Пути Творца неисследимы. Лишь спустя годы мы постигаем малую долю его замыслов. Не прими молодая семья Екатерины и Ивана Станевых Божью волю, украинская Бессарабия не получила бы режиссера Татьяну Станеву — женщину, безмерно влюбленную в родной край, трепетно сберегающую традиции своего народа.

Детства золотая пора

Екатерина и Иван, создав семью, жили с мужниными родителями в селе Криничное Болградского района. Вскоре у них родилась дочь Оля. О втором ребенке думать было рано. В какой-то момент Екатерина узнала, что вновь беременна. Молодая чета пришла к решению оставить ребенка.

11 августа 1984 года в мир явилась Таня – светлокожий ребенок с волосами солнечного цвета. Пухленькую, открытую людям девочку любили. Она с удовольствием пела и танцевала для всех, соседским бабушкам рассказывала пропущенные серии сериалов.

С годика Таня стала ходить в садик. Во всем тянулась за старшей сестрой. Впитывала все от окружавших ее людей. Рядом с дедушкой, любившим читать газеты, научилась чтению. В старшей группе садика уже сама читала детям сказки. С мамой училась готовить еду, выполнять несложную работу по дому. Бабушка учила ее народным песням, обрядам, рукоделию.

В шесть лет пошла в школу. Несмотря на то, что была самой младшей в классе, считала и читала лучше всех. Книжки были Таниной страстью.

«Помню, к нам приехали гости из Болгарии и привезли бадминтон и книжку. Мне предложили сделать выбор, я ухватилась за книжку. То были болгарские народные сказки. Я ту книгу зачитала до дыр. В то время новых книг не было, а мне так хотелось читать что-то новое», — вспоминает Татьяна Станева.

В школе легко давались как гуманитарные науки, так и точные. Таня очень любила математику – предметом ее увлек учитель Георгий Васильевич Будуров.

«Я чувствовала особую ответственность за математику, потому что ее в классе делали только я и еще одна девочка. Математику или знаешь, или не знаешь, нельзя наполовину», — рассказывает она.

Во внеурочное время посещала практически все кружки, что были в школе – изобразительного искусства, драмкружок, вязания крючком и спицами, шитья.

«Мои работы разошлись по выставкам, там и остались. Единственное, что связала для себя – это пуловер, я его не отдавала», — делится Таня давними успехами.

В школе без Татьяны Станевой не обходилось ни одно мероприятие. Репетициям не было конца. По окончании занятий шли с подружками домой, делали уроки и вновь бежали в школу готовиться к очередному празднику.

Татьяна сожалеет, что в школьные годы не имела возможности заниматься в музыкальной школе. Лишь в 10 классе брала платные уроки у учительницы, какое-то время приезжавшей в село из Болграда.

«Я даже дошла до игры «Лунной сонаты». Учительница не могла поверить, что я так быстро все схватила», — говорит Т. Станева.

В 1998 году в возрасте 13 лет Таня пережила сильное потрясение – умерла ее любимая бабушка Ольга Ивановна.

«Не было ни одного календарного праздника, во время которого бабушка не соблюдала бы весь обряд. Например, на бабу Марту она обвязывала нам мартенички, зажигала костер, через который мы прыгали и кричали на болгарском: «Вън бъхли, вкъщи Марта!» (Вон на улицу выходите вши, и заходи в дом Марта!) В этот день принято было вытряхивать одеяла, ковры, греть их на первом весеннем солнышке. Бабушка была кладезем – у нее было, наверное, 200, если не больше песен. Ее просили петь на всех свадьбах. Бабушка нас учила петь лазаревские песни и колядки. Никто тогда не подсказал – сядь, запиши. Когда не повторяешь, все забывается. Единственное, что я запомнила от бабушки – это шуточная песня, которую она часто просила меня исполнять для гостей», — с болью в душе вспоминает Татьяна.

Бабушкины наставления врезались в сознание Тани. Бывало, собирая в поле арпаджик, с интересом слушала приказки Ольги Ивановны про ленивую невестку.

«Это тоже, наверное, архетип, который откладывается у тебя в голове. Ты постоянно боишься прослыть ленивой невесткой. Самое страшное для чушмелийца и чушмелийки – это, чтобы о тебе говорили, что ты ленивая», — размышляет чушмелийка.

