мэр БД

Афанасий Демьянович Лукьянов. Кто из жителей Белгорода-Днестровского не помнит этого доброго, волевого, честного человека? В 1998 году громада древнего города избрала его своим мэром. К сожалению, судьба распорядилась так, что на посту городского головы Афанасий Демьянович работал недолго. Страшная болезнь унесла его из жизни.

Остались добрые дела, добрая память. Светлая память…

Интрига

Афанасий Демьянович был прост в общении. Чванливость чиновника, заносчивость, высокомерие были ему чужды. У нас сложились дружеские отношения.

Однажды я, как обычно, запросто вошёл в его кабинет по, не помню какому, редакционному заданию. Время шло к концу рабочего дня. Афанасий Демьянович, сосредоточенно нахмурившись, замер над развёрнутой картой-схемой. Не отрываясь от карты, он молча пожал мне руку и рассеянно кивнул на стул. В кабинете воцарилась тишина. Меня снедало любопытство – что там так увлекло мэра?

Сделав несколько пометок в свой большой разбухший блокнот, Лукьянов, наконец, оторвался от бумаг и заговорщически подмигнул мне.

— А, знаешь ли ты, Володя, что у меня сейчас на столе, а? – весело спросил он.

Я пожал плечами и от нетерпения заёрзал на стуле.

— Тут моя мечта! – медленно и веско сказал мэр и прихлопнул лист ватмана. – С коллегами мы разработали концепцию троллейбусного движения в Белгороде-Днестровском. Как тебе?

У меня вытянулось лицо.

— Чего?..  Вы о троллейбусах, что ли? Но…

Афанасий Демьянович прошёлся по кабинету, остановился около кресла и, точно поколебавшись, повёл свой рассказ…

По Кольцевой…

Афанасий Демьянович не был прожектёром. Долгие годы работы руководителем в условиях, порой, цейтнота и производственной «горячки» приучили его принимать единственно верные, взвешенные решения. Он удивительным образом соединял в себе мечтателя и педанта. Редкое свойство, надо сказать… К сожалению, и сотой части его задумок не дано было воплотиться в реалии. Он очень спешил, словно чувствовал надвигающуюся беду… Платформа «Тира» — это его мечта. Мечта, которая стала явью.

Лукьянов давно обратил внимание на то, что возможности новых микрорайонов города в плане транспортного сообщения весьма перспективны. Солнечный, Южный, Победа – эти районы построены в 70-80-е годы прошлого века. Люди съезжались в город – здесь активно строились крупные предприятия союзного значения, открывались новые строительные и прочие организации.

Застраивали микрорайоны, конечно, бестолково. Между ними подчас образовывались километровые разрывы, где гуляла дикая степь и площади с выкорчеванным виноградником. Вечерами, в тёмное время суток люди с опаской добирались до жилищ, рискуя попасть в руки лиходеев или подвергнуться нападению стаи бездомных собак. Собственно, эта проблема кричаща и ныне…

Автобусное движение здесь было нестабильно. На остановках то и дело скапливались люди, в транспорте возникали давка, конфликты. Лукьянов задумал соединить эти районы троллейбусным сообщением. К этому располагали обстоятельства – трассы между Победой, Южным и Солнечным были широкими, достаточными для проезда электротранспорта. Предполагалось, что транспорт будет передвигаться исключительно между микрорайонами по кольцевой. Уже позже Афанасий Демьянович пошёл дальше. Появился проект, согласно которому был бы охвачен троллейбусной веткой так называемый «Большой круг» — движение по круговой между центральными улицами Измаильской, Лазо, Шабской.

Идеи Лукьянова до сих пор вспоминают горожане. К чести нынешней власти кое-что близится к реализации. К примеру, взять тот же железнодорожный переезд между Солнечным районом и районом «совхоз 28 июня»…

Аналогии

… За окном уже стало смеркаться, а мы всё продолжали горячиться и спорить о троллейбусе в городе. До звона в ушах хотелось курить.

— Демьянович, а вы в курсе дела, что нечто подобное в Аккермане уже было? – спросил я, тоскуя о сигаре.

