Последние засушливые годы принесли сельским хозяевам новые испытания. Пострадали сады и зерновые плантации. Посевная кампания 2020 года дала невесёлые «всходы»: немало фермеров осталось в должниках, и теперь главная их забота – не планирование будущих работ, а поиск денег. Положение немногочисленных птицеводов и животноводов тоже шатко.

В сельском хозяйстве, как и в природе, всё взаимосвязано. Неудивительно, что в этом году столкнулись с трудностями и пасечники. Сухие осень и весна привели к тому, что растения, кормящие пчёл, в этом году отсутствовали. Добавились и другие беды. Своими размышлениями на эту тему поделились с нами бессарабские пчеловоды.

Александр Григорьевич Балан, город Измаил:

– Прошлый 2019 год оказался для пчеловодов тяжёлым, убыточным, а нынешний и того хуже. Весеннего меда мы не увидели, потому что эспарцет, рапс и акация цвели мало.

Буквально в эти дни пошёл мёд – в основном, от подсолнечника, который фермеры пересеивали после засухи. Позже зацветёт софора и у кого-то, возможно, разнотравье – медуница, донник и прочее. Важно, чтобы цветущее дерево выделяло нектар – бывает ведь и так, что цветение началось, а пчёлам поживиться нечем.

Вторая неприятность для нас – это мизерные закупочные цены. За один килограмм мёда сейчас предлагают 27 гривен. Сколько нужно потрудиться, сколько средств требуется потратить на подкормку, перевозку ульев, поездки к ним, на ремонты, инвентарь, охрану и медикаменты, чтобы добыть этот килограмм мёда! Пчела тоже подвержена болезням, и лечить её приходится как малое дитя. Если в прежние годы насекомые уже во время цветения вербы (конец марта-апрель) начинали брать нектар из цветов, а мы их лишь подкармливали понемногу, пока не зацветали медоносы, то в 2020 году пришлось давать подкормку до начала двадцатых чисел июня. Иначе насекомые не выжили бы…

В этом году было особенно много ущерба от золотистой щурки. Эта птица поедала пчелиных маток, выходивших на облёт.

К сожалению, кроме капризов погоды и природы крепко бьёт по бессарабскому пчеловодству человеческая непорядочность. Говорю о фермерах, увлекающихся химикатами. Пчёлы крайне чувствительны к химическим веществам, и применение пестицидов фермерами может обернуться большой бедой для пасеки: вопреки закону, те не всегда предупреждают нас о планируемых опрыскиваниях своих плантаций. После опрыскивания насекомые гибнут тысячами, а хозяева терпят многотысячные убытки.

Очень надеюсь, что эту статью прочитают те, от кого зависит благополучие пчеловодства. Фермеры должны держать связь с нами, пчеловодами, и перед любыми химическими обработками посевов оповещать нас лично, либо через сельсовет, местных руководителей и других ответственных лиц!

Я занимаюсь пчеловодством с 1980-х годов. Это моя профессия и увлечение. Работая на пасеке, отдыхаешь душой, даже если устаёшь физически. Пчёлы каждый день удивляют чем-то новым и побуждают к самообразованию – знать всё в этой отрасли невозможно. Бывает, что даже в старости, когда приходит немощь, пасечник оставляет себе парочку ульев, потому что привык к соседству «крылатых тружениц». Человечество живо, пока живы пчёлы…

Владимир Николаевич Падура, г. Килия:

– Пчеловод по большей части зависит от матушки-природы. Считаю, что процентов десять работы по добыче мёда – это человеческое участие, а остальное делают пчёлы. Пчёловодство –  большая лотерея.

Замечу, что в более благоприятные годы у нас бывали три и даже четыре выкачки мёда за сезон. В 2019-м пришлось ограничиваться двумя.  Обычно первым шёл апрельский мёд – рапсовый. Его мы качали в мае. Мёд бывает монофлерный (получаемый преимущественно с одного растения-медоноса) и полифлерный (собираемый пчёлами с разных видов растений). Майский мёд, а также люцерновый мёд – монофлерный, а мёд с цветков разнотравья – полифлерный.

Если в прошлом году мы ещё как-то «проскочили», то 2020-й год выявился совсем тяжёлым. В этом году не было раннего медоноса. Источники майского мёда – акация и гледичия – дали совсем мало нектара. Холод и дожди помешали пчёлам потрудиться на этих деревьях. Рапса не было. Исчезло животноводство, для которого сеяли травы, а значит, нет пастбищных медоносов — того же эспарцета.

Одним словом, майского мёда мы не получили ни капли. Подобная ситуация наблюдается и в других уголках Украины – коллеги из Винницы сообщили мне: «Весняного меду немає».