Трудовое воспитание, привитое старшим поколением, помогло в будущем. Таня делится наблюдениями: «Среди моих подруг нет девочек, которые выехали в город и чего-то не добились или пасли задних. Нам с детства привили принцип — нет «хочу», есть «надо»».

В 14 лет Таня стала посещать баптистскую церковь. Знакомство с Богом и его учением повлияло на ее судьбу. Члены семьи, будучи православными, с уважением отнеслись к выбору Тани.

«Это то духовное ядро и правильные принципы, которые в определенный момент мне не дали поскользнуться», — говорит она.

Общинный образ жизни села – вот залог нашего жизненного успеха! Здесь нет чужих детей. От того, что в нас сильно верили, всячески поддерживали, у нас внутри закладывалось, что мы не можем не оправдать ожиданий. Всякий раз, когда наведываешься в школу, отчитываешься: а не опозорилась ли часом, не посрамила ли свое имя и не запятнала ли честь школы», — признается Таня.

Одно из главных сокровищ, вынесенных из детства – это дружба.

«Нас шестеро девочек жило на улице: я, моя сестра, двое моих одноклассниц, и двое одноклассниц моей Оли. Дружной толпой мы ходили в школу каждое утро и так же возвращались. Летом с утра убегали на озеро, прихватив с собой котлеты, мясо, капусту, яблоки. До синевы на губах и скисших рук и ног мы плавали. Разве такая дружба может куда-то исчезнуть? Они сейчас все, кто в Одессе, кто в Киеве, кто за границей.  Мы не переписываемся каждый день, но каждый раз, когда встречаемся, понимаем, что роднее вряд ли можно придумать дружбу. Мне не важно, до каких чинов они дойдут или как низко они могут пасть, они все равно для меня останутся Аннушкой Узуновой, Аннушкой Атмажовой, Машей Мариновой, Надей Яневой», — говорит Татьяна.

В 2001 году школа осталась позади, а с ней и золотое детство.

 Первые испытания взрослой жизни

Пришло время поступать, Таня понимала, что за учебу платить нечем, поскольку семья переживала материальные трудности. Девушка надумала учиться в христианском университете в Киеве. Во-первых, там не только учеба была бесплатной, но и студентов обеспечивали всем необходимым. Во-вторых, Таня хотела изучать теологию – ей всегда было недостаточно знать, как нужно, ей хотелось разобраться, почему. Приемная комиссия, понимавшая, что абитуриентке необходимо для начала получить образование, которое в будущем ей дало бы возможность зарабатывать (на то время университет не имел государственной аккредитации), отказала.

Возвращаться домой было стыдно – отличница, Таня единственная из класса, не поступила. Девушка принялась искать работу. Друзья посоветовали печь торты на продажу. Испекла большой «Медовик», разрезала его на куски и с мамой отправилась на Измаильский рынок. Таня помолилась Богу: «Господи, если ты поможешь мне продать весь торт, я стану этим заниматься». Все пирожные в тот день были проданы. Дело пошло, со временем Таня стала печь для измаильского супермаркета. Много заказов делали и односельчане. Заработок был отличным – в месяц выходило 450-500 гривен, что было больше, чем минимальная ставка.

Прошел год. Таня вновь поехала в христианский университет. Увидев настойчивость абитуриентки, комиссия по результатам экзаменов зачислила Татьяну Станеву на специальность «Теология».

Христианский университет Татьяна Станева называет «тепличным переходом к взрослой жизни в Киеве». В вузе работали преподаватели из Австралии, Европы, Америки, благодаря этому Таня подтянула английский язык. Университет подарил много верных друзей, которые поддерживали в сложные периоды жизни.

Сильная переоценка ценностей произошла во время летней практики в детском лагере близ города Городня Черниговской области, там отдыхали дети-сироты.

«То, что я увидела там, перевернуло мое сознание. Я – семейный ребенок, в селе не было интерната, с темой сиротства не сталкивалась. Первое свое впечатление изложила в письме маме. Я просила у нее за все прощение. Там меня впервые назвали мамой. У меня были подростки 9-10 класса, я была старше их на 4-5 лет, но между нами была большая пропасть во многих аспектах», — рассказывает Станева.

