О главных вехах в истории родного города можно узнать как из книг, так и непосредственно от старожилов-краеведов. Например, из уст автора многих публикаций на тему «Арциз бессарабский», почётной жительницы Арциза Анны Степановны Стояновой, с которой встретилась корреспондент Бессарабия.UA.

– Анна Степановна, вы как учитель немецкого языка и как человек, который неоднократно общался с потомками немцев-основателей Арциза, знаете о тех, кто стоял у истоков города, о том, как он развивался, знаете о конкретных людях и их делах. С чего бы вы начали свой рассказ?

– Приступая к истории Арциза, я хочу в первую очередь вспомнить поэтические строки (в переводе с немецкого) Эльвиры Вольф-Штолер: «Я постучусь, мой друг, в мир твой зовом предков твоих, о времени былом продолжу я рассказ, где корни отцов твоих передают свои силы, став опорой в жизни: достоинство и честь, мужество и дух тебе их приумножить завещали…»

– Но чем было обусловлено переселение немцев и других народов в наши края?

– Исторически царское правительство ещё со времён Петра Первого устремляло свои взоры на запад. Пётр нуждался в европейской культуре и цивилизованности, чем и было вызвано приглашение западных учёных в российскую Академию наук и в другие гражданские и военные учреждения. На службе в госучреждениях было много немцев, оставивших заметный след в управлении, и немецких учёных, которые содействовали развитию страны. Россия в осуществлении своих планов в основном обращалась к опыту немцев. Отношение к ним было очень уважительным.

С выходом манифеста Екатерины Второй от 22 июля 1763 года иностранцам были предоставлены возможности переселения в Россию. Те, у кого для этого не было средств, получали их от царского правительства. При этом оно предоставляло переселенцам заманчивые привилегии. Россия привлекала людей, сведущих в сельском хозяйстве: в виноделии, скотоводстве, сельских ремеслах, – людей, способных продуктивно работать.

–  Да, мы знаем, что Арциз основали немецкие переселенцы. Но почему же в исторических хрониках говорится о том, что многие переселенцы были из Польши?

– Потому что в это время состоялся раздел Польши. Прусский король Фридрих Великий вербовал в немецких землях людей (крестьян и ремесленников), чтобы заселять завоёванные им земли. Но люди не очень ему верили. Предки арцизцев, которые находились в этих пределах, в основном были выходцами из Брандербурга, Мекленбурга и Хессен-Нассау. И как только польские беженцы с Наполеоном на эти земли вернулись, завербованные Фридрихом немцы оказались в очень жёстких условиях: были вынуждены работать за ничтожную плату и постепенно деградировать.

Когда Александр I обратился к немцам в Польше с манифестом, они недолго думали и последовали призыву. Манифест предусматривал поддержку хозяйственного и домашнего обустройства и тоже давал привилегии. Как отмечал один историк, «пошло так, что предки переселенцев кто на повозках, кто с поклажей в руках подались в долгую дорогу в Бессарабию». Таким образом они попали в нашу степную область, где им отводились предусмотренные наделы земли.

– Кто же были первые переселенцы в нашем городе?

– Об этом многие спрашивают, но нужно себе представить ситуацию, которая сложилась на тот момент. Люди шли группами, «волнами». Одна такая группа из 82 семей (417 душ) под руководством некоего барона из Виттенхайма была направлена на территорию Южной Бессарабии (план №14), в Буджакскую степь, туда, где сходились степные речки Когильник и Чага.

Юг Бессарабии перед началом войны с Наполеоном по Бухарестскому мирному договору отошёл к России. В 1813 году эта область была освобождена от кочевых племён. Они большей частью ушли за Дунай, часть – за Днестр.

Когда первая партия будущих основателей Арциза в 1814 году прибыла в Кишинёв, земля для них была определена на нынешней арцизской территории. Но арендаторы, в том числе и старший староста уезда Клёштиц Энгель, не хотели добровольно отдавать землю, которая до прибытия переселенцев сдавалась в аренду молдавским хозяевам. Поэтому поначалу люди были размещены в сёлах около Кишинёва и Бендер, и это временное поселение продолжалось два года. Им было очень тяжело, условия проживания оказались трудными, еда – плохой (нелегко пришлось желудку немца привыкать к молдавскому кукурузному пудингу – мамалыге). В непосильных тяготах зарабатывали они свой скромный хлеб. Многие болели и умирали, потому что пища была скудной, не могли адаптироваться к резким перепадам температуры. Постепенно они научились носить молдавские шапки и менять их по погоде. Местный молдаванин знал, как защитить себя от холода и зноя. Он никогда не выходил из дома без мехового тулупа, даже в жару, выворачивая его в зависимости от времени суток мехом то внутрь, то наружу.

