28 декабря, на следующий день после похорон Саши Пухкана, якобы от имени студентов Измаильского государственного гуманитарного университета была запущена электронная петиция, собирающая голоса за увольнение директора студгородка Натальи Доксовой, помощника ректора Ивана Бойчева и ректора Ярослава Кичука. Слово «якобы» употреблено сознательно – данный электронный продукт вызывает большие сомнения относительно его правомочности. «Шедевр» носит название «Мэр города – справедливое возмездие», это название читается в адресной строке. Безграмотность текста «петиции» (что говорит об уровне образованности его составителя), — это самое малое из ее сомнительных качеств.

Хочу остановиться на соответствии студенческой «петиции» действующему законодательству. Мерилом послужит Закон Украины от 2.07.2015 г. № 577-VIII «О внесении изменений в Закон Украины «Об обращениях граждан» относительно электронного обращения и электронной петиции».

Статья 23 гласит: «Граждане могут обратиться к… органу местного самоуправления с электронными петициями через официальный сайт органа, которому оно адресовано, или веб-сайт общественного объединения, которое осуществляет сбор подписей в поддержку электронной петиции». «Петиция», инициированная якобы студентами, размещена на платформе https://www.change.org, не имеющей никакого отношения к ресурсу городского совета.

Читаем далее: «В электронной петиции должна быть изложена суть обращения, указаны фамилия, имя, отчество автора (инициатора) электронной петиции, адрес электронной почты. Обязательно указываются дата начала сбора подписей и информация об общем количестве и перечне лиц, подписавших электронную петицию». Из всего перечисленного в петиции присутствует только суть.

Когда вы переходите на сайт, где размещен этот продукт, спустя полминуты появляется квадрат с текстом: «Cегодня Tati рассчитывает на вас Tati Maverick нуждается в вашей помощи с петицией «Справедливое возмездие». Tati и 176 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня». Конечно, приятно, что Tati на меня рассчитывает, но еще бы узнать, кто он такой.

Непонятно, какое отношение Tati из Лиексы (Финляндия) имеет к украинскому университету. Кто тот финн, что столь глубоко проникся нуждами измаильских студентов?

 В «петиции» также не указаны дата и время запуска сбора подписей.

В законе же четко сказано, что должна быть «обязательная электронная регистрация граждан для подписания петиции». Что мы имеем в действительности? В данной «петиции» достаточно ввести имя, фамилию и электронный адрес. Стоит ли говорить о том, что ФИО может быть и вымышленным, а придумать адрес – минутное дело. Таким образом подписать сомнительный документ может кто угодно.

Закон гласит: «Ответственность за содержание электронной петиции несет автор (инициатор) электронной петиции». Вопрос – с кого будем спрашивать? Как нам найти Tati из Лиексы?

Помимо этого, возникает другой логичный вопрос: почему петиция адресована городскому голове? Измаильский государственный университет ему не подконтролен, Андрей Абрамченко не имеет полномочий вторгаться в кадровую политику вуза. А в «петиции» выдвинуто именно это требование – снять с должностей.

Я связалась в телефонном режиме с Андреем Вячеславовичем и поинтересовалась, на сколько, на его взгляд, правомочна данная «петиция», и намерен ли он на нее как-то реагировать. «Петиция поступила, я, конечно, с ней ознакомился. Правомочна или не правомочна, не мне судить, в принципе. А проверять факты все равно надо. Я буду приглашать тех, кто ее готовил, там есть обратный адрес. Когда идет разбирательство, опрашиваются люди, которые готовили обращение», — ответил мэр.

«Дело в том, что в «петиции» не указаны ни адрес, ни личность создателя. Кого именно вы будете приглашать? Tati Maverick (создатель петиции) находится в Финляндии», — переспросила я.

«Ну поэтому на все эти вещи мы обратим внимание. Любое обращение, которое поступает на имя городского головы, независимо от его происхождения, включая даже анонимное, подлежит рассмотрению. Любое – устное, по телефонному звонку, письменное, электронное. Мы любой факт изучаем», — пояснил Андрей Абрамченко.

Отмечу, что в ходе разговора с городским руководителем меня удивил еще один момент – «петиция» на то время еще не набрала нужного количества голосов, а она уже «поступила».

В вышеназванном законе есть еще немаловажное требование: «В случае несоответствия электронной петиции установленным требованиям обнародование такой петиции не осуществляется, о чем сообщается автору (инициатору) не позднее срока, установленного для обнародования». Дождемся реакции органа местного самоуправления – будет ли обнародован документ из «деревни дедушки» или нет.

Я обратилась также за комментарием к Ярославу Кичуку. Меня интересовало, что руководитель ИГГУ думает о происходящем.

«Относительно того, что петиция адресована городскому голове, это не логично. В соответствии с действующим законодательством, Измаильский государственный гуманитарный университет является автономным учреждением высшего образования и действительно находится в ведомстве Министерства образования и науки Украины.

Трагедия, которая случилась с нашим студентом, Сашей Пухканом, потрясла весь коллектив. Только после смерти Саши мы узнали, что еще до поступления в наш университет он имел суицидальные наклонности. Пока ведется следствие правоохранительными органами, не имею права озвучивать истинные личные причины суицида. Я инициировал создание комиссии, которая проводит независимую служебную проверку исполнения ответственными лицами своих обязанностей и правил проживания в общежитии.

К сожалению, не дожидаясь результатов следствия, трех наших эмоциональных студентов «втянули в грязную кампанию» против руководства университета в социальных сетях. Я отчасти понимаю этих студентов и тоже переживаю за них. Они думают, что борются за торжество справедливости, а реально ими манипулируют «за кадром» так называемые «обиженные взрослые» – кого-то уволили, кому-то не продлили договор аренды, кого-то «беспокоит» наша недвижимость в центре города, кто-то переживает за будущие выборы. Слишком много было сделано нашим коллективом для прогрессивного развития университета за эти четыре года. Я прекрасно понимаю, также тех, кто подключил своих ботов в Интернете и стоит за этой манипуляцией против университета. Они не прониклись трагедией Саши. Считаю подлостью спекулировать на человеческом горе, собирая «лайки в «Фейсбуке». Единственное – в этой ситуации искренне жаль Сашу и его родных. Для нас важно быть максимально готовыми для предотвращения таких трагедий в будущем», – такую оценку происходящему дал Ярослав Валерьевич.

Из полученной информации вырисовывается следующая картина. Студент третьего курса Александр Пухкан совершил суицид. Причины трагедии – это тема предстоящей публикации, ее я напишу, когда будет собрана полная информация. Сейчас речь о другом. Смерть парня некоторым лицам послужила удобным поводом, чтобы попытаться сместить с должности ректора вуза Ярослава Кичука. Суть претензий студентов к этому человеку даже не тянет на «притянуто за уши». Нечистоплотные люди воспользовались именем несчастного юноши как знаменем, подогревая стадное чувство слоганом «Я, ты, Пухкан». Молодых людей с недостаточно сформированным сознанием используют для чьих-то личных интересов. В данной непростой ситуации радует то, что не все студенты ведутся на манипуляции, есть юноши и девушки, у которых преобладает здравый смысл, а не эмоции.