крепость

Аккерманская крепость. Вокруг неё по-прежнему, как встарь, идут нешуточные, порой, жестокие сражения. Преломляются копья позиций противоречивых мнений, катятся по траве отчаянные головы авантюристов и реформаторов. Вскрики ярости, досады, проклятия и злобные пророчества, — всё это и по сей день довлеет над древним замком. Так, к слову, было, есть и, вполне возможно, будет. Люди…

В последние годы принято считать, что лишь в новое время на седые бастионы воззрились алчные взоры всякого рода так называемых представителей бизнеса. Ничуть не бывало! Вот некоторые сведения, ранее публиковавшиеся мною в местной печати.

«Под угрозой забвения и разрушения в 19 веке крепость предстала после официального разрешения новороссийского губернатора А. Строгонова разбирать крепостные стены, что в прибрежной зоне, с тем, чтобы из сего камня строить пристань для пароходов. То есть, известный нам причал №1.

Впрочем, Провидение и Божья воля стали на защиту легендарного замка. Когда рабочие рьяно принялись за дело, то столкнулись с поразительной силы кладкой камня. Отделить его друг от друга оказалось не так уж просто. Несколько недель тщетных трудов склонили городскую власть к тому, что дикий ракушечник проще добывать в карьере, чем откалывать от фортификационной твердыни.

Внесли свою лепту в дело разрушения крепости и местные купцы. В уже упоминаемый период – 1860-1870 годы, наши предки-«предприниматели» буквально измором брали городского голову в стремлении «прихватизировать» крепость. Видимо, это осталось на генном уровне для некоторых современников…

Так вот, купцы в своих заявлениях предлагали городскому голове «построить в крепости дома, разобрать стены для строительства и даже развести в крепостном дворе образцово-показательный виноградник.

В 1870 году в Бессарабское Областное Правление поступило письмо от купца Дермандопуло с просьбой разрешить ему строительство дома в Аккерманской крепости. Видимо, купец здорово возомнил…  Из Кишинёва дали запрос на план сооружения и её опись. Тут надо отдать должное гласным. Они воспротивились аппетитам купца. Городовой архитектор Величкин витиевато отписался так: «… что же касается до повреждений крепостных зданий предполагаемою постройкою дома купцом Дермандопуло, то такового быть не может, о чем мною упомянуто во 2-м пункте, план крепости с дворовым его местом при сем Городской Думе препроводить честь имею». Элегантно и пространно.

Наши предки, да пошли им Создатель покоя в мире ином, в течение всего 19 века таки желали крепость… угробить. Ну, не знаю, что на них такое находило, но факт остаётся фактом. Так, в 1887 году городское управление обращалось к бессарабскому губернатору с ходатайством о «разрешении городу разобрать крепость, с употреблением камня на устройство мостовых и разбить на месте крепости образцовые рассадники и рощи в виду предполагаемого скорого открытия в Аккермане училища виноделия и садоводства». И только в 1896 году Аккерманская крепость перешла в ведение одесского Общества Древностей. Это было своего рода табу на ожидаемый вандализм.

… Меня всегда преследуют аналогии с нашей современностью. Меняется время, общественные устройства, но не меняется суть человека»…

Затем, в начале 20 столетия, для многострадального замка настала некая пауза покоя и отдохновения от человеческой прыти в части отхватить себе то, что тебе дадено не было ни Создателем, ни историей.

Мне часто попадаются снимки начала прошлого века с изображением крепости. Там она выглядит значительно хуже, нежели сейчас. Надо отдать должное и реставраторам советской эпохи (в своё время здесь работал специальный реставрационный участок областного подчинения), и трудам наших современников. Дворы чисты, ухожены. Стены, кроме печально известной «северной», восстановлены. Отремонтированы башни, бойницы, восстановлены ворота, вычищен ров. Это трудно не признать. Да и глупо. Дело в другом…

Так уж повелось в последние годы, что с приходом весны в крепости прослеживаются определённые «движения». Сюда, по приглашению руководства коммунального предприятия, что занимается благоустройством и поддержанием порядка в замке, один за другим съезжаются представители, скажем так, культмассовой отрасли страны.

Уже стало традицией во дворах твердыни проводить всякого рода фестивали, рок-концерты, массовые мероприятия увеселительного, развлекательного и даже политического характера. Руководство лихорадочно подсчитывает будущую прибыль от захода посетителей, а для крепости настают поистине кошмарные времена.

Я живу примерно в километре от крепости. В тихий, летний вечер, когда под одобрительное завывание зрителей в недрах твердыни гремит рок-музыка, причём, довольно сомнительного качества, всё, что там творится, доносится до моего дома во всех деталях и подробностях. Я только воображаю, каково тем, кто живёт совсем рядом с фортецей…

Я против рока? Отнюдь. Я рок люблю с юности. Но я также понимаю, что всему своё место и время, не так ли?

Дело в другом. Ну, нельзя, категорически нельзя смешивать прибыль, барыши и всю суету, связанную с бизнесом, с той аурой и сутью места, покрытого славой и драмой веков. Нельзя.

Ведь что такое крепость для нас? Прежде всего, для каждого вменяемого коренного аккерманца она своего рода наш оберег, святыня и гордость города. Она – часть нашей памяти. Эти молчаливые мощные башни, стены, зияющие бойницы, посвист загулявшего во дворах северного ветра – это та особенная обстановка, в которую окунается всякий посетитель крепости.

