Встретим Новый год, а там будь что будет. Жесткие карантинные ограничения вводят после праздников, а при принятии бюджета на 2021 не учли рекомендации МОЗ. Журналисты Hromadske пообщались с министром здравоохранения Максимом Степановым о повышении зарплат медиков, выплату компенсаций врачам, которые переболели COVID-19, уменьшение количества тестов и будущей вакцинации. 

О бюджете 2021

Я не голосовал за этот проект бюджета, потому что в тех расчетах, которые мы подали в Министерство финансов, была учтена наша жизненная необходимость для финансирования медицины. Эта сумма составляла 296 млрд грн.

Общая цифра, которая предусмотрена бюджетом, это 159 млрд грн. И эта цифра нас полностью не устраивает. Она предполагает, как минимум, повышение заработной платы.

О зарплате медикам

Платить врачам, которые отвечают за жизнь своих пациентов, зарплату самую низкую в стране, иногда ниже, чем в охранника в супермаркете, и равной выплатам по безработице – это очень большой стыд. Мы в Министерстве здравоохранения разработали законопроект, который привязывает заработную плату медицинских работников к прожиточному минимуму. Такая практика существует, например, в законе о прокуратуре. Мы подали его нашим коллегам министрам, с которыми должны его согласовать, чтобы вынести его на заседание Кабинета министров и потом Кабинет министров сделал соответствующее представление в Верховную Раду.

О проблемах с выплатами компенсаций врачам, которые переболели COVID-19

Этот вопрос лежит в плоскости Министерства социальной политики. Насколько я знаю от своей коллеги Марины Лазебной, они упрощают и пытаются еще максимально упростить этот вопрос. Но в то же время иногда возникают очень серьезные недоразумения. Например, когда в Черкасской области врач погиб и наша комиссия дала четкий вывод, что это было именно профессиональное заболевание, семья погибшего должна получить компенсацию около 1500000 грн, но Фонд социального страхования сначала не согласился, а потом вообще подал иск в суд, чтобы опровергнуть это решение.

Мы максимально поддерживаем родственников и я уверен, что мы сможем доказать в суде наши аргументы.

О закупке вакцины от коронавируса

В своем бюджетном запросе мы подавали сумму 15,1 млрд грн. Мы рассчитывали ее исходя из реальной цены на вакцину. Именно поэтому мы считаем, что суммы 2,6 млрд грн (которую заложили в бюджете на 2021) может быть недостаточно. Мы сейчас аккумулировали соответствующие средства в Министерстве здравоохранения. У нас были определенные сэкономленные средства, в частности при закупке медицинского оборудования и при централизованной закупке лекарственных средств. Это из бюджета этого года около 2,3 млрд грн к этим 2,6. Но мне кажется, что нам и этого может не хватить.

Кого вакцинировать в первую очередь?

На первом этапе так, как мы это видим, мы должны вакцинировать наших медицинских работников, прежде всего тех, которые непосредственно работают с больными COVID-19, мы должны вакцинировать наших военнослужащих, находящихся в зоне проведения ООС, и мы хотим вакцинировать людей, которые находятся в специализированных учреждениях – это интернаты или учреждения для лиц пожилого возраста.

Если мы говорим о втором этапе – это люди старше 60 лет, люди имеющие риски по медицинским показаниям, имеющие сопутствующие заболевания сахарный диабет или сердечно-сосудистые, также остальных военнослужащих, работников Национальной полиции, работников образования.

Вакцинация не будет обязательной, у нас нет такого законодательства, которое бы обязывало это делать. Мы должны обеспечить доступ людей к этой вакцине.

Об украинской вакцине от COVID-19

Сейчас оформляют соответствующие документы для того, чтобы начать клинические исследования. Это достаточно длительный процесс, от 9 месяцев до года.

О карантине выходного дня и посленовогоднем локдауне

Мы видим результаты карантина выходного дня  по цифрам. Мы видим снижение заболеваемости, нагрузки на медицинскую систему, с одной стороны а с другой – понимаем, что такое активный образ жизни украинцев, особенно в новогодние праздники. Вот мы реалисты, понимаем, что соблюдение тех карантинных ограничений, действующих на сегодня: постоянное использование масок, пребывание в заведениях общественного питания не более 4 человек за столом, передвижение по заведению исключительно в маске, – не всегда придерживаются. Ну это правда. Все, что касается системы контроля, она не относится к компетенции МОЗ.

Мы понимаем, что у нас может быть, во-первых, увеличение количества больных после новогодних праздников, а во-вторых, нас, начиная с конца января – начала февраля, ожидает сезонный рост количества больных гриппом с такими же осложнениями как ковид.

Именно такой была логика введения  жесткого карантина с 8 по 24 января.

О количестве коек и кислородных точек 

У нас на сегодня общее количество коек более 64 тысяч, это количество постоянно увеличивается, практически каждый день я подписываю соответствующие документы, около 35 000 коек с подключенным кислородом, а общее количество людей, находящихся в больницах сейчас, около 27 000.

Об уменьшении количества тестов на COVID-19

У нас было четко прописано, кого мы тестируем, это были люди с признаками коронавирусной болезни, те, кто попадают в больницу с пневмонией. После того как меньше людей начали обращаться, мы внесли изменения в стандарт медицинской помощи и расширили перечень лиц, которые нуждаются в тестировании, в том числе, за счет государства. Также мы добавили так называемые тесты на антиген – это быстрые тесты за 15 минут. По ПЦР-тестам – мы добавили  признаки любого респираторного заболевания. Мощность лабораторий, находящихся в сфере управления Минздрава – около 55-60 тестов в сутки, это только наши лаборатории. Хочу напомнить, в апреле мощности всей страны составили 200 тестов в сутки.

О медицинской реформе

Я поддерживаю реформирование медицины. Именно реформирование. Я поддерживаю то, что наша медицина нуждается в изменениях, наша медицина заслуживает того, чтобы быть другого качества, а для этого нужны другие подходы. Но я не поддерживаю разрушение медицины. Я не поддерживаю любое закрытие больниц, я не поддерживаю увольнение медицинских работников, я не поддерживаю тупое копирование какой-то системы, которая есть за рубежом, на нашу страну. Я понимаю, что иногда не хватает  понимания и интеллекта, как это все переделать и как сделать процесс реформирования медицины, который достаточно многогранен.

Мы работаем над этими вопросом, но еще раз подчеркиваю – чуда быть не может, нужно соответствующее финансирование.

О возвращении к «доковидной» жизни

Мы сейчас пытаемся сделать все, чтобы получить дозы вакцины в феврале следующего года. Поэтому нам очень важно по крайней мере до апреля, когда у нас будет сложная ситуация с ковидом, придерживаться тех мер карантина, которые есть, которых придерживается сейчас весь мир. Лучший способ борьбы, разумеется, это коллективный иммунитет. Он достигается двумя путями: либо это вакцинация, которая как минимум должна составлять не менее 70-80%, либо когда все люди переболеет.

Я оптимист, поэтому мне кажется, что все же с апреля должно быть легче, мы сразу будем реагировать, ну плюс начнется вакцинация.