Осень подошла к концу, земледельцы «посчитали цыплят» – подвели итоги нынешнего неординарного года. Какие уроки они вынесли? Своими мнениями с нашим читателем поделились аграрии Измаильщины и Килии.

Борис Иосифович Чубенко, агроном, фермер, село Першотравневое, Измаильский район:

– Бессарабский климат фермера не балует – раз в пять лет сюда приходят засухи. Другое дело, что 2020 год для нас оказался слишком тяжёлым. Теперь о поливе задумывается каждый земледелец, при том, что сегодня орошение дорого. Никакой защиты от засухи, кроме полива, не придумано.

Летом к нам в Першотравневое приезжала комиссия, мы показывали им свои поля. Дальше разговоров не пошло… А ведь могло бы нам государство немного компенсировать топливо и расходы на посевной материал – чтобы подготовить почву, вновь посеять и ждать. Не надо раздавать деньги – просто перечислите их компании, которая продаёт аграрию топливо или семена.  Даже этого не сделали…

В этому году у всех местных аграриев в кармане пусто. И что же говорят нам банки? Они нам отказывают. Иными словами, деньги они готовы одалживать лишь тем, кто и без того крепко стоит на ногах, а не нуждающемуся в займе фермеру.

Николай Николаевич Ратушненко, агроном, фермер, с. Першотравневое, Измаильский район:

– В Першотравневом с сентября прошлого года было совсем мало продуктивных осадков, в то время как для формирования урожая требуется хотя бы 300-350 мм влаги. Редкие мелкие дождики, как и сильные кратковременные ливни, не в счёт – запас почвенной влаги они не пополняют. На протяжении целого месяца бессарабскую засуху изрядно усугубляли заморозки и сильный ветер. Даже обычная норма полива не спасла бы растения, ведь воду пришлось бы давать в большем количестве, чтобы перекрыть потери от дефицита влаги в почве, выдувания и вымораживания.

Предотвратить повторение событий 2019-2020 года невозможно, к сожалению, никак. Спасение только в орошении. Чтобы растение росло и плодоносило, ему требуется влага, иначе не помогут никакие современные «ноу-хау».

Однако полив не должен быть дорогим, а тот, что есть в нашем распоряжении, недёшев: он «съест» почти всю фермерскую прибыль. Кроме орошения, нам нужен переход к технологиям, которые помогут экономить энергию и беречь влагу в почве. Для этого придётся перенимать опыт других стран, вырабатывать собственные рецепты. Не стоит забывать о том, что такой переход потребует введения новой техники, методики работы, а значит, в первые годы будут потери и «минусовые балансы» на счетах фермеров. Выжить смогут дальновидные, мобильные хозяева. Кроме того, выиграют крупные компании, имеющие земли в разных регионах.

Как же теперь поступят наши земледельцы, не имея орошения? Кто-то оставит свою землю под паром, кто-то, возможно, вновь рискнёт сеять без полива и обанкротится. Нужно быть готовыми к тому, что мелких фермеров скоро могут «съесть». В случае укрупнения предприятий арендная плата за землю будет неуклонно падать, а если откроется рынок земли, то цена участков упадёт ещё больше, и землю можно будет скупить за бесценок.

Что значит уход мелких фермеров? Это дальнейшее вымирание села, ведь именно местный хозяин обеспечивал занятостью свою семью и давал работу окружающим людям. Большие фирмы нередко пришлые, их мало волнуют интересы местной общины. Разорившиеся аграрии, как и все более или менее работоспособные люди, отсюда уедут, а других производств в наших сёлах давно уже нет.

