В 90-е годы всем желающим ренийцам раздавали земли за городом. На так называемой «Пропарке», в направлении села Джурджулешты, в районе бывшего совхоза «Откормочный». Сначала люди работали с большим энтузиазмом, некоторые даже строили дачи, «базины» и т.д. Но со временем большинство свои огороды забросили.

Наши сегодняшние собеседники (за некоторым исключением) остались верны своим «фазендам» и продолжают их обрабатывать. Как было раньше и что стало с огородами теперь?

Валентина СТЕПАНЕНКО, председатель районного совета ветеранов:

– Я получила земельный участок в 1994 году. Он находился на Пропарке (улица Абрикосовая). Трудились на нем с мужем как пчелки. В совхозе «Откормочный» купили два прицепа удобрений, чтобы добиться хороших урожаев. Купили также емкость на 12 тонн воды. Разбили фруктовый сад: у нас поднялись сливы, вишни, абрикосы, зимние груши, персики. Вдоль забора у нас поднялись пять роскошных кустов красной и черной смородины. Высадили также виноград столовых сортов, черенки которых покупали в «Придунайском», как сейчас помню, по 3 грн 50 коп. Первый урожай картошки был просто шикарным – 16 мешков!

Помню, моя племянница как-то спросила, а на чем мы туда добираемся? Я ответила, что на мопеде. Ее это очень удивило: «Тетя Валя, ты – и на мопеде?» Мол, вроде как несолидно (я тогда в райгосадминистрации работала), что люди скажут. А для меня время, проведенное на участке, было в радость: окучивали картошку, поливали деревья, помидоры, баклажаны. Выращивали также лук, клубнику. Одним словом, лучшего отдыха после напряженного рабочего дня не придумать! Я получала море удовольствия!

Участок мы огородили, поставив бетонные столбики и протянув сетку. Многие наши соседи по «фазенде» даже домики построили на своих участках. У нас такой возможности не имелось, но мы с мужем всё равно были довольны. Одно огорчало, что наши участки становились объектом воровства. Мы с соседями скинулись на сторожа, но это не всегда помогало. Нечистые на руку граждане особенно зарились на мои помидоры, они были хороших сортов, очень крупные, сочные. Приходим на участок – везде натоптано, а помидоров нет.

Когда муж умер, я уже не могла сама туда ходить и обрабатывать землю. У детей тоже нет возможности заниматься участком. Как-то попросила сына, чтобы он съездил и собрал там персики. Но сразу не смог, только через три дня поехал и привез… три персика. Кто-то уже собрал до него. Чужие люди точно так же и малину нашу собирают. А в один непрекрасный день мы не обнаружили емкость для воды. Я не представляю, как ее можно было увезти – она огромная. Наверное, воры кран какой-то пригнали, чтобы поднять ее с места. Потом сняли калитку. Видя такое дело, я решила отказаться от этого участка, написала заявление в горсовет. Очень жаль было, конечно, но другого выхода я не видела.

Александр КОРНЯ, бывший начальник Ренийского отделения страховой компании «Оранта»:

– В начале 90-х годов нам, работникам Госстраха, каждый по 10 соток, было выделено в общей сложности 13-14 участков, каждый по 10 соток, в районе старой дороги на Джурджулешты. Одни были получше, другие похуже, и чтобы никому не было обидно, решили кинуть жребий. Мне попался самый «удачный» – в том смысле, что находился немного на склоне. Хотя другой на моем месте, как руководитель, мог бы изначально взять себе самый лучший надел, а остальные выбрали бы себе из того, что осталось.

