То, что у людей, наделенных властью, в современном обществе много врагов ни для кого не секрет. То, что за время своей работы на ответственных постах они становятся подозрительными – тоже. Но обычно главы администраций различных уровней остерегаются своих политических оппонентов или вышестоящего руководства. От первых они ожидают козней, от вторых – незапланированных проверок и спроса за свою, не всегда законную, деятельность.

А вот глава Кубейского сельского совета Петр Кысса, похоже, боится своих односельчан. Иначе как объяснить то, что все, кто имеет смелость высказать свою точку зрения и потребовать справедливости, немедленно увольняются, а на их место берутся более сговорчивые люди? Так в свое время Кысса уволил землеустроителя Д.К. Труфкину, которая в составе инициативной группы «искала концы» в истории с оформлением права собственности на распаеванные еще в начале прошлого десятилетия земли СПК «Кубей». Но, если деятельность Труфкиной и могла представлять для Кыссы, неоднократно замеченного в нарушении закона, опасность, то описанный ниже случай никакой логике не поддается.

Петр Кысса – любитель погулять в местных барах и ресторанах. Здесь его часто видят за курением кальяна и философскими рассуждениями под «чарочку» после полуночи, когда большинство рабочих людей уже давно отдыхает. В принципе, в нашей стране все имеют право на личную жизнь. И что делает чиновник в свое нерабочее время, когда ему не нужно контролировать своих подчиненных, никого волновать не должно.

Но, есть одно «но». Как-то прекрасной зимней ночью Петр Кысса решил, что он, несмотря на то, что стрелки часов давно перешагнули отметку в двенадцать часов, должен во что бы то ни стало еще немного поработать. А точнее, проверить как другие работают. Произошло это в момент очередных посиделок в питейном заведении, где глава сельского совета расслаблялся в теплой дружеской компании. Поскольку время было поздним, единственным человеком, находившимся на рабочем месте, оказался сторож детского сада. К нему в гости и нагрянул «ревизор», прихватив своих друзей.

Дверь ночным визитерам сторож открыл с некоторым промедлением. Возможно просто потому, что никого не ждал. Или испугался криков не очень трезвой толпы, внезапно появившейся во дворе учреждения.

Попав в помещение, Кысса начал на повышенных тонах требовать, чтобы сторож написал заявление об увольнении, а услышав отказ, нанес ему несколько ударов в спину. Неизвестно чем бы закончилась эта история, но мужчине удалось вырваться из рук своего мучителя и спрятаться в кабинете, откуда он вызвал на помощь своих детей и заведующую детским садом. Позже у сторожа диагностировали трещину ребра и ушиб почки. Правда, на камеру телевизионной группы одного из региональных каналов заместитель главного врача Болградской ЦРБ завил, что показаний для госпитализации нет. Только жители Болграда после репортажа долго шептались о том, что как раз с последним и любит по ночам покурить кальян Петр Кысса.

По указанной ситуации потерпевший написал обращение в прокуратуру. Но благодаря вмешательству высокопоставленных лиц глава сельского совета из обвиняемого по делу об избиении сторожа стал свидетелем.

Потерпевший в конечном итоге уволился. На его место Кысса поставил «своего» человека. Но, как рассказывают кубейцы, главе сельского совета мешали и другие сотрудники детского сада – заведующая и некоторые воспитатели. Их должности тоже были припасены для своих людей. К счастью, справиться с коллективом детского сада Петру Васильевичу не удалось.

Что же происходит в Кубее? Почему глава так рьяно убирает всех неугодных? А главное, почему «неугодных» так много?

Наверное, Петру Кыссе все-таки есть что скрывать. Нарушений в деятельности аппарата сельского совета и подконтрольных ему учреждений, как показала проверка КРУ, много. А «свои» будут молчать. Тем более что глава нашел оригинальный способ заплатить штрафы: сотрудникам он выписал премии, а потом забрал полученные деньги и «закрыл» все проблемы.

Судя по вышеизложенному, Петр Кысса в Кубее обладает практически безграничной властью. И есть люди, которым это нравится. А есть и те, кому нет. Вопрос в том, кого в конечном итоге окажется больше.