Поэтому, если вам на рынке предложат «майский мёд», не верьте! Иные горе-пчеловоды весной в избытке кормили пчелу сахаром и теперь этот переработанный ею сахар они сбывают как «мёд». Естественное производство мёда насекомым – совершенно иной процесс: пчела целый день собирает нектар с тысяч цветов, по дороге в улей добавляет в него ферменты и другие ценные вещества…

На прошлой неделе мы разместили ульи возле полей с подсолнечником. Там, где мы стоим, вырос уже целый «город» из ульев — посъезжались пасечники отовсюду. Вот к чему привела весенняя засуха!

И всё-таки, надеемся получить немного мёда от подсолнечника. При этом мы обязаны подумать о том, что оставим пчёлам на зиму – нужно успеть заготовить мёд и от других растений-медоносов. В зимнюю медовую подкормку мы добавляем сахар, который легко усваивается пчелиным организмом.

Рабочая пчела в сезон живёт лишь 24-26 дней, особенно когда трудится на подсолнухе, – слишком быстро изнашивается её организм. Она неустанно собирает запасы мёда на зиму, но не ей суждено будет их есть: это пища для потомков. Зимой насекомые собираются между рамками в клубок и впадают в спячку. В таком пчелином клубке всю зиму сохраняется температура 36,6 градуса. Насекомые, сидящие снаружи клубка, время от времени переползают в середину, чтобы поесть, погреться и вновь вернуться на периферию. В таком неспешном процессе сонная пчелиная семья доживает до весны…

Этой весной, кроме отсутствия раннего медоноса, случилась другая природная аномалия: птица щурка (пчелоедка), которая обычно кочевала дальше на север, задержалась у нас из-за того, что в северных регионах сохранялась холодная погода. Щурка выела процентов тридцать наших пчёл. Это происходило весной, когда мы стараемся нарастить массу пчелиных семей, усилить их…

Не могу не упомянуть и наших аграриев. Есть ответственные, добросовестные фермеры, которые загодя предупреждают о предстоящем опрыскивании поля, и мы успеваем перевезти ульи подальше от места химической обработки. Пчела — не корова, мы не можем привязать её и запретить ей вылетать на опрысканные ядом поля. Поэтому очень важно, чтобы земледельцы заранее предупреждали пчеловода о любых химических обработках!

Иному бедному фермеру приходится быть и «председателем», и трактористом, и бухгалтером в одном лице, да и агрономической службы в его хозяйстве нет. Слишком часто такие люди хотят «выиграть большую войну малой кровью»: ищут химикаты подешевле, а потом обрабатывают ими свои поля, не предупредив пчеловода. Приезжаем на пасеку — а пчёлы лежат мертвые…

Можно, конечно, в суд подать, но тогда потребуется провести процедуры подсчёта ущерба, потратить время и деньги. Хлопотно!

У нашего бизнеса сегодня «волчье лицо»: многим хотелось бы подешевле скупить тот же мёд и продать подороже. Пытаются выкручивать руки пчеловоду, но и мы не лыком шиты. В отличие от молока, мёд не скоропортящийся продукт — производитель лучше придержит свой товар, чтобы не отдавать за копейки.

Пчела — «як мала дитина»: вчера к ней было рано идти, а завтра уже поздно. Все операции на пасеке требуется производить грамотно и своевременно.

И в нашем регионе, и в Украине в целом пчеловод нуждается в государственной поддержке. Я помню время, когда на каждую пчелосемью Кабмин давал дотации. Надо было зарегистрироваться, иметь паспорт пасеки, доказать что у тебя столько-то семей.

В этом году пообещали по 200 гривен за пчелосемью, только я не слышал о том, что их кто-либо получил…

Хотелось бы напомнить, что мёд — «эликсир жизни», который покупают детям, старикам, больным людям. В пчеловодстве нет ничего, что не приносило бы пользу человеку — даже подмор (умершие пчёлы) применяется в медицине. Апитерапия, лечение продуктами пчеловодства — отдельная отрасль.

Пчёлы сопровождают меня с детства, когда я помогал отцу на пасеке. Всем, кого мне приходилось обучать пчеловодству, я говорил: пасека начинается с увлечения пчёлами, нельзя ставить прибыль во главу угла. В первую очередь нужно полюбить этих умных, высокоорганизованных насекомых, понести затраты, а выгода придёт со временем. Желаю всем молодым людям увлечься этим благородным занятием!

От редакции: печально наблюдать, как сельские труженики оказываются «между молотом и наковальней»: с одной стороны, им «ставит подножку» неблагоприятный климат, а с другой, они вынуждены терпеть урон от действий недобросовестных фермеров и перекупщиков. В который раз вспоминается очевидное: один в поле не воин, а нашим пчеловодам как раз не хватает сплочённости и совместного действия ради защиты своих интересов. Будь у них доступная юридическая служба, разве посмел бы кто-либо безнаказанно травить пчелиное «поголовье»?! Если бы имелась торговая кооперация пчеловодов, разве не проще им было бы устроить прямой сбыт своего лечебного продукта покупателю, минуя алчного скупщика? Перед сельскими хозяевами неминуемо встаёт та же задача, что и перед всем нашим обществом – консолидироваться и учиться сотрудничать.