В 1815 году в наши края отправилась вторая группа в составе 31 семьи — из русско-польской области Калиш под руководством губернатора Калиша. Они также были направлены на заселение плана №14 на юге Бессарабии. Эта группа состояла в основном из жителей польского города Бромберг. Она присоединилась к первой группе. И тоже целый год провела в тех же условиях. Эти 123 семьи и были основателями Арциза. К ним в 1832 году прибавилось несколько швабских семей и все  вместе они образовали блок арцизских отцов-основателей.

– А известны чьи-то фамилии, имена первопроходцев?

– За истечением времени фамилии утрачены. Остались только названия хозяйств, – как они были записаны с самого начала. Есть предположительный список жителей Арциза того времени, но назвать одного, который обосновался первым, не представляется возможным.

– Анна Степановна, какой увидели Буджакскую степь первые поселенцы?

– Они были весьма разочарованы, увидев свои наделы посреди голой степи. Ко всему пришлось приложить свои руки. Но перспективы были всё же лучше, чем ожидание в Молдавии.

Обещанная правительством поддержка была очень слаба. Средства проходили через многие руки, прежде чем достигали бессарабских степей, и половина их не доходила. Люди строили свои временные жилища из камыша и травы.

Наконец, пришла первая помощь. Она состояла из 10 рублей серебром; прислали немного кустарников и свай, досок, готовых окон (50 на 50 см) и дверей (1,50 х 0,70 м) — взрослые, согнувшись, едва могли пройти через эти двери. Но поселенцы и этому были рады. Люди теперь могли отважиться на строительство жилья.

Процесс строительства шёл быстро, помещения делали как у молдаван: вбивали в землю квадратом четыре сваи, сшивали стены частоколом и покрывали соломенным плетением. Затем плетения забрасывали соломой с глиной и делали гладкое покрытие. Крыша была из соломы. Какая радость была для поселенцев, они жили в собственном доме!

Но не всем хватило полученного строительного материала, такие продолжали жить в землянках. Представьте себе только на миг, какие трудности и лишения пережили эти люди, ютясь в своих времянках в холодную зимнюю пору!

– Не позавидуешь тем, кто жил в таких условиях. И всё же стали появляться первые поселения. Кстати, как называлось первое из них? И вообще, как появилось название «Арциз»?

– Вначале поселение было названо Иоханес Хорт (убежище Иоганна), или Крепость Иоганна. Позже, в 1819 году, оно было переименовано в Арсиз – в память об одержанной союзниками победе над Наполеоном I под г. Арси-сюр-Об (на реке Об) во Франции 25 февраля 1814 года. Это название вошло в мировую историю. Улицы с названием «Арсиз» есть в Берлине, Мюнхене и других городах – для напоминания об этой победе. А потом в честь памятных сражений с французами получили свои названия в Бессарабии многие немецкие колонии: Тарутино, Париж, Бриенны, Красное, Лейпциг и другие. Это было сделано для будущих поколений, после того как колонии бессарабских немцев перешли под опеку Попечительского совета, образованного в 1818 году в Екатеринославе во главе с генералом И.Н. Инзовым.

– А как возникла колония «Новый Арциз»?

– Арцизская степь была достаточно длинной – 14 вёрст (15 километров). Было нелегко обрабатывать земли, протянувшиеся во все стороны горизонта. А воду можно было брать только из южной части в речке Чаге, и то лишь с лошадиной упряжью и с большой затратой времени и сил. Поэтому попросили Попечительский совет на одной трети участка №14 заложить новое поселение – образовать ещё одну колонию на этих степных землях и разделить их, что было утверждено в 1824 году.

Так появилось новое поселение в отдалении 10 вёрст в долине Жалаир — вторая колония Новый Арциз (Neu-Arzis, Вишняки). А сам Арциз отныне стал называться Старо-Арциз (Alt-Arzis). Треть семей первого поселения должны были переехать в новообразованную колонию. Это и были люди, которые основали Новый Арциз – 41 семья. В основном, переселенцы из Бромберга. Точно установлено, что некоторые из этих семей потом вернулись в Арциз.

Арциз (старый посёлок) с западной стороны укоротился на 31 двор. Материал для строительства Ново-Арциза привозили с западных территорий. Строения были развалены, и строительный материал вывезен в новую колонию. Естественно, помогали все. Помощь соседям после Первой мировой войны была сама собой разумеющейся. Добавлю, что ещё в 1920 году оставались следы разрушенных за 100 лет до того домов. Вообще необходимый стройматериал добывали на местных каменоломнях.

– А как дальше обустраивались жители Арциза?

