Вы знали, что после введения карантина в Украине поднялись цены на … макулатуру? А знаете, что ваша модная теплая куртка сделана … из обычных пластиковых бутылок из-под минералки? А о том, что стекло – единственный материал, который можно подвергать переработке практически бесконечно? Об этом и многом другом журналистам Бессарабского медиахолдинга рассказал предприниматель Игорь Сидоренко – человек, который точно знает, что ежедневно выбрасываемый измаильчанами мусор стоит немалых денег.

Игорь занимается скупкой бытовых отходов у населения на протяжении последних семи лет. А вот название «Эйфория» у предприятия появилось совсем недавно. Как признается сам организатор необычного бизнеса, его работа действительно приносит ему удовольствие. Удовольствие от того, что благодаря такому грязному, в хорошем смысле слова, способу получения прибыли, его любимый город становится чище, а многие его жители получают хоть небольшую прибавку к своим скромным доходам.

О том, что такое нужда, Игорь знает не понаслышке. В свое время он сам занимался сбором макулатуры для того чтобы иметь возможность прокормить не только себя, но и людей, которые волею случая стали его семьей. Для многих из них – зависимых наркоманов, доверивших свои судьбы Измаильскому центру реабилитации алко- и наркозависимых «Варнава», – эта трудотерапия стала началом возвращения к нормальной жизни, а для Игоря – еще и бизнес-идеей, благодаря которой он теперь может не только содержать свою семью, но и обеспечивать работой еще несколько человек.

Тогда, восемь лет назад, в городе еще было мало предприятий, занимавшихся сбором вторсырья. Зато работал целлюлозно-картонный комбинат, который принимал использованную бумагу для переработки. Макулатуру приходилось собирать на мусорках, куда за неимением других вариантов ее выбрасывали как местные жители, так и владельцы магазинов и офисов, и отвозить в приемный пункт завода.

Сегодня представители перерабатывающих заводов, причем из разных уголков Украины, за сырьем на «Эйфорию» приезжают сами. Здесь их уже ждут аккуратно спрессованные и запаллетированные кипы книг, газет, журналов, офисной бумаги, картона и других уже отслуживших свое бумажных изделий. Не принимают на предприятии только тетра-паки, обои и мешки из-под цемента.

У «Эйфории» заключены договора о сотрудничестве со многими магазинами, офисами, школами и предприятиями различных форм собственности в Измаиле и районе. В среднем, по рассказам Игоря, каждый офис ежемесячно использует от ста до двухсот килограммов бумаги. Если не выбрасывать ее, а сдать на переработку, можно получить не менее трехсот гривен. А заодно избавить уборщицу от лишней работы.

Попадает в пункт сортировки и абсолютно новая бумажная продукция. Например, агитационные материалы. В прошлые годы их, особенно из районов, привозили целыми кипами. Последствия недавно прошедших выборов гораздо скромнее. То ли расклейщики объявлений стали более ответственными, то ли политики бережливее. Привозят на предприятие и не розданную рекламу из магазинов. И тоже в довольно внушительных количествах. Абсолютный рекорд в этом плане – целая тонна глянцевых рекламных газет, по каким-то причинам не дошедшая до потенциальных покупателей. Кстати, вопреки распространенному мнению, глянец отлично перерабатывается, так что уж лучше так, чем выбрасывать рекламные листовки на мусорные полигоны, откуда они разлетаются по окрестным лесополосам.

Кроме макулатуры на «Эйфории» принимают и другие виды вторсырья. Большую часть территории предприятия занимает стекло: банки, бутылки, стеклобой. Часть его уже упакована на паллетах и ждет отправки на более крупные сортировочные пункты. Речь идет о пивных бутылках. Использование вторичной тары – гораздо более выгодный вариант для пивзаводов, чем заказ новой. Даже ее мойка требует гораздо меньше ресурсов, чем подготовка к разливу только что выплавленных стеклянных изделий, на которых остаются следы технических масел и другие трудно удаляемые компоненты.

А вот бутылки от вина и ликеро-водочных изделий, даже целые, считаются стеклобоем. Их сортируют по цветам и отправляют на переплавку. Кстати, изготовление емкостей из переплавленного стекла обходится в несколько раз дешевле, чем из кварцевого песка, ресурсы которого к тому же никак нельзя назвать неисчерпаемыми. Той же электроэнергии при использовании вторсырья затрачивается на 20 процентов меньше. Да и сам песок стоит гораздо дороже никому не нужного стекла, которым усыпаны городские свалки. Еще один любопытный факт: технология выплавки стекла из природного материала требует, чтобы шихта содержала около двадцати процентов стеклобоя. Так что, как ни крути, без отходов в такой важной сфере промышленности никак не обойтись. А переплавлять стекло, как мы уже писали выше, можно бесчисленное количество раз.

