Недавнее происшествие на курортной Катранке Татарбунарского района, когда в море утонула супружеская пара из Киевской области, служит поводом для размышления над причиной гибели людей на отдыхе. Почему при одних и тех же условиях тонувшую на Рассейке девочку из Саратского района спасти удалось, а женщина с Катранки скончалась в реанимации? Есть ли виновные в смертях еще двух мужчин среди трех утонувших за истекшую неделю, и кто за это отвечает? В чем состоит работа экстренных служб, и почему этой работы не замечают убитые горем родственники? На все острые вопросы журналист Бессарабского медиахолдинга попытается ответить в данной публикации.

Судьба и человеческая беспечность – вот главные факторы, обусловившие гибель людей, для которых купание в море оказалось последним в жизни. Этот вывод сделан исходя из обстоятельств, ставших известными при опросе спасателей, правоохранителей, медиков и представителей местной власти. Параллельно выяснилось наличие «пробелов» в организации спасения жизни как результат сбоев в работе госсистемы, которые попросту мешают работать специалистам на их уровнях.

Так, 40-летняя Тамара из Броваров Киевской области умерла в реанимации Татарбунарской ЦРБ поздно вечером 4 августа. Туда её привезла карета скорой помощи прямо с дикого пляжа на Катранке, где она отдыхала со своей семьей в районе прорвы (место, где рыбаки выходят в море – здесь присутствует сильное течение). Несмотря на штормовой ветер и волны, около 7 часов вечера она пошла купаться в море, после в воде рядом с ней были замечены муж и еще один мужчина (он оказался кумом семейной пары). Скорее всего, из-за сильного течения под водой оказался муж Тамары, 48-летний Сергей, которого больше никто не видел. Тело утопленника нашли только на второй день – 6 августа утром водолазы после обследования акватории вытащили его на берег. В тот же день тяжелое зрелище представилось увидеть и журналисту, побывавшему в татарбунарском морге.

Тонувшую Тамару на берег вытянули и сразу же начали «откачивать». Среди отдыхающих на берегу оказался медик, который организовал процесс неотложной помощи, незамедлительно была вызвана скорая. Получив вызов на 103 в 19:02, бригада выехала из близлежащего села Приморское уже в 19:03. На берег Катранки медики прибыли в 19:40. Еще около получаса понадобилось медикам, чтобы добежать по мосту (кладке) через лиман (расстояние в километр), а потом по морской косе до дальней точки дикого пляжа (больше 3 км). Отметим, что медикам приходится именно бежать, потому как они спешат, чтобы, во-первых, спасти человеческую жизнь, а во-вторых, оградить себя от неприятностей в случае летального исхода. Таким образом, лишь в 20:10 (прошло больше часа после извлечения тела из воды) прибывший фельдшер начал реанимировать пострадавшую, присоединившись к людям, которые не прекращали этого делать до его приезда. После женщину несли на покрывалах в скорую – добавляем время на преодоление расстояния с препятствиями в обратную сторону. Далее следует доставка в Татарбунарскую ЦРБ. Все эти факты собраны из данных, предоставленных ЦРБ, бригадой скорой, патологоанатомом, спасателями и полицией.

«Самостоятельно дыхания у нее не наблюдалось. Пульс прощупывался. Хорошо, что как могли из неё откачивали воду, сразу начали делать непрямой массаж сердца, искусственное дыхание «рот в рот». Иначе она умерла бы сразу. Но самое главное при возвращении утонувшего к жизни – это время. На спасение в таких случаях отводится, обычно, 5 – 10 минут», – рассказал выезжавший фельдшер скорой, Леонид Вороницкий.

Как подчеркнул медик с большим стажем, спустя 40 минут мозг отмирает, а длительные реанимационные мероприятия в этом случае продлили человеческую жизнь до самой больницы (в реанимацию ЦРБ Тамара попала в 22:20, спустя более трех часов – Ред.). По данным скорой, пациентке кололи адреналин и другие препараты, подавали кислород с помощью маски. Предположение о том, что будь в реанимобиле ИВЛ и набор для интубации, шансы на спасение увеличились бы в разы, у местных медиков вызвало сомнение. В любом случае, в неотложке, обслуживающей Рассейку, Катранку и Лебедевку, такого оборудования нет.

По информации начальника подстанции скорой помощи (обслуживание территорий Арцизского, Тарутинского, Саратского и Татарбунарского районов) Николая Кваши, в селе Приморское население обслуживает реанимобиль класса В (из новых «Фордов») – в нем есть кислород, электрокардиограф, дефибриллятор). Вентилляцию легких и интубирование возможно провести лишь в реанимобилях класса С – такие машины обслуживают места с высокой аварийностью на дороге (Татарбунары, Тарутино, Арциз, Сарата и Николаевка-Новороссийская). Устаревшие машины класса А практически не используются и стоят «про запас» для экстренных случаев, например, на случай непогоды и др.

