Для всякого жителя Измаила, Вилково, Килии и других уголков Придунавья блюда из рыбы – привычная, излюбленная пища. Вам приходилось задумываться о том, какой извилистый путь проделывают толстолобики, амуры и сазаны, прежде чем они окажутся у вас на тарелке?

Последние десятилетия стали эпохой, когда человек, вооружившись мощной техникой и химикатами, вольно или невольно уничтожает свою природную среду. Под «каток» цивилизации попадает всё живое, включая растения, животных и рыб, которыми мы питаемся. Деградируют и наши водоёмы – впервые за многие тысячи лет обитающей здесь рыбы перестало хватать для прокорма человека. Водных жителей лишили мест размножения, отдыха и кормёжки, их естественная среда обитания загрязнена и отравлена.

Одним из выходов из тупика остаётся промышленное рыбоводство, аквакультура – «водное фермерство». Оно позволяет получать предсказуемое количество рыбы, которая, пройдя все производственные и торговые «цепочки», попадает на стол потребителя. Кроме того, «водные фермеры» занимаются искусственным зарыблением наших природных водоёмов. Вот почему большая часть наших карпов, толстолобиков и амуров имеет искусственное происхождение, даже если они были выловлены в реке или в озере.

В начале лета мы предлагали читателю экскурсию в одну из рукотворных «колыбелей» бессарабской рыбы – Рыбоаграрный кооператив «Новонекрасовский».

Сюжет Натальи Слободяной, Юрия Слободяного.

Тогда нам довелось наблюдать искусственное оплодотворение рыбьей икры и её инкубацию – выдерживание в определённых условиях до получения личинок рыб.

Спустя три месяца журналисты вновь заглянули на водоёмы «Новонекрасовского» и вместе с хозяевами подвели первые итоги. Теперь сюда прибыли покупатели с Хаджибейского лимана, для которых устроили контрольный вылов карповых рыб – толстолобика, амура и сазана.

Рыбаки на лодке вывозят в пруд небольшой невод, затем выволакивают его на берег. Из улова отбирается небольшая часть рыб – их взвесят, измерят, осмотрят, выборочно проверят содержимое кишечника. Та же процедура повторится и на других прудах.

По правилам сеголетка толстолобика признаётся полноценной товарной рыбой, если ко времени контрольного вылова средний вес обитающих в пруду особей составил не менее 25 граммов. Ещё рыбоводы периодически сдают толстолобиков и карпов на анализ в ветеринарную лабораторию, ведь залогом доброй репутации рыбоводного хозяйства является здоровая рыба и отсутствие возбудителей опасных болезней в водоёме.

В первые недели своей жизни молодь травоядных рыб кормится личинками насекомых. Если рост и развитие ничем не осложнялись, со временем эти обитатели водоёма переходят к своему «взрослому» рациону – растительности. Ревизия содержимого кишечника рыбёшек при контрольном вылове как раз и предусмотрена для того, чтобы выяснить, состоялся ли этот важный переход.

Хотя из-за прохладной погоды инкубация и зарыбление водоёмов этим летом прошли несколько позже обычного, рыба развивается хорошо и есть надежда на больший процент выживаемости рыбной популяции водоёма.

– Нынешним летом мы наблюдали хороший выход личинки (из икры – Авт.), – отмечает рыбовод С. П. Кухарский. В «Новонекрасовском» все работы на прудах и в цехе проходят под руководством этого мастера с 33-летним профессиональным опытом. Успешное хозяйствование на искусственном водоёме, как и на любом сложно устроенном предприятии, немыслимо без подобных специалистов. Чтобы икринка переросла в жизнеспособную здоровую рыбу, которую нам предложат на рыночных прилавках, проводится масса работы, о которой многие и не подозревают.  Печально осознавать, что социально-экономическая обстановка в нашей стране совсем уже который год не способствует тому, чтобы молодые люди стремились к такому завидному постоянству в профессии…

«Смотр» рыбьего стада производит покупатель – рыбовод с Хаджибейского лимана В. П. Вивсюк. Ему помогает внук – студент и будущий рыбовод. Трудовой стаж Виктора Павловича – полвека. Он долго проработал в Молдавии, а теперь руководит искусственным зарыблением лимана на одним из предприятий нашей Области.

– Каждый год мы зарыбляем лиман почти 90 тоннами молоди, – рассказывает он. – Нам нужны толстолобик, белый амур, карп, карась. Пресноводная рыба в Хаджибейском лимане хорошо нагуливает вес и даже нерестится, но из-за солёности воды воспроизводство не происходит, так что естественным путём в солоноватой воде размножается только судак, окунь, бычок и пеленгас.

К слову, пеленгас – это та же кефаль, только дальневосточная. По словам В. Вивсюка, северный гость проявил в наших краях завидную гибкость: несколько десятилетий назад пеленгас был акклиматизирован в водах Азовского моря, откуда попал в Чёрное и Средиземное и везде сумел приспособиться к местным условиям – в частности, к различной солёности водоёмов…

– Сегодня вы видите итог работы, проделанной с начала июня, – обращается к журналистам директор РАМК «Новонекрасовский» Виктор Килиян. – Из-за того, что зарыбление прудов было поздним, мы опасались, что рыбка окажется слишком мелкой, однако контрольный вылов показывает полноценные экземпляры. Окончательный итог подведём при вылове в октябре. Есть надежда, что наши придунайские водоёмы – Ялпуг и Кугурлуй без зарыбка не останутся. Кроме того, у нас уже есть покупатели. Одесская область будет с рыбой.

Для рыбного хозяйства это хорошая новость. Однако жизнь предприятия изрядно омрачена событиями последних месяцев: как и другие фермерские хозяйства юга Бессарабии, РАМК «Новонекрасовский» попал под удар засухи и неурожая и оказался в должниках.

Н. Л. Арешкин, агроном и заместитель директора кооператива вспоминает, что в «Новонекрасовском» своевременно зафиксировали гибель посевов от засухи – составлялись акты, приезжали чиновники, направлялись письма правящим инстанциям. В конце концов все обращения «спустили» вниз. «Ищите средства на местах», – таков был ответ представителей государства. Не проникаются бедствиями фермеров и банки, выдвигая невыполнимые условия. Одним словом, никаких компенсаций за потери кооператив так и не получил.

– Вчера мы завершили уборку проса, – добавляет Николай Лукич, – получили по полтонны с гектара и видим, что на продажу ничего нет, лишь немного останется на корм скоту. Многие посевы просто задисковали. Повторные посевы ничего не дали – земля сухая. Подсолнуха и кукурузы мало. Прежде хозяйство жило на запасах прошлого года, и нас в некоторой степени поддерживало животноводство. Пока что сохраняется надежда на прудовое хозяйство, которое тоже обходится дорого. Мы до сих пор не рассчитались с пайщиками – речь идёт о миллионных долгах. Если не будет улучшений, придётся резать скот, чтобы хоть что-то получить за него, потому что мы к концу года должны вернуть средства, взятые взаймы. В худшем случае придётся приостановить деятельность предприятия – тогда без работы останутся 50-60 человек…

Неудивительно, что в такой обстановке нет у нас очередей из желающих жить и работать на земле – многие сёла Бессарабии уже обезлюдели…

– Молодёжь теперь ищет более «лёгких» заработков, охотнее отправляется на работу в город или в морские рейсы, не понимая ещё, что и там легко не будет, – заключает наш собеседник.