Свой род можно чтить по-разному: к примеру,  составить генеалогию, сберечь родительский дом, сохранить фотографии, пусть и обесцвеченные временем. А если родного дома не осталось, стерты даже малейшие признаки того, что здесь жили люди?

В Тарутинском районе в 1946 году пять сел снесли под военный полигон. Наш собеседник, основатель агро-эко-рекреационного кластера Фрумушика-Нова Александр Палариев рассказывает, как в 46-м в один день пригнали до 200 грузовиков в село, посадили в них всех жителей. Гружёные машины людьми оставались стоять под открытым солнцем. На глазах у жителей два танка рушили дома. Так наглядно людям показали, что уже некуда возвращаться. Для устройства военного полигона выселили Фрумушику, Рошию, Кантемир, Зурум и Гофрумсталь.

Избежать участи быть изгнанными в Сибирь помогла сообразительность и проворство бабушки. Продав корову, она себе, мужу и одному сыну молдавскую фамилию Пэларие меняет на Палариев, второму сыну делает справку на фамилию Палариус. Через два года, когда всё утихло, семья не поехала в деревню,  Сарацику (потом Жовтневое) указанную для поселения вблизи Молдовы, а поселилась в районном центре Бородино. Из 12 родственников, которые были сосланы в Сибирь, не доехали до места депортации и умерли в Казахстане от  голода и сильных морозов 11 человек.

Задолго до осуществления проекта — экологического и туристического комплекса Фрумушика-Нова — Александр Палариев с братом и своими сыновьями ежегодно приезжал на место, где когда-то стоял дом предков. Вокруг были только поля. После ликвидации в 2002 году воинской части, через четыре года Александр Палариев начал строительство овцекомплекса. В 2008 году  здесь установили крупнейший в Европе цех автоматического доения овец. 

На месте уничтоженного села предриниматель построил церковь в честь двух святых — Николая Чудотворца и Андрея Первозванного. Дед Александра Палариева Николай для строительства первой каменной церкви в 1903 году дал большую часть средств из пособия по потере нетрудоспособности (он лишился руки в Крымской войне). Со своим отцом Александр Палариев построил церковь в Бородино, где прошло его детство.

Каждые полчаса над Фрумушика – Нова раздается  колокольный звон (так настроен механизм, купленный в Днепропетровске).  

На базе Фрумушики, где высится самая высокая в мире статуя чабана, создан агро-эко-рекреационный кластер – одна из немногих действующих моделей в Украине. Еще пять должны были создать,  но на слуху только Фрумушика.

Для того чтобы приехать во Фрумушику-Нову, людям приходится преодолевать путь по разбитой дороге.  Если дорога будет проложена, то работа кластера выйдет на совершенно иной уровень.

Об опыте национальных парков в других странах и о том, как в Украине развивать туристическое направление (в Тарутинском районе есть ландшафтный, ботанический заказники, которые могут привлечь туристов) — интервью с предпринимателем Александром Палариевым.

Александр Андреевич, можно ли считать проект «Фрумушика-Нова» успешным?

Мы работаем, наверное, вопреки всем обстоятельствам, начав бизнес в 2006 году. Первые два года была серьезная капитализация. Мы увеличили в три раза свои планы. И попасть в кризис 2008-2009 годов, когда весь мир стал в два раза беднее… Только успели  прийти в себя – война с Россией. Кто мог ожидать увеличения на 47 % количества безработных в Украине? У нас постоянно формируется резервный фонд, невзирая на всякие семейные обстоятельства. Наверное, поэтому мы немного проще и спокойнее воспринимаем финансовые встряски.

Какие  направления в использовании природных условий,  ресурсов вы развиваете на базе Фрумушика-Нова?

Мы сейчас работаем с Институтом проблем рынка и экономико-экологических исследований Одесского отделения Национальной академии наук Украины, с профессором Осиповым; Одесской национальной академией пищевых технологий, Национальным научным центром «Институт виноделия и виноградарства им. Таирова», национальным экспертом по энологии проекта ЕС «Поддержка системы географических указаний» Оксаной Ткаченко. Это как экспериментально-опытная площадка. Неделю назад мы посадили один сорт итальянского винограда. Это крутейшее вино будет из класса «Премиум». Не все итальтянцы могут приобрести даже саженцы.

Мы стали единицей овцеводства Украины, Европы и мира.  Построили овцекомплекс каракульской породы. Одно тянет за собой другое. Подвал должен быть — сделали. Начали приезжать специалисты, понадобились  гостевые домики. Затем для проведения конференций областного уровня построили конференц-зал, потом картинную галерею.

Сейчас на подъёме туризм и он подтягивает и другие направления – это обеспечение туристов продуктами питания, спальными местами. Это развитие туристического комплекса.

Сейчас все делаю, чтобы власть обратила на нас внимание, чтобы провели дорогу если уж не на Фрумушику, то хотя бы к ближайшим селам – Староселье, а мы постараемся добиться дороги в 6 км. По большому счету есть все предпосылки к этому – удачная работа кластера.

Сейчас появился новый проект – создание в соседнем селе Семисотка «смарт-село-музей». Старые дома реконструируем под увеличение спального объема туристического комплекса. Через две-три недели появятся на крышах солнечные батареи, и это не промышленное производство – это на бытовых, жилых постройках. Мы протянем оптоволокно для интернета. Мы показываем, что многое можно делать и это не стоит неподъемных денег. Какой-то центр активности на стыке Тарутинского и Саратского районов уже создан.

— Фрумушика-Нова расположена вблизи ландшафтного заказника «Тарутинская степь». Изучали ли вы опыт других стран для того, чтобы применить его в Тарутинском районе?

— 95% поездок направлены на то, чтобы узнать, как «там». Наверное, посетили самые титульные заповедные места мира. Флаг Фрумушики-Новой был и в Антарктиде.

Развитие Фрумушика-Нова и ландшафтного заказника «Тарутинская степь» взаимосвязаны. Весь мир старается сохранить такие территории. Есть такой ботанический заказник Старый Манзырь – это рядом, 20 км. Мы хотели туристов туда везти, и надо было расчистить старые аллеи, но для того чтобы расчистить эту аллею, мы должны были получить разрешение в Министерстве экологии. Это же абсурд! Все должно быть гармонично. Мы были в пилотном, самом первом Национальном парке мира – Йеллоустоне. Там кредо: «Мы показали вам, как вы должны это делать», и надо просто перенять этот опыт. Национальный парк – это хорошо. Законодательная база должна быть подготовлена. Вот, например, в Староманзырском ботаническом заказнике имеется 20 га сиреневой рощи. Представляете, как там благоухает всё? Это же очень интересно всем одесситам, местному населению. Посидеть-выпить там стакан нашего бессарабского степного вина. А делать этого нельзя.  Почему?

Будет ли Фрумушика-Нова существовать и через 50 лет?

Если Тарутинская степь будет существовать, то Фрумушика-Нова всегда будет обеспечивать туристов проживанием, питанием, обслуживанием. Создана инфраструктура. Обычно происходит с точностью наоборот — создается природоохранный объект, а потом уже инфраструктура. В принципе существование природоохранного объекта «Тарутинская степь» – это только успех для окружающих её общин.