Стоит отметить, что в ходе общения с медиками Бессарабии, имена которых не называем по понятным причинам, они признали наличие важной проблемы: обученного персонала в неотложке практически нет, молодые перспективные интерны после практики ищут для себя более престижные места работы. В карете скорой нет врача, лишь фельдшер, должностные обязанности которого и, соответственно, знания ограничены. Как нам стало известно, обучаться обращению с новым оборудованием, повышать квалификацию при желании медики могут за собственный счет, выезжая на специальные курсы. Если же речь идет об интубации и применении ИВЛ, это должен проводить реаниматолог, дефицит которых ощущается на разных уровнях украинской медицины. К слову, один из опытных медиков заявил следующее: при неправильной реанимации с использованием вышеуказанного оборудования можно быстрее навредить или даже убить, чем спасти.

Напомним, что буквально недавно в море на курорте Рассейка утонул житель Измаильского района, 35-летний Евгений из села Кислица. В ходе прогулки на катамаране он нырнул в воду, демонстрируя свои навыки пловца, и исчез. Вместе с ним были трое детей-школьников, в том числе двое родных сыновей. Все четверо вышли в море без спасательных жилетов. Водолазы Татарбунарского сектора ГУ ГСЧС безуспешно искали тело утопленника с 31 июля (дата происшествия) до 2 августа. Набравшее воды тело на поверхности увидели лишь на вторые сутки сотрудники проката водных развлечений.

Счастливым оказался исход происшествия за неделю до этого случая – тонувшую на Рассейке девочку 8-ми лет из Саратского района удалось спасти. Ключевую роль сыграло выигранное время и грамотная первичная медпомощь силами отдыхающих. Несмотря на констатированное врачами реанимационного отделения Татарбунарской ЦРБ нарушение мозговой функции (состояние клинической смерти), несколько часов работы медиков дали результат – девочку вернули к жизни. Сейчас она продолжает лечение в Одессе, в детской областной больнице, куда её в тот же день отправили с бригадой санавиации.

Обратившись за комментариями на тему в полицию и к спасателям, мы получили практически одинаковое мнение от руководителей подразделений: люди не должны быть столь беспечными, помнить об опасности и не совершать необдуманных поступков. Речь и о спасательных жилетах, и о выходе в море в шторм, и о купании в разрешенных местах, а не на диких пляжах (как в ситуации с утонувшей парой).

«Люди едут сюда малоосведомленными. Черноморское побережье – это не только красота природы, но и опасность такой стихии как море. Зачем в шторм идти купаться в море, да еще и на прорву?» – высказал своё мнение начальник Татарбунарского ОП Александр Бодел.

Что касается организации спасения утопающих, то в этом правоохранитель видит проблему. Как он считает, на берегу в курортный сезон непременно должны дежурить спасатели, которые сработают быстро и профессионально. Число смертей уменьшится в разы, – до нулевого уровня. К слову, сам руководитель в курортный сезон регулярно выезжает на море, анализируя ситуацию. Отметим, что за текущий сезон ни в Катранке, ни в Рассейке, ни в Лебедевке Татарбунарского района не было ни краж, ни разбоев. В чем секрет, станет известно после поездки туда и опроса туристов – об этом мы расскажем в следующих публикациях.

Работы спасателей практически не видно. Без лишних слов и публикаций в сети они приступают к исследованию акватории моря. Из-за большого наплыва отдыхающих, дополнительной работы по анализу случившихся смертей и профилактики новых, начальник службы Роман Школа практически постоянно находится на побережье, а потому увидеться с ним лично в Татарбунарах не удалось.

В целом, происшествия с утопающими доставляют большие хлопоты всем структурам. Пожалуй, самой неприметной и довольно неприятной остается работа судебно-медицинского эксперта. В морге мы увидели ту самую пару из Киевской области, у которых осталось двое детей. Задав несколько вопросов единственному на район специалисту в этом деле, Владимиру Стогнию, мы узнали следующее. Причиной смерти в экспертизе, как правило, становится именно утопление. Если у покойника были другие проблемы со здоровьем, на практике, умирают в воде от попадания её же в легкие. В любом случае, после проведенного здесь вскрытия частички биоматериала направляются в Одессу в спецлабораторию, результаты анализов через 2-3 недели могут показать присутствие в крови алкоголя или наркотических веществ, а также наличие хронических болезней и других факторов, которые могли привести к смерти. В каждом случае утопления правоохранителями заводится уголовное производство по ст. 115 Умышленное убийство. После получения заключения судмедэкспертизы следствие устанавливает причины смерти и, как правило, закрывает дело по причине отсутствия умышленного убийства.

И в полиции, и у спасателей нам подтвердили, что при возможности действовать более жестко (штрафы, запреты), дисциплинированность граждан на отдыхе заметно улучшится. Как вариант можно наказывать за выход на воду без жилета, купание в неположенных местах, заплывание за буйки (их, к слову, необходимо установить и довести со сведения отдыхающих).

Стоит также отметить важнейший факт – отношение к ситуации со стороны местных властей. Подробно об этом планируется рассказать в отдельной статье. Сейчас же заявляем, что руководством и соответствующими службами Татарбунарской райгосадминистрации ведется работа по организации спасательной службы на побережье. Ведется давно, долго и упорно, но мешает этому бюрократия. С тормозящим дело засильем бумаг, согласований и прочей волокитой.