И вот, он, элегически настроенный на некий бессловесный контакт с историей, с эпохами, волнующийся от предвкушения некоего чуда, ступает через порог ворот. А там…

А там, сразу в его пах упирается турникет, который охраняет суровый… нет, не янычар с кривым ятаганом, или обремененный оселедцем, пистолями и люлькой казак в шароварах. Там его встречает мрачная физия охранника. Вся его внешность, словно исходит рыком чеховских героев, мол, «Куда прёшь!?». Но и это мелочи. Не приведи Господь, попасть в крепость группе экскурсантов во время разгула там рок-концерта или иного фестиваля с танцами и прочим «гармидером». Уж, какая там вам аура, ребята. Ноги бы унести поскорее, да уши сохранить…

Задумаемся. Памятник национального значения с более чем полутысячной историей. Двор. К его стене прислонилась сцена, на которой беснуется нечто, именуемое носителем культуры. С ревущими гитарами. С громовым боем ударных. В тон «музыкантам», улюлюкая и трепыхаясь в пароксизмах экстаза, волнуется орда худосочных подростков и бухих зевак. Откровенно попахивает «травкой», слетают пробки с бутылок из-под пива или вина под радостный визг «счастливой» молодёжи. И как бы ничего, если брать в расчёт уровень культуры современного юношества, но всё это происходит посреди ПАМЯТНИКА истории, архитектуры.

Всё ли у нас нормально с головой, ребята?

Хорошо, давайте образно. Если уж так пошло, то почему бы в нашем краеведческом музее не учредить вечера бальных танцев, конкурсы «Мисс культура Акк», состязания по бегу с мешками на ногах или турниры по художественному свисту? Ежели всё поставить на платную основу, то и прибыль как бы образуется… Давайте в библиотеках устраивать встречи абонентских групп анонимных алкоголиков, соревнования по метанию дротиков или запустим кружки по изучению азбуки Морзе. Ах, это фу! Ах, это всё же объекты культуры! И как такое в голову могло…

Ага. А рок-фесты в пределах национального памятника – это, стало быть, можно, да?

Мне возразят, мол, а вот в какой-то Голопузовке есть тоже крепость. Там и не такое местные власти проводят. А народ, дескать, идёт, и ему нравится.

Да чхать мне хотелось бы на ту же Голопузовку с её нерастраченным культурным запалом и безголовыми обитателями! У нас что – своего ума не достаёт, или, на худой конец, ощущения целесообразности, порядочности, уважения к тому, что ещё каким-то чудом сохранилось?

Примерно с подобными размышлениями я обратился к видному учёному, автору монументального труда – книги о нашей крепости — к Андрею Красножону. Он ответил кратко и ёмко: «Я хотел бы напомнить всем нам, что крепость – это, прежде всего, памятник архитектуры, это музейный объект, а не клуб культуры или концертный зал. Проведение в нем концертов неприемлемо с эстетической точки зрения. Так же, не следует забывать, что любая коммерческая деятельность на территории объекта, или массовое мероприятие типа концерта — прерогатива Минкульта».

Как вы думаете, дорогой читатель, при известном интеллектуальном потенциале неких наших руководствующих деятелей в крепости, или на ниве городской культуры – имеют ли вышеозначенные люди разрешение от Министерства культуры на проведение на территории крепости подобных шоу? Можно даже не гадать…

Понятно, что многие достаточно раздражённо спросят автора сего опуса, дескать, любезный, критиковать — то дело нехитрое. Есть ли предложения по существу? Нешто нам от фестивалей отказаться, ведь они таки приносят прибыль в казну города.

Конечно, приносят и, конечно же, от устройств подобных массовых мероприятий отказываться глупо. Но! Но давайте подумаем, как сие сотворить правильно и красиво.

Выскажу кратко своё мнение.

По улице Ушакова, прямо перед рвом крепости давно прозябает огромная площадка. Некогда это была спортивная площадка. С приходом новой политической формации, она вполне «демократично» стала никому не нужна. Разве что, как и сто лет назад, там иногда аборигены пасут коз.

Так вот, почему бы не благоустроить эту немалую территорию под место для проведения массовых мероприятий в городе? О таком месте, насколько я помню, разговоры велись ещё на заре третьего тысячелетия.

Смонтировать турникет вдоль рва, огородить площадь достаточно прочным металлическим ограждением. Можно заасфальтировать территорию, установить крытую сцену (к примеру, как в парке Мира), поставить лавки для посетителей с навесом от жгучего солнца или дождя, хотя бы на 300-400 мест. Вдоль забора посадить цветы, тенистые деревья, кустарники. Думаете, заезжий артист оскорбится от подобного провинциального сервиса?  Ничуть не бывало!

И, да – крепость никуда «не убегает». Она – рукой подать. Другое дело, теперь у человека есть выбор – слушать музыку или идти в крепость, где лишь тишина, тихий говор посетителей и ощущение самой Истории. Он может сделать и то, и другое, но поэтапно. Кто от этого выиграет? Город.

Но главное – наша старушка-крепость с облегчением вздохнёт. Как мне кажется, вздохнёт с благодарностью к своим бедовым потомкам…