Получив землю, в первый год засадили ее картошкой, луком, кукурузой и другими огородными культурами. Тем более что земля была с осени вспахана совхозом «Откормочный». Потом, учитывая, что у меня был опыт работы агрономом (начинал главным агрономом и вырос до председателя колхоза, потом начальника Дунайского севооборота Джурджулешты-Кислица-Слободзея), решил, что огородными культурами больше заниматься не буду, поскольку в нашей зоне рискованного земледелия ничего, кроме кукурузы, отдачи не даёт. И сколько времени получилось бы высаживать эту монокультуру? Ну год, два, три. А потом? Поэтому на второй год я решил посадить виноград. Естественно, с осени я осуществил глубокую вспашку, к весне промаркировал участок. Схема была следующая: 2,5 м (междурядье) на 1,5 м (сам ряд), которая соответствовала нормам высадки европейских сортов. Именно европейских, гибридные сорта я отмёл! К тому же, такая схема позволяла поднять виноградник на высокий штамб. Конечно, помучался я четыре года, пока поднял, но потом легко стало его обрабатывать, не приходилось нагибаться. А возле трассы находится участок моей старшей дочери, тоже 10 соток, которая работала в четвертой школе. Я тот участок тоже засадил виноградником по такой же схеме. Тот факт, что наши участки находились не рядом, создавало неудобства, и я хотел с кем-то поменяться, но никто не согласился.

В настоящий момент продолжаю заниматься обоими участками, они не заброшены. На них высажены такие сорта винограда, как «каберне», «мерло», а также «кодринский» молдавской селекции. Это так называемые красные сорта. Есть у меня и белые: «мускат янтарный» и «суручанский белый». До недавнего времени я самостоятельно осуществлял обрезку, никому это дело не доверяя, а своих домочадцев привлекал разве что для сухой подвязки кустов. Однако в этом году у меня возникли проблемы со зрением и пришлось для обрезки нанять людей.

С двумя соседями по участку совместно купили столбики и натянули колючую проволоку, чтобы на наши наделы не заходили овцы и нечистые на руку граждане. Тем не менее, случаи воровства урожая были и не раз. Чаще всего таскали мой виноград, поскольку у меня столовые сорта, а у соседей гибридные. Но эти неприятные моменты никак не уменьшали моего желания заниматься любимым делом, хотя время от времени, признаюсь, мелькала мысль: может, бросить всё? А как бросишь? Это то же самое, что бросить своих детей. Для меня каждый кустик винограда как живой, я с каждым разговариваю. К тому же, я на своих участках не столько работал физически, сколько отдыхал душой.

Софья ВЛАСОВА, бывшая операционная медсестра хирургического отделения ЦРБ:

– На наших шести сотках за городом мы с мужем в первое время выращивали буквально всё: и картошку, и капусту, и столовую свеклу, и морковку, не говоря уже об огурцах и помидорах. У нас там и клубника была, и черная смородина, крыжовник. Начали с того, что завезли землю, где-то 14 тонн, оградили участок. Построили домик в два этажа с балкончиком, «базин» для воды, туалет, летний душ. Цветов на участке росло очень много – тюльпаны, пионы, ромашки, белая лилия. Высадили четыре туи, два ореха. Одним словом, не участок был, а настоящий оазис!

Урожаи снимали богатые. Помню, помидоров приносила домой по два ведра! Крыжовника — по ведру ягод с каждого куста! Но, к сожалению, на наш участок стали наведываться воры. Сняли оградку, раскурочили балкон. Последний раз я была на участке месяца три назад, ездили с сыном (мужа, к сожалению, уже нет в живых). И там ужас что творится: украли холодильник, пылесос, емкость для летнего душа, люстру сорвали прямо с проводами. Даже вспоминать не хочется, мне очень больно об этом говорить. Ну что за народ у нас такой?!

Тем не менее у нас очень хороший участок, и хотя я сама на нем работать уже не буду, отказываться от него не намерена – им будет заниматься сын.

Ирина СЕРГЕЕВА, начальник Станции юных техников, депутат горсовета; Виктор СЕРГЕЕВ, бывший начальник отдела субсидий:

– Мы свой участок, 5 соток, получили еще в советские времена. Обрабатываем его по сегодняшний день. Выращиваем только овощную продукцию: картофель, лук, чеснок, фасоль, зелень, помидоры. Всё экологически чистое, без химикатов. Состоим в обществе «Огородник», совместно с другими его участниками нанимали трех-четырех сторожей, которые дежурят круглосуточно. Даже вышку для них построили, сделали ограждение. А на протяжении последних 5-6 лет мы охраняем сами, потому что с наших пенсий стало трудно им платить.