— Ты имеешь в виду конку? – спросил мэр. – Ещё бы! Именно она и подвигла меня задуматься о троллейбусе.

Кстати, о «конке». Так называемая «конка» — это городская железная дорога с конной тягой. Как говорят, первая конно-железная дорога появилась в Америке в 1832 году. Вскоре новый тип железных дорог распространился в Европе, а в августе 1863 года по Невскому проспекту Петербурга вагоны конки перевезли первых пассажиров.

В Аккермане этот прогрессивный на то время вид транспорта появился в начале 20-го столетия. Конку у нас построил судовладелец, промышленник, меценат Николай Иванович Спозито.

Главная цель конки заключалась в необходимости перевозки грузов и зерна к причалам. А вот катать горожан было делом убыточным. Расходы в этом случае покрывались доходами от перевозки грузов. В основном транспортировалось зерно. Край наш всегда был хлебным. Только Бессарабия обеспечивала более 3% российского производства зерна, и при этом 14% его экспорта.

Поступающий в Аккерман хлеб ссыпался в специально построенные частные каменные амбары, находившиеся в городе. Таких амбаров имелось до восьмидесяти, общей вместимостью до пяти миллионов пудов.

Располагались они в районе современного «Комсомольца». На месте хлебных складов впоследствии возникли Комбинат хлебопродуктов и Маслозавод. Из этих складов зерно на ломовых подводах доставлялось на пристани, там его грузили на баржи и транспортировали в Одессу для погрузки на заграничные пароходы.

В начале 1904 года Городская управа во главе с А. Беликовичем подписала концессионный договор с предпринимателем Спозито. Срок концессии составил 40 лет.

Согласно требованиям управы, кроме грузового должно было осуществляться еще и пассажирское движение.

Линия конно-железной дороги начала сооружаться в 1904 году. Ширина колеи составляла 152,4 см. Рельсы для постройки отливали на Брянском железнодорожном заводе. На сохранившихся в Михайловском сквере рельсах конки хорошо видна дата изготовления.

Начинался маршрут на тогдашней окраине города, где находились хлебные и винные склады (сейчас район бывшего кинотеатра «Комсомолец»). Проходил по ул. Измаильской до крепости, огибал её и сворачивал на ул. Скобелевскую (Леона Попова). Затем маршрут следовал мимо причалов, поворачивал на ул. Александровскую (Пушкина), по ул. Архиерейской (Калинина),  сворачивал на Михайловскую (Ленина) и дальше следовал по Измаильской.

В декабре 1906 года Н. Спозито попросил городскую думу разрешить ему заменить конную тягу  механической.

В 1907 году по рельсам пустили паровой локомотив, такой же как тот, что бегал в Одессе на Большом Фонтане. Теперь вагонетки с зерном тянул бывший одесский «Ванька Головатый», получивший новую жизнь на аккерманском «грузовом трамвае».

Так получилось, что в 1909 году Спозито продал аккерманскую конку. Концессионный договор с Городской управой на конно-железную дорогу заключил князь Иван Николаевич Лобанов-Ростовский. В описаниях города 1924 и 1925 годов о конке нет ни слова.

Рельсы с улиц демонтировали в середине 30-х, во время обустройства города. В 1935 году городской садовник Матвей Пудивитр использовал рельсы для сооружения входной арки возле кафе «Зеленый шум» в городском саду. Аллея была обсажена текомой и глицинией. Получился зеленый тоннель, до сих пор так любимый всеми аккерманцами…

Кто знает…

Так об этом говорит история. Кстати, та же история свидетельствует и о том, что именно пионеры – те, первопроходчики внедрения прогресса в нашу жизнь, были потрясающими мечтателями. Их мечты становились явью, а сами они по-разному прошли свой путь в жизни – это правда…

Мы с благодарностью вспоминаем Афанасия Демьяновича Лукьянова. Хотя бы потому, что нынешние власти города подхватили некоторые его замыслы и обещают довести их до  логического завершения. Связь поколений – это доброе дело.