В селе Кубей Болградского района стартовал проект по реконструкции второго старинного «народного» дома во дворе музея «Стара къща» («старый дом» в переводе с болгарского; произносится как «стара кышта»). Первый дом-музей уже отремонтирован общими силами и сделался одним из культурных «магнитов», привлекающих кубейское общество и гостей села.

Для воплощения новых творческих планов организаторам музея предстоит собрать 150 000 гривен пожертвований. Что принесёт это начинание Кубею и Бессарабии, поведала Анна Старжевская, автор музейного проекта и один из идейных вдохновителей движения за «культурное оживление» Бессарабии.

– Анна, как вы пришли к мысли о том, чтобы дать одряхлевшему сельскому дому новую жизнь?

– У дома, как и многих других, своя живая история. Однажды во время прогулки по селу, рассматривая старые дома, я обратила внимание на необычный облик одного из них. Хозяева рассказали, что дом принадлежал семье Райновых.  До 1930-х они жили в Болграде – занимались банковским делом, а после переехали в Кубей. Есть у них родственники и в Кальчево, и в Измаиле. В семействе было девять детей.  Сельские председатели, музыканты, врачи, школьные директора –  династия Райновых многогранна…

Ещё раньше мне довелось поработать журналистом в дальних странах, в том числе, участвовать в журналистском проекте по исследованию этнической самоидентификации населения. Потом, вернувшись в Одессу, осознала, что далеко ездить за самобытными культурами необязательно –  всё это рядом с нами, стоит лишь вглядеться повнимательнее.  Несколько лет назад, после смерти бабушки, я оказалась перед выбором – продать свой дом в Кубее и жить в Одессе, либо, придумав соответствующий проект, остаться в селе и попробовать дать новую жизнь здешнему культурно-историческому богатству, «лежащему» без дела. Цель – донести до людей ценность их местной культуры, показать, насколько интересной она может быть для других людей. Достаточно суметь посмотреть на уже привычные, а то и полузабытые вещи свежим взглядом, захотеть изучить их, в то время как в провинции люди, наоборот, нередко стыдятся своих корней и теряют к ним интерес. Нужно было помочь селу увидеть себя со стороны!

– Люди заинтересовались?

– Первой отозвалась молодёжь. У нас большая инициативная команда. Когда-то на «мегдан» (осенний этнический праздник кубейцев) собрались 25 человек волонтёров. Из них выделились лидеры, которые теперь «трясут» весь район, — это и движение «За чистый Кубей», и проект «Эко-Кубей». Только в мае семь субботников провели! Вообще, одних лишь слов и воззваний мало – человеку нужен живой пример, дело. Увидят, поверят, приобщатся. Мы открыли дом-музей, как и обещали, и люди, ощутив его атмосферу, стали приносить сюда свои старинные экспонаты…

Конечно, подключились представители местной власти, депутаты. Сельсовет помог в организационно-хозяйственном плане, при этом нам дают полную творческую свободу.  В том, что у нас уже получилось, скорее заслуга местных людей, чем моя. Я просто подала идею –  другие увлеклись и организовались. Куратор дома-музея «Стара Кышта» Е.И. Бальжик ведает сбором и учётом экспонатов, чистит и реставрирует старые и повреждённые вещи. Она же ведёт коммуникацию с людьми. Много сил вкладывают в дело А. Полибза, П. Бошков, Н. Бальжик, В. Гайдаржи, В. Кальчева, С. Чеглатонева и другие члены нашей команды. Наш добрый партнёр – И. Шепилова, иследователь народных кукол, автор нескольких книг.

Первый дом-музей привлёк большое внимание жителей села и района. В нём разместились уже собранные экспонаты, сюда приходит молодёжь на репетиции культурных мероприятий. Старые мастера преподают здесь народные ремёсла. Постепенно складывается своего рода полиэтнический мультикультурный центр.

Конечно, мы собрали немало ценных предметов, причём не только из Кубея. Есть интересные находки из Кальчево, Владычени и других сёл Болградского района – например, старинная икона и картина на стекле. Имеются вещи из Кыпчака, с которым у кубейского населения много родственных связей. Музейные экспонаты описаны, снабжены указаниями относительно места их обнаружения. Готовы передать их в родные сёла, если там создадут подобные музеи.

–  Зачем вам понадобилось ещё одно помещение?

– В «старой кыште» стало тесно, и мы осознали, что пора расширяться. Будем восстанавливать вторую постройку, расположенную рядом во дворе. Нам предстоит укрепить и расширить здание, снабдить его электричеством, санузлом, туалетом, выполнить отделку, изготовить новую крышу.  Собу (кухонную печь) непременно сохраним. Там должно быть комфортно и зимой и летом, при этом дом должен быть выполнен с использованием дерева и других местных материалов.

Во втором доме разместится творческая школа народных ремёсел, центр мастерства, который, надеемся, привлечёт и кубейскую молодёжь, и гостей из других сёл. С появлением новой ОТГ к нам будут приезжать из соседних мест. Мы объединим мастеров Виноградного, Ореховки и Кубея. Это люди старшего возраста, которые могут преподавать ткачество, кожевенное дело, плетение корзин, лепку из глины. Пусть у ребят, желающих остаться в родном селе, появится возможность обучаться народному ремеслу – оно ведь потом и прокормить может.  У нас не перевелись ещё умельцы, владеющие ткацким станком, мастера, плетущие и вяжущие дорожки, болгарские народные пояса. В селе живёт кузнец.

Кстати, в «Старой кыште» люди могут прикасаться к экспонатам, чтобы ощутить ушедшее. Можно, например, попробовать ткать на старом ткацком станке. Мы хотим, чтобы всё, что мы собираем, приносило пользу человеку, а не лежало «мёртвым грузом» на полках. Старые поколения уходят, а молодёжи нужно успеть передать то, что ценно.

С другой стороны, ценностью обладают не только музейные экспонаты, но и нематериальное наследие – культура. Собирание и возрождение традиций – наш «конёк».

В прошлом году в «кыште» прошла «седянка»: девушки вместе со старшими в традиционных нарядах собирались по вечерам на посиделки и пряли шерсть. Там же наша молодёжь знакомилась.

Воспроизвели мы и другой местный обычай – «Траки-траки». Перед новым годом молодые люди в старинных одеждах с колокольчиком обходили село, поздравляя хозяев с новым годом и произнося добрые пожелания.

Есть что-то таинственное в возрождаемых действах. Люди разного возраста и статуса невольно «возвращаются» в детство и юность, погружаются в воспоминания об ушедшем.

В мае у нас прошёл «послекарантинный» праздник – «пролетно хоро». Играли традиционные для нашего края инструменты – барабан, ударник, гармошка, пелись старинные песни, пробовались угощения…

–Вы планируете кооперацию с другими музеями?

–Да, мы готовы к любому сотрудничеству. Работаем с киевским Музеем Гончара, ещё нам помогает Пётр Капаклы из Гагаузии. Для регистрации своего музея мы создали общественную организацию «Спадщина Бесарабiї», указав цели и задачи нашего проекта. Уверена, что, когда сформируются ОТГ, государство будет настаивать на том, чтобы общины устраивали культурные мероприятия с помощью «краудфандинга» (кампаний по сбору средств).

Всякое партнёрство мы рассматриваем с точки зрения полезности для общества и для возрождения бессарабской этнической культуры, популяризации Кубея и нашего края.  Ради этого и работаем.