Наш участок находится между железной дорогой и Райснабом и прилегает к землям ОАО «Придунайский». Воду для полива брали в большом Г-образном канале, который «Придунайский» вырыл вдоль железной дороги, чтобы не затапливало виноградную школку, которую хозяйство здесь выращивало. Он был очень глубокий, где-то 5-6 метров. И там всегда была вода, всё лето. А когда строили объездную дорогу, часть лимана «обрезали», и там, где дорога прошла по лиману, дорожники положили два слоя пленки (пленка-земля-пленка) и вода ушла. То есть в результате строительства нарушилось течение подземных вод. И воды у нас теперь совсем нет.

Не можем не сказать и про злодеев-пастухов. Они на этой территории, которая прилегает к железной дороге, выжигают камыш. Там вдоль дороги столько деревьев было — каждые 6-10 метров высился тополь. Выгорело всё! Каждый год обращались в милицию (полицию), но никто ничего не предпринимает. Это просто безобразие! Там раньше гнездилась птица: утром приходим на огород – свободно разгуливают фазаны. Красота! Зайцы были. Даже косули встречались. А сейчас уничтожено всё. Пастухи утром и вечером через железную дорогу гоняют на водопой огромные отары, в каждой голов по 200, а то и больше. За всем этим должна следить патрульная полиция, потому что, согласно правилам дорожного движения, перегон скота через магистральные дороги запрещен. По этой дороге фуры буквально летят со скоростью 120 км/ч, не меньше. И может случиться так, что водитель не успеет вовремя затормозить. Причем, пострадать могут не только овцы, но и чабаны. Решение этой проблемы нам видится в выделении горсоветом участков специально под пастбища.

Кроме того, пастухи оставляют овец без присмотра, а сами отдыхают под кустами. В это время животные прямиком следуют на наши огороды. Часть урожая съедают, а часть топчут. И никому до этого дела нет. Одним словом, полное безобразие!

Ярослав КОЗЫРЬ, географ, краевед:

— Хорошо помню, как наиболее активные и предприимчивые владельцы «фазенд» огородили участки и начали их обживать: занялись строительством дач, устройством емкостей для хранения воды. Ведь молодые растения требовали регулярного полива.

Вначале мы все стали выращивать овощи, затем высаживать плодовые деревья и традиционный виноград. Пустынные поля вскоре превратились в обжитой и цветущий оазис. При этом были хорошо видны сноровка и хозяйственность владельцев этих участков. Однако через несколько лет их пыл угас. Началось воровство выращенных с таким трудом овощей и фруктов. Зимой же «фазенды» страдали от нашествия бомжей и отъявленных воров. Они воровали ограды и оборудование домиков. В это время года очень трудно было нанять сторожей. Со временем многие владельцы уже не могли работать на этих участках в силу возраста, некоторые из них умерли. Их дети и внуки, видя такой беспредел, предпочли покупать готовые продукты на местном рынке.

Позже земельные участки получили рабочие и служащие железнодорожного узла – на западной окраине города, на землях бывшего совхоза «Откормочный». Они, зная о печальном опыте пионеров «Пропарки», не стали возводить капитальных оград, предпочитая выращивать однолетние культуры. Но постепенно эти участки постигла судьба массива у «Пропарки». Плюс здесь начали выпасать и травить посевы стада овец из соседнего молдавского села Джурджулешты. Постепенно эти два земельных массива стали походить на пастбища с зарослями всевозможных сорняков.

И в завершение – небольшой экскурс в историю. В 30-е годы прошлого века ренийцы также имели земельные наделы. Их площадь была вдвое больше нынешних и составляла 25 соток на каждого, то есть четверть гектара. Этот массив находился на восточной окраине города и назывался по-румынски «Сферт», то есть четвертинка.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. По информации отдела по Ренийскому району Главного управления Госгеокадастра в Одесской области, куда мы обратились с запросом, на протяжении 1993 года для ведения садоводства на территории Ренийского городского совета (за пределами населенного пункта) были переданы в частную собственность 2830 земельных участков площадью 266,00 га. По имеющейся информации, из общего количества земельных участков правоустанавливающие документы на право собственности оформлены около 40 гражданами на площадь в общей сложности 2,70 га. Также на территории Ренийского городского совета (за пределами населенного пункта) считается в аренде для огородничества 374 земельных участка площадью 24,00 га.