На мусоре построена и работа заводов, производящих … фиброволокно. Делают его из обычных пластиковых или пэт-бутылок, а используют в качестве наполнителя для одеял, подушек и курток. На «Эйфории» бутылки максимально спрессовывают и тюкуют. Этикетки и пробки от них отделяют уже на заводе, где сырье тщательно моют и дробят. При этом материал, из которого сделана сама бутылка, оседает на дно, а пробка всплывает. Первый в специальных аппаратах, похожих на устройства для производства сахарной ваты, превращают в тонкие пушистые нити, обладающие отличными теплоизоляционными свойствами. А из второго делают гранулу для производства новых пластиковых изделий.

Принимают на предприятии и канистры от чистящих и моющих средств. Причем канистрами приемщики называют даже бутылки от гелей для душа и шампуней. Сюда же можно сдать «твердый» пластик: барную мебель, ящики из-под пива, мяса, хлебные лотки и тому подобный мусор. Все это на специальном перерабатывающем заводе превращается в гранулы, а затем вновь используется в промышленности.

Некоторое время назад пластиковый мусор из Украины даже был предметом импорта. Его вывозили в Китай на заводы по изготовлению синтетических тканей и наполнителей. А не так давно одна из китайских компаний наладила такое производство в Одессе. Как раз на этот завод и уезжает пэт-бутылка из Измаила.

Что касается твердого пластика, то здесь возникла парадоксальная ситуация. Оказалось, что заводам, выпускающим изделия из него, выгоднее покупать гранулу в Европе. Все дело в том, что себестоимость переработанного за рубежом сырья существенно ниже, так как в европейских государствах существует система доплат сборщикам пластиковых отходов. За счет этого они могут позволить себе сдавать их переработчику за символическую цену. У нас же подобный бизнес не имеет никаких льгот, зато в полной мере облагается налогом. Ситуация в этой сфере немного изменилась в связи с закрытием границ из-за карантина, и сейчас уже наш старый пластик понемногу становится более востребованным. Вслед за ним увеличивается и цена на макулатуру, поставки которой из других стран тоже сейчас прекращены.

На переработку отправляется и упаковочная пленка, в том числе и пузырчатая, а также стрейч-пленка. Ее в больших количествах привозят из магазинов и оптовых баз. Как раз в момент нашего пребывания на предприятии пленку прессовали и складывали на паллеты для дальнейшей транспортировки. Еще на «Эйфории» принимают металлолом, но пока только черный металл.

Кроме предприятий и людей, сознающих всю глубину экологических проблем в стране, вторсырье в пункт приема сдают и просто жители города, которые таким образом зарабатывают себе на жизнь. Как ни прискорбно об этом говорить, среди них много пенсионеров, чьих пенсий не хватает для того, чтобы обеспечить себя даже самым необходимым. Некоторые бабушки и дедушки в месяц собирают у себя дома до пятисот килограммов макулатуры и металлолома.

А вообще водители предприятия выезжают по адресам при наличии хотя бы пятидесяти килограммов одного вида сырья. Заявки стараются отрабатывать в течение дня.

Приносят и привозят бытовые отходы на предприятие также жители близлежащих районов города. Многие из них, не имея других источников дохода, регулярно вычищают пустыри и лесопосадки от стеклотары. Зарабатывают таким образом на карманные расходы и дети, особенно во время каникул. Заодно приносят макулатуру. Хорошо это или плохо – вопрос философский. Но, наверное, проводят они свое свободное время на свалках не от хорошей жизни.

Назвать свой бизнес очень прибыльным Игорь не может. Значительную долю дохода «съедают» аренда и налоги. К тому же на предприятии работают пять наемных сотрудников. Но предприниматель не жалуется и считает своей главной обязанностью прежде всего обеспечить людей, которым он дает работу.

Есть в этой сфере и определенная конкуренция. Однако как раз ее Игорь не боится, с конкурентами он дружит, и даже сотрудничает. Мусора, как утверждает владелец «Эйфории», в городе хватит на всех. Было бы желание его собирать и перерабатывать. А дело это, как мы видим, приносит и доход, и пользу.

Часть своей прибыли Игорь жертвует на содержание реабилитационного центра «Варнава», помогая другим людям справиться со своей бедой и найти свой путь в жизни.