карантин

Результативность карантинных мер в период эпидемии зависит от ряда факторов. Один из основных – изоляция больных, рассредоточение их  окружения, сокращение  бытовых   и служебных контактов.  Спасаясь бегством из очагов заражения чумой, холерой и другими опасными инфекциями,  это знали и  практиковали ещё в средневековой Европе, сообщает  Бессарабия.UA.

Государство сегодня поступает аналогичным образом, ограничивая, по возможности, общение граждан. Безусловно, личные контакты эта мера  не  затрагивает, но работа публичных служб организуется так, чтобы  непосредственной коммуникации было как можно меньше, а персонал  при этом всё же оставался  людям доступным.

Мы решили посмотреть, что получается на практике, и посетили ряд городских коммунальных учреждений и предприятий. Куда не удалось попасть, попытались дозвониться. Задача была предельно простая: проинформировать читателей  о режиме работы служб в нынешних «краснозонных» условиях с тем, чтобы контакты абонентов с энергетиками, газовщиками, жилищниками, с горводопроводом  и теплосетью строились по-деловому,  на основе взаимоуважения и взаимопонимания.

Редакция, в частности, знала о некоторых неудобствах, испытываемых клиентами   «Жилсервиса». Наш визит показал, что нарекания на организацию приёма  остались в прошлом. Абонентов принимают в  отдельном помещении, оно просторное,  светлое,    добротно  отремонтировано, посетителей обслуживают два  оператора. Меры предосторожности обычные: впускают дозированно, по три человека, в масках, персонал тоже в масках. Заведующая абонентским отделом И.Филиппова подчеркнула, что никаких других ограничений для клиентов нет. Хотелось бы только, добавила она, чтобы горожане регулярно оплачивали услуги «Жилсервиса». Потому как  долги населения, к сожалению, растут.

Вполне доброжелательно встретили нас и в ПУВКХ, правда, заведующая абонентским отделом почему-то не рискнула представиться. Она считает, что никаких сложностей в коммуникации с потребителями нет. Номера контактных телефонов отражены в квитанциях, которые  получают все  водопользователи, кроме того, работу с жильцами  периодически ведут линейные контролёры и могут  дать необходимую консультацию. На территории ПУВКХ установлены три  «почтовых» ящика, куда можно опустить заявление или  записку с показаниями  водомера. Содержимое ящиков извлекается трижды в день. Можно использовать для общения и  электронную  почту. Если  есть необходимость в личной встрече, к окошку стеклянной двери подойдёт оператор, посмотрит документы, поможет в них разобраться. Особого наплыва людей нет, обстановка спокойная.

По соседству с ПУВКХ размещается УЖКХ, то есть  Управление жилищно-коммунального хозяйства. На плотно закрытых дверях – сообщение для горожан  о том, что Кабмин принял решение  продолжить адаптивный карантин до 31.12.21 г. в связи с чем вплоть до самого Нового года управление  принимать посетителей  не будет. Нуждающимся предлагается обращаться по телефону (04841) 7-52-21 через секретаря приёмной. Вряд ли измаильчанам понравится это решение. Да, карантин, но не совсем же отгораживаться от людей! Удивляет, между прочим, и график работы этого учреждения, кстати, отнюдь не единственного в городе: понедельник-четверг 8.00 – 17.15; обед с 13 до 14, пятница с  8.00 до 16.00; выходные – суббота и воскресенье. Управление обслуживает только  домохозяек и пенсионеров, так что ли?

«Энергосбыт» оказался «на удалёнке» в прямом и переносном смысле. Ремонт помещения на бывшей улице Ватутина вопреки установленным срокам затянулся, поэтому абонентам – кому пешком, кому на маршрутке – приходится добираться аж в РЭС на улицу Кутузова, где абонслужба обрела временный приют. Далековато-с! Но и там вас встретят закрытые двери.  «Нам запрещено общаться с абонентами  напрямую, только по телефону», – сообщила через порог сотрудница в маске. Интересно, кто их так бережёт? Мы ведь тоже в масках, в чём тут опасность заражения?

Полным провалом закончилась редакционная  попытка навести мосты с теплосетью и газовым хозяйством. Такое  впечатление, что там работают насмерть перепуганные люди, без разрешения начальства не смеющие раскрыть рта. На простодушную  просьбу сказать несколько слов о порядке работы  с населением в условиях карантина обе руководительницы абонентских отделов отреагировали так, будто мы собираем сведения для ЦРУ. Естественно, особа из теплосети познакомиться не пожелала, фамилию свою не назвала.  Её коллега из газового хозяйства была решительнее: «Валентина Петровна Райлян, можете  жаловаться!»  И не то с вызовом, не то от отчаяния отчётливо и звучно добавила в трубку: «Я здесь никто! Я ничего не решаю».

Ну да, никто. И ничего не решает. Но зарплата ей капает…

Чувствуется, что в обоих коллективах царит какая-то нервозная обстановка, атмосфера тягостной зависимости от руководства. Подчинённых явно приструнили так, что они шарахаются от внешнего мира, от любого контроля общественности, боясь ненароком  вынести сор из вотчинных изб. Хотя он и так виден, невооружённым глазом. В горгазе очереди, в субботу и воскресенье выходной; чтобы попасть в абонотдел,  люди приходят  записаться в шесть утра. При этом на дверях их встречает объявление (в оправдание собственного произвола со ссылкой на постановление Кабмина прошлого года?) следующего содержания:

«До уваги абонентів!

Прийом громадян з питань розподілу природного газу здійснюється тільки у разі наявності у громадян таких документів:

-covid-сертіфікату про вакцінацію,

або

-негативного результату ПЛР-тесту

або

-експрес-тесту на covid -19, чинного 72 години, та індивідуальних засобів захисту».

Остаётся полюбопытствовать: а  pin-код банковского счёта, свидетельство о браке или справка о несудимости не понадобится? Так в иных конторах  в эпоху covid’а избавляются от  лишних  посетителей, прямиком направляя их на митинги, подобно тем, что состоялись в Измаиле в минувшие выходные.