– Вместо обещанных 60 десятин земельных наделов поселенцы получили только половину. Лишь после восьми лет ожидания и длительного судебного процесса с арендаторами, они получили остальную часть, но каждый хозяин должен был заплатить старшему старосте 34 рубля. Конечно, их долгое скитание с севера и юга Германии, пребывание в Польше, дальнейшее путешествие в Бессарабию и ожидание в молдавских сёлах повлияло на мораль и желание работать. Отсутствие духовного воспитания и религиозного влияния приводило к алкоголизму и падению традиций. Первые жилища были очагами для различных болезней. Они состояли в основном из одного помещения, где варили, ели и спали, здесь же находились, когда на улице была непогода. Скудная еда, плохая одежда и подорванное здоровье – всё это не заставило долго ждать эпидемии.

– В исторических источниках пишут и про чуму и холеру, про годы неурожаев и даже про мор.

– Совершенно, верно, всё это было. В 1829 году вспыхнула чума (с 20 августа по 10 декабря), которая пришла в результате русско-турецкой войны 1828-1829 годов. Умерло 180 человек, – больше, чем одна треть поселенцев. Трупы были захоронены в общей могиле на чумном дворе недалеко от еврейского кладбища. Как памятник-предупреждение об этом ужасном периоде здесь был установлен акациевый крест. В 1831 году 22 человека умерли от холеры (холера посещала Арциз и в 1848, 1855 годах).

В то время не было врачей, больниц. Происходил самый настоящий естественный отбор. Выживал тот, кто был крепче здоровьем, кто имел больше сил противостоять болезням. Вместе с болезнями людей и животных пережили первые колонисты и неурожаи, и нападение саранчи. 1833, 1834, 1847-й остались в истории Арциза как годы, когда свирепствовала саранча, гусеницы уничтожали всё вокруг, и градобой сбивал плоды и ягоды. 1828, 1832, 1851, 1858 годы отмечены мором животных. Но, несмотря на все удары судьбы, колония Старый Арциз продолжала выживать.

– И как они только выжили и выстояли?!

– Старостинское управление сообщало в 1848 году: «Эти природные катаклизмы заставили людей внимательнее посмотреть на своё тяжёлое положение и направили некоторых к лучшему. Проснулось духовное, особенно среди взрослых, которые поняли, что они Богом наказаны и должны платить свои отцовские долги».

Так постепенно традиции и порядок в жизни колонистов набирали силу. Увеличивалась роль церкви. Нарушения шестой заповеди жестоко каралось. Если кто-то не хотел платить штраф, было достаточно сообщения пастыря старосте — и проштрафившийся выгонялся из общины.

Немецкие колонисты считались лучшими земледельцами в Бессарабии. Держались они замкнуто, обособленно. Были консервативны и ограничивались узкими интересами собственного хозяйства, но отличались особым трудолюбием, терпением, честностью и аккуратностью, были робки и медлительны. Характер тихий, но упрямый и помнящий обиды, старались не сближаться с русскими. Они, используя сельскохозяйственную технику, собирали по 50-60 пудов зерна с десятины, тогда как остальные только по 5-15 пудов. Землю зачастую арендовали у княгини Гагариной, которой принадлежало 17000 десятин, отдавая ей большую часть урожая. Поселенцы быстро богатели. В 1827 году Арциз стал одной из богатейших немецких колоний, где числились 139 семей, или 660 человек, 7420 десятин земли, 98 каменных и 14 глиняных домов, ветряная мельница, 96 колодцев, насчитывалось 272 коня, 1387 голов крупного рогатого скота, 466 овец. Выращивали пшеницу, кукурузу, ячмень. Занимались садоводством, имелись 123 виноградника. Были ярмарки в поселке, одна на четыре деревни.

– Если вы не против, Анна Степановна, продолжим разговор о жизни первых колоний в следующий раз, уделив больше внимания традициям и порядку. Спасибо за информацию об истоках развития нашего города.

– Согласна. Всегда рада поделиться любой информацией, особенно если это касается родного города и людей, которые в нём проживали. Мы должны помнить и чтить свою историю. Без этого нет будущего.

Указание на участок 14

 

Арцизская делегация в Германии

  

Карта Арциза

Арциз назван в честь битвы на реке Объ во Франции

 

Кровельщики Arzis

Орудия труда

 

Первые землянки

 

Карта Арциза

Первые переселенцы

Путь переселенцев в Бессарабию

 

Потомки переселенцев

Гости из Германии на юбилее Арциза (потомки переселенцев)

Немецкая делегация

Стенд на 200-летие города

   

Анна Степановна Стоянова и автор статьи Татьяна Шарникова

Фото из личного архива А.С. Стояновой и автора статьи