Одна за другой перелистываются финальные страницы зимы. Через пару дней эстафету подхватит март. Бессарабская природа постепенно отходит от спячки – животный и растительный мир оживает, радуется солнцу и жизни. Однако в этот момент, согласно уже ежегодному пессимистическому сценарию, начинают хозяйничать «хомо сапиенс». Им кажется, что они способны понимать, как руководить  природой. А потому  вправе решать судьбу живых существ, обитающих в поджигаемых тростниках.

Журналисты Бессарабского медиахолдинга, находясь 25 февраля по редакционному заданию в Болградском районе, стали свидетелями того, как горели плавни, расположенные между Виноградовкой и Болградом. Сильный ветер раздувал языки пламени, разгоняя огонь по сухому тростнику. Растительность и все живое в считанные минуты превращалось в слой черной золы.

Двигаясь в сторону Измаила, на линии горизонта я насчитала четыре столба дыма, вздымавшихся в небо и переходивших в серо-желтые тучи. Растительность в разных населенных пунктах горела одновременно. По имеющейся у нас информации, в тот же день «хомо сапиенсы» устроили крупный пожар и в плавнях под Старой Некрасовкой Измаильского района. Лебяжье озеро, к счастью, оставалось еще не тронутым огнем, там выгорел лишь небольшой участок травы.

Почему «хомо сапиенс» (слово «человек» в данном случае не уместно)? Скорее всего, человекоподобные существа считают, что, чиркнув спичкой, они «очистят» плавни от зарослей, дает возможность прорасти молодой траве. Ну и зола их недалеким умам кажется незаменимым удобрением.

Но им невдомек, что у природы свои порядки, она устроена так, что  способна восстанавливаться без вмешательства «хомо сапиенсов». Молодая трава как прорастала, так и будет прорастать. Сухие отмершие растения, сгнивая, превращаются в плодородную рыхлую почву. Насекомые, пресноводные, птицы и мелкие зверушки живут неразрывной экосистемой. Водно-болотный мир благополучно существовал и до появления человекоподобных «разумных».

Что на самом деле происходит после чиркания спички? Заживо сгорают животный мир и растения. Погибают семена, находящиеся в почве и готовые прорасти, из-за чего растительный мир с каждым годом становится беднее. Огонь разрушает верхний почвенный покров: питательные вещества не переходят в форму, которую могут усвоить растения, поскольку уничтожаются грунтоформирующие микроорганизмы. Вдоль берегов выгорают деревья, выполняющие берегоукрепляющую функцию.

Любуясь деянием рук своих и радуясь мнимому могуществу, «хомо сапиенс» не осознает, что вред наносит и себе, ведь он не в состоянии покинуть отравленную им же планету. При сгорании одной тонны остатков растений высвобождаются и отравляют воздух около девяти килограммов микрочастиц дыма. В его состав входят пыль, окиси азота, угарный газ, тяжелые металлы и ряд канцерогенных соединений.

Тяжелые последствия плавневых пожаров не являются секретом для экологических служб. Однако каждый год происходит одно и то же, при этом никто не несет наказания, ничего не делается для предотвращения тростниковых пожарищ. Да-да, разумеется, и людей не хватает, и сложно все предусмотреть, — причин можно назвать множество. А вы обращали внимание на то, что посты с фото и видео горящих плавней в соцсетях выкладывают простые люди, обеспокоенные происходящим? Да и я лично не видела ни одной тревожной записи чиновника, поставленного защищать экологию. Потому назойливо вертится мысль: а может, на должностях экологов сидят теперь не люди типа «хомо сапиенс», а homines indifferens, —  «человеки равнодушные»?