Очень хотелось бы, чтобы наши политики задумались, наконец, о том, как грамотно перераспределять финансовый ресурс в экономике страны. Если мы строим на нашей территории дикий капитализм образца 1930-х, с «гладиаторской ареной», на которой выживет сильнейший, то нужно приготовиться к тому, что на весь Измаильский район останутся несколько предприятий-гигантов с тысячами гектаров. Они наймут минимальное количество людей, будут платить минимальную аренду и мизерные зарплаты. Или мы государство, или просто территория, на которой кипит конкурентная борьба…

Существуют несколько общеизвестных разумных и простых путей поддержки фермера. Нам могли бы отсрочить арендную плату за государственную землю. Было бы разумно отсрочить уплату налогов хотя бы на год. Наконец, стоило бы реализовать государственную программу возмещения электроэнергии, которая расходуется на полив в засушливых районах. Людям интересно работать только тогда, когда труд приносит хотя бы небольшую прибыль. В конце концов, отсрочили бы нам возврат кредитов…

У наших государственных мужей должно появиться понимание того, что земледелие на некоторых пространствах особенно рискованно: в Одесской области дождей куда меньше, чем где-нибудь в центральных регионах. Решить эту проблему можно только на высоком уровне путём грамотного перераспределения бюджетных денег – к примеру, на компенсацию фермеру расходов электроэнергии на полив, как уже сказано.

К сожалению, нам, бессарабским аграриям, в этом году в Киеве недвусмысленно показали, что никакой помощи не будет. Мы ходили к Верховной Раде, общались с людьми в министерских кабинетах. Президент приезжал в Одессу, где земледельцы вновь озвучили для него масштаб навалившегося бедствия. Всё безрезультатно, нас не желают слышать…

Несколько лет назад мы были во Франции – знакомились с тамошним сельским хозяйством. Узнали, что если у кого-то из фермеров возникают трудности, государство предоставляет помощь и различные дотации, которыми можно распоряжаться как удобно земледельцу. Эта помощь выдаётся для того, чтобы работал мелкий производитель, а не одни лишь фирмы-гиганты. Имея поддержку, люди остаются жить на земле, ведь и во Франции в последние десятилетия сёла обезлюдели…

Мы давно наблюдаем отток нашей молодёжи из села в город, а то и за границу. Надо понимать: город наш – это дотационная территория, покуда сам он ничего не производит. Как только дотации иссякнут, красивой городской жизни тоже придёт конец.

Владимир Захарович Сивак, агроном, г. Килия:

– Давайте не забывать, что мы, фермеры, собственноручно подложили под себя бомбу замедленного действия. Когда я в 1984-м приехал в Бессарабию, то практически во всех районах добрых 80% земель находились под поливом, а это немалая гарантия урожая. В последние десятилетия многие фермеры думали лишь о прибыли, не вспоминая об орошении…

Нас ожидают не лучшие времена, если климатические перемены продолжатся. И орошение тоже должно быть грамотным, экономным. Нам требуются такие подходы к земледелию, которые бы позволили беречь имеющуюся почвенную влагу. Зерноводам придётся вернуться к безотвальному способу работы, вспомнить о наследии агронома Терентия Мальцева – передовые страны исповедуют именно такой подход. Мы долго гробили почву распашкой, и это одна из причин заиливания и исчезновения рек, в которые смывало распаханные почвы. Теперь нам не хватает воды…

Если смотреть глобально, в регионе неизбежно придётся восстанавливать полив, ведь резкого ухода от выращивания зерновых не будет – люди по инерции продолжат сеять. Самые быстрые доходы привычно получаются на выращивании зерновых, а переход к выращиванию многолетних культур (виноградники, сады. — Авт.) подразумевает более интенсивное земледелие с капельным орошением, комплексными удобрениями и прочими тонкостями.

Конечно, в идеале зерном должны заниматься крупные фирмы – у них имеется специальная техника и прочие преимущества. Мелким хозяйствам, если они хотят хорошо зарабатывать, стоило бы сплотиться вокруг перерабатывающих предприятий и давать плодоовощную продукцию. Сад плюс огород — вот формула успеха. Но для этого, повторим, на нашу землю должны вернуться предприятия, занятые переработкой и консервацией, холодильники. Очень нужны, в конечном счёте, ответственные государственные мужи, которым не будет безразлична проблематика украинского земледелия.