Сегодня, вопреки убеждению многих ортодоксов жизни в бывшем СССР, вскрывается немало страниц трагических судеб тысяч семей, проживавших в Бессарабии. Страшное слово «депортация» коснулось многих жителей региона. Об этом – в публикации интернет-издания «Бессарабия.UA».

С конца 1980-х годов в СССР был издан ряд указов о снятии грифа секретности с архивных документов, содержащих данные о репрессиях. Что в свою очередь явилось толчком к тщательному изучению фактов беззакония советской власти в регионе.

Бессарабия претерпела четыре волны депортации населения. Первая волна массовых выселений началась в 1940-1941 годах, то есть до начала войны между СССР и Германией. Вторую волну депортаций власти осуществили в 1944 году, сразу после «освобождения» Бессарабии от «оккупантов». Затем последовали депортации 1949 и 1951 годов.

К примеру, не миновала горькая участь и подавляющего большинства жителей немецких колоний в Буджаке с приходом сюда советской власти. Так, по данным переписи населения Румынии, в 1930 году немцы составляли 3% от всего населения Бессарабии (численность жителей региона была на тот момент 2,8 млн чел.).

В Европе уже бушевала Вторая  мировая война. 28 июня 1940 года на территорию Бессарабии были введены части Красной Армии, после чего 11 июля в Тарутино прибыл немецкий консул в Черновцах и сообщил руководителю Народного немецкого управления по Бессарабии доктору Отто Бронеске о переговорах Германии с СССР по поводу предстоящей депортации немецкого населения за пределы СССР.

Массовая депортация началась уже в сентябре 1940 года и завершилась в очень сжатые сроки – в ноябре того же года. Для кого-то репатриация проходила под лозунгом «Heim ins Reich» («Домой в Рейх»), но для большинства этнических немцев она была вынужденной и принудительной. В ходе переселения эти люди несли серьезные имущественные потери – лишались недвижимости, значительной части личного имущества, им запрещалось брать с собой советские или румынские денежные знаки. В оккупированную Польшу и в Восточную Пруссию было депортировано более 93 тысяч бессарабских немцев.

Однако это был не единственный акт насильственного переселения, который коснулся как представителей национальных меньшинств, так и значительных групп «кулаков», «неблагонадежных» и «агентов иностранных разведок» из числа коренных народов – украинцев и русских.

Архивные документы убедительно свидетельствуют, что депортации готовились под покровом тайны. Правда, ограниченная информация об этом дозированно просачивалась от представителей местных властей, которые предупреждали своих родственников.

Впрочем, власти пытались сохранить втайне хотя бы дату операции, и поэтому списки депортируемых направлялись на места только в день операции.

Депортация 1941 года началась в Молдавии, Измаильской и Черновицкой областях Украинской СССР в ночь с 12 на 13 июня. «Ссыльнопоселенцы» из этого региона были высланы в Казахскую ССР, Коми АССР, Красноярский край, Омскую и Новосибирскую области. Общая «эшелонная» оценка числа в этих регионах составила 25 711 человек в 29 эшелонах. Однако из общего числа планировавшихся к депортации семей Бессарабии 1567 семей не были высланы из региона. Это произошло по разным причинам: 274 семьи вступили в колхозы; 240 – представили, даже во время операции по переселению, документальные доказательства того, что некоторые члены семьи служили в Красной Армии; 35 семей имели советские ордена и медали, 508 семей сменили место жительства, а 105 семьям удалось скрыться.

Следующая волна массовых депортаций из Бессарабии прошла в 1944 году. Она известна как кодифицированная операция «Юг» и была направлена ​​на коллективизацию свободного бессарабского крестьянина.

В ночь с 5 на 6 июля 1949 года в Сибирь в принудительные трудовые лагеря были депортированы 11 293 бессарабских семьи (в общей сложности 35 796 человек). 7620 семей считались «чиабури» (рум., кулаки), другие обвинялись в сотрудничестве с фашистами, в принадлежности к румынским буржуазным партиям или незаконным религиозным сектам.

Аресты были произведены ночью. Некоторые граждане, пытавшиеся сбежать, были расстреляны. Арестованные вместе со своими семьями, включая детей, женщин и стариков, были насильно помещены в вагоны для скота. Все имущество – дома, личные вещи, орудия труда были переданы в колхозы. Значительная часть имущества была изъята и продана финансовыми органами на местах. Многие опустошенные дома были предложены представителям местной номенклатуры и офицерам НКВД.

Значительное число депортированных семей никогда не вернулись на малую родину, были расстреляны по дороге, умерли от голода, болезней, душевной боли и непосильной работы. Вслед за этим последовала волна депортаций в 1951 году, в результате которых пострадали еще 40 тысяч человек.

На ХХ съезде КПСС, состоявшемся в феврале 1956 года, Н. С. Хрущев осудил сталинскую политику репрессий, положив тем самым начало новому периоду советской истории, который обычно называют «оттепелью». Первая волна реабилитации, начатая после ХХ съезда, сняла ярлыки «врагов народа» с сотен тысяч безвинных жертв.

В этой публикации я рассказал лишь о некоторых фактах насильственного переселения жителей Бессарабии, включая наш Буджак. Всего же жертвами депортации стало огромное количество жителей региона, представлявших население, которые представляли не только социальные группы населения, но и этнические – болгар, албанцев, гагаузов и т. д. Но об этом – в последующих публикациях.