно на первом этаже, ведь люди, которые перенесли инсульты, травмы и так далее, страдают от вестибулярных нарушений – нарушена статика, динамика, вестибулярные рефлексы. Поэтому у них обостряется страх высоты, страх пространств и так далее. Они боятся подойти к окну, даже посмотреть в сторону. У всех послеинсультных больных депрессивные состояния. Восстановительное лечение должно находиться на первом этаже – это аксиома.

В беседе была также затронута тема «великого переселения», которое представляется неизбежным, поскольку Ренийской громаде уже передан долгострой – четырехэтажное здание под новую поликлинику, в которое, если оно будет достроено и сдано в эксплуатацию, со временем, очевидно, должны переместиться Центр первичной медико-санитарной помощи, поликлиника и ряд других подразделений больницы.

— Мы обговаривали этот вопрос с мэром, у Игоря Викторовича есть определённые надежды, он многое делает для того, чтобы привлечь средства на завершение долгостроя и задействовать на первом этапе хотя бы два этажа нового здания, – сказал О.К. Бурля. – Сюда можно перевести и поликлинику, и центр семейной медицины. Здесь нужно установить новый рентген аппарат, цифровой флюорограф. Старый флюорограф находится в аварийном здании, и никто нам не позволит устанавливать здесь новый аппарат. Необходимо оборудовать новую лабораторию, тем более что сегодня очень много новых требований. Появился целый ряд биохимических исследований, необходима соответствующая аппаратура. Это бинокулярный микроскоп, соответствующие анализаторы и многое другое.

Принимая во внимание, что поток рожениц и пациентов с инфарктами и инсультами будет перенаправлен на Измаил, не мог не возникнуть и такой вопрос: не получится ли весь стационар разместить на базе №2 (бывшая портовая больница)?

— Нет, при всем желании нет, – ответил Олег Константинович. – Хирургия занимает два этажа, и по-другому быть не может, поскольку «гнойная часть» должна быть отделена. Перевести в этот же корпус гинекологию с операционной невозможно – нам никто не позволит это сделать. Мы не вмещаемся в один лечебный корпус. Если говорить о лечебном корпусе по ул. Дунайской, то, скорее всего, будет так: первый этаж займет неврология-реабилитация, большое крыло второго этажа – гинекология, малое крыло второго этажа – администрация. Детское отделение останется на третьем этаже. А инфекционное отделение переместится на место нынешней неврологии, тем самым отпадёт надобность в открытии второго ковидного отделения в период очередной вспышки пандемии, что позволит экономить средства!