По окончании христианского университета Таня решила поступать в Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко. Пока заполняла документы (на факультет украинского языка), услышала разговор двух сестер: одна училась на факультете фольклористики, другая только оформляла документы. Рассказ старшей заинтересовал Таню, она стала задавать вопросы и в конечном итоге решила, что поступать ей надо именно на фольклористику.

«Я на то время изучила теологию, мне было интересно узнать другую сторону медали – обрядовость, ее происхождение и значение. Меня интересовало, почему у нас много разных традиций, наслоений. Хотелось изучить народную жизнь. Мы получали две специальности – и фольклор, и украинский язык и литературу, — рассказывает Таня. — Когда мама узнала, что я поступаю на фольклор, сказала: «Люди деньги зарабатывают, а ты опять для души…»».

«Моя долина смертной тени»

На свадьбе киевских друзей по церкви Таня познакомилась с будущим мужем – выпускником христианского университета. Свадьбу сыграли быстро, не успев толком узнать друг друга. Через какое-то время Тане стало известно об изменах мужа. Она прощала его бесчисленное количество раз, потому что любила.

Но самым тяжелым ударом для нее явились его финансовые аферы, в которые он вовлек Таниных друзей.

«Мне было так стыдно, один Господь знает, как я чувствовала себя тогда. Я валялась у него в ногах и умоляла не делать этого. Для меня это был период смертной тени. Я точно знаю, что если бы не Бог, в тот момент я бы вздернулась. Я была тогда беременна, проклинала день, в который родилась. И только понимание того, что это грех и что не всегда будет так, меня останавливало. На каком-то физическом уровне я чувствовала объятия Бога», — вспоминает Таня.

Злая доля распорядилась так, что в одно время она рассталась с мужем (официально не были еще в разводе), лишилась работы, жилья, осталась на улице беременная с кошкой Муркой на руках.

«Но у Бога человеческие руки, он позаботился обо мне через друзей. То одни, то другие принимали меня у себя. Мне нужно было сдать зимнюю сессию. Я знала, что рожу весной и не смогу на летнюю сессию приехать, потому надо было сразу две сессии сдать. Нужны были деньги на жизнь и анализы, больницы. Из-за беременности не могла трудоустроиться. Одна женщина из церкви уступила свое место – она убирала офис. С высшим образованием и опытом работы мне пришлось техничкой работать, меня как будто жизнь отбросила на 10 лет назад. Помню, на улице раннее утро, еще темно, зима, на улице только собаки, в метро мужики едут на завод, и я беременная – на уборку», — делится воспоминаниями Татьяна.

Позже ей «подкинули» еще один офис, так она стала зарабатывать 500 долларов в месяц. Был 2008 год.

Рожать приехала домой. После рождения дочери жила в Криничном.

«У меня два года ничего не происходило – только слезы. Дочь Катя стала для меня терапией. Первые четыре года я даже не могла смотреть в сторону мужчин», — говорит Таня.

Через два года отправилась в Киев устраивать свою жизнь. Прихожане киевской церкви помогли с садиком для дочки. Осталось найти работу. Целый месяц ходила по собеседованиям, всюду из-за маленького ребенка получала отказ.

«Когда в Посольство Палестины шла, думала, что терять нечего, куда меня только не носило. У меня было сильное отчаяние, я скучала за ребенком. Хотелось все бросить и уехать. На собеседовании работодатель узнав, что у меня есть ребенок, сказал, что их главным требованием было отсутствие маленького ребенка, и если бы они знали, то даже не пригласили бы меня. Я в отчаянии ответила, что если бы у меня был муж, я могла бы ходить на работу, а могла бы и не ходить. Но поскольку я –единственный человек, кто заботится о моем ребенке, мне очень нужна эта работа. Я буду стараться изо всех сил, чтобы ее не потерять. Он мне сказал, что никогда не думал, что ребенок – это мотивация, а не груз», — рассказала Татьяна Станева.

Так она получила хорошую работу.

За семь лет работы в Посольстве Татьяна меньше всех бывала на больничном. Воспитательница в детском саду спрашивала: «Что вы с Катей делаете, дети по второму и третьему кругу болеют, а ее обходит?». Таня отвечала: «Бог знает, что нам нельзя болеть, вообще нельзя».

Воспевая родную Бессарабию

Когда жизнь стабилизировалась, в Татьяне ожила ее природная творческая жилка. Снова хотелось творить. С подругой они открыли на Ютубе канал «Кумоньки», на котором размещали небольшие сюжеты, которые снимали сами. В душе Тани жила большая мечта – снять фильм о родном Криничном, о традициях и культуре бессарабских болгар.

