Сороковины. Только не сорок дней после смерти героя, а сорок лет. А в том, что Владимир Семенович Высоцкий герой и своего и нашего времени, нет сомнений. Даже при сегодняшнем разброде и шатаниях в гуманитарной сфере никто не осмеливается бросить в него камень.

На смерть поэта моментально откликнулся Андрей Вознесенский:

Не называйте его бардом,

Он был поэтом по природе.

Меньшого потеряли брата –

Всенародного Володю.

Всенародный – несомненно. А вот кто меньшой, а кто старшой, рассудит время. Уже рассудило.

Покупая продукты, спросил у молочницы Лили, знает ли она, жительница пригородного села Сафьяны, творчество Высоцкого. В ответ последовала лишь снисходительная улыбка: мол, за кого вы нас считаете… Лиля — представительница народа. А что до его слуг, то, независимо от их политического вероисповедания, взахлеб цитируют на ток-шоу поэта, к месту и не совсем.

Выгодно. Ведь Высоцкий был и остается вне политики. Во время поездки поэта с Мариной Влади по США дотошные репортеры задавали часто один и тот же вопрос: «Вы диссидент?». Получили один и тот же ответ: «Нет, я актер». Он не жаловался представителям зарубежных СМИ, не просил политического убежища. Он не видел себя на Западе. А власти щемили. Щемили каждый день… И злились оттого, что в ответ получали песенки с насмешливой грустинкой:

А особист Суэтин, неутомимый наш,

Он это все приметил и взял на карандаш.

Когда вас заливает поток информации, выдержать испытание временем очень сложно, даже самым талантливым. Высоцкий с этой задачей справился.