В 2016 году Украина обязалась ежегодно уменьшать количество углеродных выбросов. Процесс набирал обороты, но в последний год все пошло наперекосяк. Европейские партнеры в недоумении.

В конце 2019 года Еврокомиссия презентовала масштабную программу превращения ЕС в углеродно-нейтральный континент – European Green Deal.

Документ предусматривает приведение выбросов парниковых газов до 2050 года до нуля и введение углеродного налога на импорт в ЕС.

Это нововведение подразумевает дополнительную пошлину на товар с углеродным следом. Импортная пошлина на углеродные товары тесно переплетена с защитой внутреннего рынка.

Размер пошлины (carbon border tax) будет зависеть от объема выбросов при производстве товара и увеличит его стоимость при пересечении европейской границы. Это отразится на всех отраслях, ведь ни одна из них не существует обособленно.

Важно, что ЕС также настаивает на введении специальной пошлины на товары из тех стран, где требования по выбросам парниковых газов менее строгие, чем в Евросоюзе.

Такой инструмент предусмотрен для того, чтобы европейские компании могли на равных конкурировать с производителями держав, которые отвечают за значительную долю выбросов, так что дополнительная финансовая нагрузка коснется всех.

Для мягкого перехода к новой парадигме функционирования промышленных структур разработана программа финансирования и поддержки, которая учитывает социальные и экономические последствия перехода. Особое внимание – регионам, отраслям и работникам, которые столкнутся с самыми серьезными проблемами.

Программа мобилизует не менее 150 млрд евро. Как и кому их будут выделять?

Программа состоит из трех источников.

Первый – Фонд справедливого перехода – будет поддерживать экономическую диверсификацию и реконверсию соответствующих территорий.

Это означает поддержку инвестиций в малые и средние предприятия, создание фирм, исследования и инновации, восстановление окружающей среды, чистую энергию, повышение квалификации рабочих, помощь в поиске работы, программы для лиц, ищущих работу, преобразование углеродоемких установок, когда эти инвестиции приводят к значительному сокращению выбросов и защите рабочих мест.

Второй – InvestEU – будет поддерживать инвестиции в более широкий круг проектов по сравнению с фондом: проекты для энергетической и транспортной инфраструктуры, декарбонизации, экономической диверсификации и социальной инфраструктуры.

Третий – новая кредитная линия для государственного сектора – предназначен для реализации мер, способствующих переходу к климатической нейтральности.

Поддерживаемые инвестиции будут включать в себя энергетическую и транспортную инфраструктуру, сети централизованного теплоснабжения, меры по повышению энергоэффективности, включая ремонт зданий, а также социальную инфраструктуру.

В то время как Фонд справедливого перехода будет предоставлять финансирование в основном в форме грантов, два других финансовых потока, запланированных в рамках механизма справедливого перехода, будут привлекать государственные и частные инвестиции путем поддержки финансовых инвестиционных проектов.

Страны ЕС активно включились в “зеленую” программу.

Британия идет “с опережением графика”, обгоняя Францию, и с 2035 года планирует запретить новые автомобили на ископаемом топливе. Ускоряется переход на электромобили – это будет одним из направлений новой энергетической политики.

Правительство Британии заявляет, что инфраструктура справится з переходом на электромобили. Норвегия запретит новые авто на ископаемом топливе в 2025 году.

А что у нас? Украина еще в 2016 году подписала и имплементировала Парижское соглашение, в котором обязалась ежегодно уменьшать количество углеродных выбросов. Нам не остается ничего другого как стать энергонезависимой, модернизировать экономику, переходить на использование водородных технологий.

Ключевое здесь – время. Мы должны перестраиваться сейчас, через 20-30 лет будет поздно. Главный вызов для Украины – достичь европейского уровня развития возобновляемой энергетики. В Норвегии почти 100% киловатт в энергосистеме – “зеленые” (с учетом крупных ГЭС и ГАЭС). В украинских “проводах” их только 8%.

Без строительства объектов ВИЭ Украина не выполнит Green Deal. Что мы делаем?

Выполнение  государственной программы, по которой Украина обязуется до 2050 года перейти на 70% ВИЭ, отложили до лучших времен.

Долг гарантированного покупателя “зеленым” производителям 1 августа 2020 года составлял 22,4 млрд грн плюс 9,8 млрд грн нового долга, который прогнозируется за август-декабрь 2020 года.

К тому же около 9,5 млрд грн – это текущий долг в пользу “Энергоатома” и “Укргидроэнерго”. Даже если считать, что больше долгов на конец года не будет, мы получим общий долг 42,3 млрд грн или 1,3 млрд евро.

В бюджете 2021 года “забыли” заложить (в соответствии с законом) 20% выплат по “зеленым” тарифам. Европейские партнеры в недоумении.

О планах эффективных инвестиций в сектор ВИЭ тоже притихли. Главное – нет государственной политики популяризации “зеленого” курса, вследствие чего к нему сложилось весьма негативное отношение. Вместо политики стремления к “зеленому” переходу ведется политика депопуляризации и запугивания “зеленого” сектора.

Европейцы призывают отказаться от статусных автомобилей и пересесть на экологичные поезда. Нам же сложно популяризировать воздержанность – пролетарская душа все еще жаждет бюджетной роскоши.

Украина – часть европейского континента, и странам ЕС даже при большом желании от нас никуда не деться. В геополитическом контексте нас воспринимают как деструктивный элемент, потому что все наши действия показывают: как партнеры мы ничего не стоим. Самое обидное, что мы сами прекрасно это понимаем.

Экономическая правда