Круговая порука среди медиков – дело привычное. Крайне редкими бывают случаи, когда медработник уличает своих коллег в некомпетентности или вслух говорит о проявлениях коррупции.

Недавно врач-анестезиолог Раздельнянской центральной больницы Иван Черненко, ранее работавший в Арцизе, написал на своей странице в Фейсбук пост о вопиющем случае в Одесской областной клинической больнице (ООКБ), где ургентного больного с пиелонефритом и камнем в мочеточнике, приведшими к сепсису, вначале отправили на процедуру в частный кабинет, а затем домой за деньгами. Возможно, случай, описанный Иваном Черненко, автор этих строк и расценила бы как единичный, но вспомнилась история, коснувшаяся моей семьи 9 лет назад. Похоже, схема работает годами, если не десятилетиями…

Именно с системности и начинает свой пост Иван Черненко.

«Я бы не стал об этом писать, если бы подобные истории не стали уже системой. Отправили пациента с ЦРБ для проведения компьютерной томографии брюшной полости и консультации уролога. Двухсторонний пиелонефрит, сепсис. Решили транспортировать в Одесскую областную больницу, где диагностировали камень в мочеточнике».

Далее происходит следующее: пациенту предлагают дробление камня (бесконтактную литотрипсию) на частном аппарате, стоимость процедуры 11 тысяч гривен.

Так как таких денег у пациента не оказалось, ему было предложено поехать домой, а на следующий день вернуться. Якобы такое заболевание можно лечить амбулаторно. Напомним, у пациента сепсис и температура.

Иван Черненко попытался наладить контакт с коллегой из областной больницы, объяснить, что состояние пациента не позволяет «сгонять» домой за деньгами, что, возможно, следует ему предложить альтернативные виды лечения в государственном отделении и что ургентное состояние предписывает срочную медицинскую помощь. Однако с ним даже не стали разговаривать.

«В результате и 11 тыс. не заработали и деньги от НСЗУ за пациента тоже не получите», – обращается к коллегам из областной больницы Черненко.

«Те, кто в теме, могут спросить, почему именно надо дробить камень, ведь даже если нет денег, есть и другие, менее затратные методы оказания помощи? Есть. Вот только уролог убедил пациента, что ставить стент, или пытаться как-либо по-другому достать камушек – это очень долго, нудно, и вообще просто привезите 11 тысяч», – возмущается врач.

Иван Черненко обратился к читателям: «Уважаемые пациенты и их родственники, учитесь отстаивать свои права. К сожалению, на мою просьбу обратиться к начмеду ООКБ родственники больного не отреагировали. Транспортировали его в другую больницу, так сказать конкурирующую «фирму». Пациента госпитализировали. Как оказалось, дистанционная литотрипсия (дробление) не совсем приемлема в данном случае. Состояние пациента не позволяет ее провести. И главное, острый пиелонефрит или инфекция мочевой системы в стадии обострения – противопоказание к данной процедуре».

Далее Черненко описывает подобную ситуацию, которая произошла немного ранее, – пациентка с двухсторонним пиелонефритом и камнями в обоих мочеточниках также была отправлена домой. Ей была заявлена сумма 20 тыс грн за каждый, таких денег у нее не оказалось, и ее отправили восвояси. По информации Ивана Черненко после этого пациентка длительное время находилась дома, затем уже в тяжелом состоянии с сепсисом и на его фоне обострением язвы и желудочно-кишечным кровотечением поступила в Раздельнянскую ЦРБ, однако ее не удалось спасти.

Иван Черненко подчеркивает, что в Одесской областной клинике много профессионалов и отличных врачей. Данная история о конкретном пациенте и конкретном специалисте.

«Я не хотел бы, чтобы предвзятое отношение было ко всем сотрудникам ООКБ».

В своем следующем посте он сообщил, что буквально через несколько дней не только он, но и вся Раздельнянская больница на себе ощутили административное давление, стали поступать угрозы «подключить облздрав».

«Ответственно заявляю, что не потерплю какое-либо давление по отношению к себе, или к сотрудникам ЦРБ. Точнее, хотите разобраться – разбирайтесь лично со мной, а не с ЦРБ в целом. Давление по отношению к себе буду расценивать, как ограничение моих конституционных прав, в частности, права на свободу слова», – комментирует ситуацию врач.

Подобная история случилась в 2011 году с моим родственником. Возвращение из рейса с высокой температурой и острой болью… Как оказалось, острый пиелонефрит и камень в мочеточнике. Во время УЗИ в Измаиле получили рекомендацию доктора – срочно ложиться в больницу, готовиться утром к полостной операции. «Не вздумайте ехать в Одессу, тряска в дороге может привести к трагическому исходу», – тогда предупредил доктор.

Рискнули, поехали по рекомендации кого-то из знакомых в Одесскую областную больницу. Практически без исследований больной был сразу же направлен на дистанционную ультразвуковую литотрипсию, которую можно было сделать в частном кабинете здесь же – в здании больницы. Было обещано, что одной процедуры будет достаточно, чтобы забыть о недуге. Одна дорогостоящая процедура превратилась в три. И это притом, что, как потом оказалось, в ургентном состоянии эта манипуляция вообще противопоказана. После очередной проверки выяснилось, что камень ни на миллиметр не уменьшился и надо еще «пытать счастья». Самое интересное, что каждый раз контрольный рентген больной проходил в государственном отделении, откуда его отправляли на «продолжение лечения» в частный кабинет. Нам было сказано: «А что вы хотели, у вас же состав камня, который практически не поддается ультразвуковому дроблению». И тут мы узнаем, что более действенной была другая медицинская манипуляция – контактная лазерная уретеролитотрипсия. Тогда ее делали всего в двух больницах Одессы. Мы выбрали Одесскую клиническую больницу на железнодорожном транспорте. Оговорюсь сразу, операцию проводили в частном отделении больницы. Контактная лазерная уретеролитотрипсия проводится под анестезией и предполагает госпитализацию. Здесь мы встретили совершенно другое отношение. Хотя стоимость операции озвучили сразу, вначале мы заплатили только за пребывание в палате, медпрепараты и расходники для процедуры. При попытке после операции рассчитаться за манипуляции доктор ответил, что оплату примут только после того, как убедятся, что все прошло успешно и… через три дня отправили домой. Счет «разрешили» оплатить лишь после второго или в третьего приезда на контроль, после того как убедились, что все нормально и удалили стент.

Вот такая разная государственная и частная медицина. В первом случае усматривался явный сговор врача из государственной больницы с коллегами из частного кабинета, во втором – нас удивил подход докторов и менеджмента частного отделения.

Напомню, наш случай произошел еще в 2011 году. Что касается отделения в железнодорожной клинике, не стану утверждать, хотя и надеюсь, что там до сих пор работают по тому же принципу – оплата только после нескольких контрольных визитов, после того, как доктор убедится, что операция прошла успешно.

А что касается Одесской областной клинической больницы, солидарна с Иваном Черненко: нельзя по поступкам нескольких медработников, жаждущих наживы, судить обо всем коллективе. Хочется верить, что случаи, описанные в этой статье, не являются системой.

А пациентам совет – прежде, чем решиться на дорогостоящую медицинскую процедуру, узнайте об альтернативных видах лечения, в том числе и в других клиниках.