«Я всегда очень скучала по дому. Когда работала в посольстве, не могла часто приезжать. Всегда напевала песню «Ах, как хочется вернуться». Это про наше село. Мне есть, с чем сравнивать. Люди у нас по качеству своему гораздо круче, лучше во всех смыслах, чем в Киеве. Я за этим очень сильно скучала. За традициями, за языком. Я из дому уезжала всегда со слезами. Когда с дочерью приезжала на каникулы, она мне говорила: «Мама, давай мы здесь будем жить». Ей нравилось», — рассказывает Таня.

Приступив к работе над фильмом, ушла из посольства на фриланс и занялась туризмом, поскольку ей нужно было больше свободного времени. Начала изучать литературу по кинематографии.

В апреле 2018 года на Трухановом острове, где проходила «селедка-пати», организованная Иваном Плачковым, встретилась с бизнесменом Виктором Куртевым. Идея снять фильм ему понравилась, он предложил Тане финансовую поддержку от общественной организации «Центр развития Бессарабии».

«О Куртеве я только знала, что он успешный бизнесмен в Киеве. Он давно покинул Криничное. Виктор важную роль сыграл в моей жизни именно тем, что в меня поверил», — говорит Т. Станева.

Виктор Куртев попросил составить бюджет фильма. «Составила его без всякого понимания, что мне может понадобиться. Допустили ошибку, что не взяли звукорежиссера. Пришлось звук потом чистить и красить картинку. Это оказалось дороже, чем производство фильма. Свою работу я не закладывала, это был мой принципиальный вопрос.

Фильм был снят в очень короткие сроки, в конце того же года состоялись его премьеры в Киеве, в Одессе, в Криничном.

Виктор предложил Татьяне Станевой курировать в ЦРБ культурные проекты. На данный момент она ведет несколько. Это чийшийский фестиваль «Бессарабия Фольк» в селе Огородное, рок-фестиваль «Дунайська січ». В этом же году Татьяна планирует в Криничном организовать первый в Украине этнографический кинофест.

«Я хочу устроить летний кинотеатр на неделю, сделать фестиваль международным. Все кинофесты проходят в маленьких населенных пунктах. Ницца тоже была селом когда-то», — делится планами Т. Станева.

Есть у нее еще одна интересная задумка – создать этнографический видеомузей, экспонатами которого станут видеосюжеты о традициях и обрядах жителей Бессарабии.

Самый крупный проект на сегодня – это съемка игрового фильма про хитрого Петра, путешествующего по Бессарабии. Прототип главного персонажа – это аналог Ходжи Насреддина, мудреца, встречающегося в сказках многих народов мира. В фильме будет показано, как хитрый Петр оказался в 21 веке.

«Когда я углубляюсь в сценарий, понимаю, что герои живут своей собственной жизнью. Они у меня в голове, я их постоянно анализирую. Думаю, а как бы поступил тот или иной. Когда приходит какая-то мысль, я ее быстро вношу. Это так интересно. Я думаю: «Вау, ты им творишь новую реальность!». Только ради этого стоило начинать писать», — делится Таня.

О главных ценностях

Воспитанию своей дочери Кати Татьяна Станева уделяет серьезное внимание. Она помнит, как сильно на нее в свое время повлияла бабушка, наставления которой живы в душе до сих пор.

«Я убеждена, что если ты можешь предложить хорошую альтернативу своему ребенку, он быстро забывает про смартфон. Народные игры, мастер-классы – когда я с ней занимаюсь, она даже не ищет телефон. Дети ныряют в телефон от безвыходности, от одиночества в семье», — уверена Татьяна.

Таня по-прежнему является членом церкви «Новая жизнь» в Киеве.

«Я сравниваю церковь с больничкой для душ. Наверное, это самая лучшая психотерапия. Я ни разу не обращалась к психологам, у меня всегда был Бог. Сейчас наступил период, когда я могу больше отдавать и людям и Богу, чем брать», — говорит она.

Своим истинным богатством Татьяна Станева считает друзей: «Если Бог меня чем-то обделил, то этим вознаградил сполна. Я очень люблю своих друзей. У меня всегда двери открыты для гостей — что здесь, что в Киеве».